У Вики Ершовой, мамы двоих детей, сколиоз 4 степени. Ей тяжело ходить и дышать. Операция – ее единственная надежда на улучшение.

Фото: Дмитрий Алимкин

Когда бомбят, нужно прятаться в ванной. В Краматорске это поняли сразу. В ванной – много стен: с одной стороны — стена туалета, с другой – стена комнаты, с третьей – наружная стена. Тогда есть шанс выжить. А обычную комнату разбомбят в два счета.

Страшнее всего было в 2014-м. Вика с ужасом вспоминает, как с мужем и свекровью не успевали добежать до бомбоубежища. Их-то этаж – последний. Попади снаряд на крышу – разнесет и квартиру. Вдруг на первом этаже открылась дверь, и соседка вынесла ключ от пустующей квартиры. Следующие шесть часов Вика с родными просидела в чужой ванной комнате. Вика лежала в ванне. У нее сколиоз, инвалидность. Она вообще не может долго сидеть.

Потом война в Краматорске кончилась. Но не для Вики. Началась ее личная война. Война со сколиозом. Тогда она только набирала обороты. Сегодня сколиоз Вику почти победил. Спину согнуло под углом 122 градуса.

Сколиоз гнет Викину спину, буквально тащит ее вниз. Она при каждом движении изо всех сил старается распрямиться. На это уходят все силы. Но если не распрямляться – тяжело ходить, дышать. Скрученный позвоночник сдавливает внутренние органы, ухудшает кровообращение, провоцирует кислородную недостаточность.

Фото из семейного архива Вики

«Я вот борщ сварю – после этого мне нужно полдня лежать. А лягу – и мысли одолевают: «Хоть бы не парализовало… Что будет с детьми…»

Лежать Вике в жизни приходилось много. Все школьные годы Вика провела лежа. В специальной школе для сколиозников. Тогда считалось, что сколиоз можно остановить, если все время лежать. Вика часто плакала. Ей хотелось домой, хотелось хотя бы домашнее задание делать так, как ей самой удобно. Но нет. Утром нужно было лежать, чтобы слушать уроки, а вечером – лежать, чтоб делать домашнее задание. Выбора не было.

У нее и сейчас нет выбора. Боль усиливается с каждым днем. Защемленный нерв пронзает, как током. Только операция сможет улучшить ее самочувствие. В Украине такие операции не делают. В Москве в ЦИТО имени Н.Н.Приорова – делают. Доктор Колесов готов установить Вике 24-винтовой имплантат. Но он не может сделать это бесплатно: Вика не гражданка РФ.

Фото: Дмитрий Алимкин

Остается собирать деньги на оплату операции. Все Викины доходы в пересчете на рубли составляют 14 000 рублей. Викина мама устроилась работать кассиром в Польше. Все ж не 7 000 рублей, как в Краматорске, получится, а 15 000 – если пересчитать на рубли.

А стоимость операции – 1 244 814 рублей.

Из них 530 000 рублей (стоимость системы фиксации позвоночника Zimmer) Вика взялась собрать с помощью друзей и соцсетей. Ей уже почти удалось это сделать.

Но еще 714 814 рублей (стоимость необходимых обследований и самой операции) ей не собрать. Поможем Вике вместе?

Просьба опубликована 10.02.2020