Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

«Если бы можно было лежать, прикованной к кровати, но жить, я бы согласилась», – говорит Анжела, страдающая острым лейкозом. Совместно с фондом «Предание» необходимая сумма собрана.

«Если бы можно было лежать, прикованной к кровати, но жить, я бы согласилась», – говорит Анжела Чанкветадзе, страдающая острым лейкозом. Спасти девушку можно. Всем миром.

Анжела Чанкветадзе

«Я верю, мы справимся», – говорит Анжела в последнее время все чаще. Когда все рушится, и отчаяние читается в глазах родителей, все равно остается надежда.

Анжела заболела белокровием с 18 лет, только школу тогда закончила. Усталость, головные боли мучили так, что мама строго сказала: «Завтра к врачу, никаких экзаменов». Когда стали известны результаты обследований, медсестра ничего не сказала девушке, а побежала бегом к ее родителям: «Спасайте дочку!».

И началось хождение по мукам: поиск денег, дорогие лекарства, больницы. После прохождения нескольких курсов лечения гормональными препаратами Анжела пополнела, но осталась все такой же улыбчивой и… да, жизнерадостной. Жизнь она стала любить и ценить намного больше, чем когда была здоровой. Радуется каждой весне, каждому солнечному утру. Любит рано вставать и смотреть в окно, раньше все не до этого было. В больницах лежит месяцами, но ни разу не сказала, что ей это уже надоело: «Если бы можно было лежать, прикованной к кровати, но жить, я бы согласилась», – сказала она. Таблетки, уколы, многочасовые капельницы – все без вздохов и ропота, только бы жить.

Девушке сейчас 26 лет, она знает, что такое беспрерывная мучительная боль, знает, как теряет голос от плача ее мама, а отец одними губами говорит: «Держись, дочка». Она и держится, и верит. Молитвослов из рук не выпускает, а когда особенно тяжело, говорит так, будто просит: «Господь не оставит».

Вот сейчас, после долгой ремиссии, вдруг стало совсем плохо. Острый рецидив мучает Анжелу. Она страдает, но утешает родителей и говорит, что выход будет. Выход для Анжелы – срочная трансплантация костного мозга. Срочная – это значит, что спасти можно, если очень постараться многим-многим людям, кому эта улыбчивая девушка покажется родной.

Ситуация с трансплантацией у Анжелы такая же, как и у некоторых наших подопечных, о которых мы писали в предыдущих просьбах о помощи: костный мозг родственников не подходит, родственного донора берется подыскать клиника им Штефана Марша в Германии, где находится Международный реестр доноров костного мозга. Семье выставлен счет на 18 000 евро.

6 000 евро семье удалось собрать, а остальную сумму в 12 000 евро взять пожилым родителям Анжелы просто неоткуда, а деньги нужны срочно.

Семья Чанкветадзе ради лечения дочки переехала из Ставропольского края в Подмосковье, снимают плохонькую квартирку, отец Анжелы – бывший военнослужащий. Он особенно места себе не находит, переживая за дочку: «Ведь вы поможете, правда?», – умоляет он.

Поможем, друзья?

Объявляем срочный сбор помощи в 486 000 рублей (12 000 евро по курсу ЦБ) для Анжелы, которая верит в нас.