Ирине Трошкиной из Павловского Посада — 51. Коляска, на которой она передвигается, пришла в негодность. Нужна новая

Ирину постоянно сопровождает боль. 40 раз в минуту у Ирины случаются прострелы в ногах – спазмы, от которых хочется кричать.

«Я начала пить обезболивающие, они заглушают боль, но я все равно ее чувствую», — делится Ирина.

Коляска, на которой она передвигается, эту боль усиливает. У Ирины плохо действует правая рука, а коляска тяжелая, на пальцах остаются мозоли. Тормоз находится выше сиденья, когда она садится в коляску, задевает его ногой – появляются синяки на бедрах.

«Ее много раз ремонтировали – меняли колеса, подшипники, но она продолжает ломаться, ткань уже вся отклеилась», — добавляет Ирина.

Мольберт для Ирины как щит. За ним она чувствует себя в безопасности. Берет кисточку, наносит голубые мазки на холст. Наверное, это будет небо.

В 2007 году Ирина попала в автомобильную аварию. Сидела рядом с водителем, была не пристегнута. Основной удар пришелся на нее – она потеряла сознание. Ближайшая больница была в Ногинске, туда ее и отвезли. Позвоночник был весь раздроблен, поврежден спинной мозг, сотрясение мозга и множественные переломы. Начался отек легких, в любой момент она могла умереть. Ирину транспортировали в Москву. Первое время она никого не узнавала, даже маму и детей.

«Операцию сделали только спустя месяц после травмы – ее нужно было делать сразу, но тогда бы я ее не перенесла, — объясняет Ирина. – В грудной части позвоночника установили титановую пластину, операция была сложная, длилась 12 часов».

Полгода она провела в больнице и еще полгода – в военном клиническом госпитале им.Н.Н.Бурденко.

«Меня пытались научить ползать, ставили на ноги, но я тут же падала, — вспоминает Ирина. — Я начала понимать, что уже не смогу ходить, все время плакала».

Каждую неделю ее причащал духовник отец Александр, подбадривал, приносил сладости. А потом предложил: «Давай ты будешь заниматься с детьми». Ирина стала вести занятия по рисованию в воскресной школе. И ведет их уже 10 лет.

Она все делает на коляске – чистит зубы, гладит, стирает.

«Встала, заправила постель, пойду пироги печь, — весело говорит Ирина. — Я не могу сидеть дома, многие удивляются, что я такая активная и все время улыбаюсь, но я не чувствую себя инвалидом, я – не инвалид, я – девушка на коляске».

Для того, чтобы она могла оставаться мобильной, нужна коляска активного типа, которая бы подходила под ее индивидуальные особенности. Такую коляску подобрал нейрохирург из госпиталя им. Н.Н.Бурденко. Стоимость коляски активного типа Kuschall KSL со всей необходимой комплектацией – 460 000 рублей.

Ирина живет на пенсию по инвалидности – 16 300 рублей в месяц. Сыновья живут отдельно – у старшего своя семья и двое детей, младший только начал работать и сам нуждается в поддержке. С мужем развелись еще до аварии.

Ирина может получить коляску бесплатно, но не активную, а самую обычную. Но на такой коляске она не сможет ездить сама — правая рука практически не действует, а коляска тяжелая.

«Ноги поставить некуда, там всего две железки, коляска не складывается – в машине не перевезешь. И самое главное – я не смогу в ней даже сидеть, — говорит Ирина. — Мышцы слабые, спину не держат. Без специализированной спинки и подушки будут образовываться пролежни».

Ирина — член международного художественного фонда России, лауреат премии Филантроп 2016 года, была награждена статуэткой НИКА на первых Международных Парадельфийских играх. Ее работы находятся в частных коллекциях в России, Германии, Италии, Америки, Китая. Ирину приглашают в разные страны для участия в выставках – но пока ей трудно даже передвигаться по дому.

От болей она прячется за щитом – мольбертом. Берет длинную кисточку и наносит мазки. Наверное, это будет небо.

Ирине очень нужна коляска, которая поможет ей жить без боли.

Опубликовано 5.11.2019

Фото: Павел Смертин