У 7-летнего Максима Кочмина ДЦП. Даже держать самостоятельно ложку для него сложная задача. Помочь ему в этом может только педагог по социально-бытовой адаптации.

У Макса тяжелая стадия ДЦП. Это такая стадия, при которой большинство качает головой: «Бедный мальчик, его жизнь приговорена, вам бы дома сидеть или лежать». Ну да, почти слепой, почти не двигается, почти не говорит. Можно плакать. А можно действовать. Любознательность, энергия у этих детей ведь никуда не исчезают. И как лежать, если можно хоть что-то попробовать? Родители Максимки решили попробовать отвести сына в «Елизаветинский сад» (это развивающий центр при Марфо-Мариинской обители для детей с тяжелой и средней стадией ДЦП, то есть тех, которых из-за тяжести состояния в основном никуда не берут), и ни дня не пожалели об этом. На глазах сын другим становится. Живой, эмоциональный, реагирует на просьбы, знает сказки, подает чашку маме, если она просит воды, а недавно, когда ему завязывали шнурки на ботинках, четко сказал: «Я сам».

«Это наш Максим?» — с удивлением спросила бабушка, которая недавно приехала навестить внука. Да, это тот самый «безнадежный» мальчик. Он не стал здоровым. Он просто никогда не был настолько больным, чтобы грамотные педагоги по развитию не помогли ему.

В каждом, даже очень тяжелом, ребенке спят нереализованные возможности. Его функционал. Функционал этот можно разбудить индивидуальным подходом. Это ювелирная работа. Долгая. Тяжелая. Но плоды того стоят: ребенок начинает держать в руках ложку, самостоятельно есть, пить из чашки. А это значит, что он становится на шаг ближе к самостоятельной жизни. Это называется социальной адаптацией. И педагоги по социально-бытовой адаптации — это люди, помогающие особенно тяжелым детям быть максимально приспособленными к жизни.

У Максимки очень плохое зрение, он привык больше полагаться на слух и тактильные ощущения. Мальчик постоянно касается предметов и именно так понимает, что это, какой формы, гладкое или шершавое. Ему трудно одеваться, доносить ложку до рта, садиться на горшок. Занятия в «Елизаветинском саду» очень помогают ему ориентироваться в пространстве: например, находить, где у одежды рукава и штанины. Сейчас педагог учит его обходиться без памперсов, сообщать о желании сходить в туалет. Сложная и необходимая задача для Максима, без помощи специалиста тут не обойтись.

Детям Елизаветинского сада очень нужен педагог социально-
бытовой реабилитации. Навыки, которым обучит детей такой специалист — их пропуск в обычный мир. Но Елизаветинский сад — некоммерческая организация, существует на пожертвования. Поэтому мы объявляем сбор средств на оплату работы специалиста в течение 7 месяцев для Максимки и других детей. К сбору — 290 283 рублей. Просим откликнуться!

Опубликовано 31 июля 2018 года