Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Вот уже несколько лет многодетная семья Тоцких живет в аварийной квартире без элементарных удобств. Власти не собираются предоставлять им новое жилье, а хотят забрать их приемных детей в детдом Просьба закрыта. Спасибо!

Есть в нашей стране дома, которые называют «призраками». Все как один из почерневшего от времени дерева, как правило – двухэтажные, с покосившимися балконами и треснувшими рамами. Дом, в котором находится квартира многодетной семьи Тоцких, из тех самых, «призрачных», — без газа, канализации и других минимальных удобств. Первые жильцы заселялись сюда почти два поколения назад, когда жить без самых необходимых достижений цивилизации считалось нормой. Ко всему, несколько лет назад все 22 семьи этого старого дома лишились отопления. Произошла серьезная авария, устранять которую, как посчитала администрация села, не имело смысла в такой развалюхе. Однако, никакого жилья взамен людям не предоставили. Живите уж, как хотите, выживайте-доживайте – и сняли дом с городского баланса. Нет дома – нет проблемы. А жильцы остались, и их дети год за годом выглядывают в мутные окна, с любопытством разглядывая прохожих и дома напротив – добротные, кирпичные, крепкие.

У Натальи с мужем шестеро детей: трое своих и трое приемных. Когда наступает зима – их маленькую квартирку заполоняют несколько больших обогревателей, дети привычно натягивают теплые колготки, шерстяные носки и ждут. Ждут весны и известий о том, что, наконец, подошла их очередь. Слово «очередь» умеет говорить даже самый младший член семьи, потому что его очень часто повторяют родители. Очередь на жилье, в которой семья Тоцких далеко не в хвосте, не двигается уже много лет, она застыла. «Не беда, — думала Наталья, — будем ждать, дождемся, мы терпеливые», пока однажды к ним в двери не постучали представители органов опеки. «Я-то, глупая, сначала обрадовалась, — вспоминает Наталья, — думаю, помогут, расскажут администрации, как мы тут в холоде восемь человек в 32 метрах живем. Может, посодействуют, чтобы очередь сдвинулась с мертвой точки». Но официальные лица пришли за тем, чтобы сделать семье Тоцких предупреждение: если в ближайшее время их жилищная проблема не будет решена – приемных детей заберут в детский дом. «На тот момент, когда мы брали деток, главным требованием было наличие полной семьи и жилья. Все. Про метраж ничего не говорили, а отопление тогда работало. Да мы и не переживали особо, знали, что вот-вот получим новое жилье, но первые дети наши уже почти выросли – а квартиры все нет, — рассказывает Наталья. — Мы куда только не обращались, и к депутату, и к самому президенту – тишина. Но я поняла, что жить так невозможно. В квартире даже летом пахнет сыростью, дети стали часто болеть. У меня зимой дом потихоньку превращается в аптеку, везде ингаляторы, лампы кварцевые. Как могу – лечу детей. Если даже не болеют, то все равно я «на страже», делаю им профилактику. А потом мы решили больше не ждать, и на материнский капитал после рождения шестого ребенка купили дом».

Однако то, что Тоцкие купили, – домом назвать крайне сложно. То есть все было, как положено, маленький деревянный сельский домик в две комнаты. Наталью радовали сотки земли, на которых можно устроить огород, заводить живность и пристраиваться, когда появится возможность. Это был единственный в округе дом, на который семье хватило денег. Ровно 350 тысяч рублей, весь материнский капитал, перечислили безналичным расчетом продавцу, денег этих сами даже в руках не держали. «Мы конечно не рассчитывали за такую цену на что-то монументальное, — рассказывает Наталья, — но когда муж решил в «новом» доме выровнять полы и поднял доски, мы поняли, что дом насквозь прогнил, весь». Пришлось сносить пол и стены, остался только сруб, фундамент и гнилая крыша, которую тоже надо будет сносить. Многодетной семье предстоит осилить глобальную стройку, на которую им вряд ли когда-то удастся собрать денег. Угрожающие приходы сотрудников органов опеки стали учащаться. «Когда я со слезами на глазах рассказала нашу ситуацию очередному соцработнику, ода сказала: «Мне вас, честно, жаль, но войдите в мое положение, с меня же отчеты требуют». Вот так, мы должны входить в положение этих людей. Я готова войти в их положение, но пусть и они нас хоть чуть-чуть пощадят, — говорит Наталья, — ведь неужели не видят, что детки наши – ухоженные, чистенькие и очень счастливые с нами. Пусть в дневники заглянут – все хорошо учатся, и живем мы дружно, хоть и в тесных холодных стенах».
Глава семьи работает везде, где можно найти работу в глухом селе, в котором процветает тотальная безработица со времен закрытия колхозов. Как правило – это калымные подработки на стройках. Работодатели уважают его за умение много трудиться и быть всегда трезвым. Редко встречаются непьющие мужчины в русских селах, но Николаю не приходят и мысли такие в голову, потому что дома его с нетерпением ждут шестеро детей, для которых он и работает. Только заработанных денег едва хватает, чтобы прожить от зарплаты до зарплаты.
В конце нашего разговора Наталья добавляет: «Бывает, смотрю я на детей своих, на мужа, и думаю: а ведь я счастливая. Правда, несмотря ни на что. И каждый раз, когда опускаются руки и приходит дикая усталость от всех передряг, я говорю себе, что мы все преодолеем, что когда-нибудь я забуду об этих суровых днях, как о страшном сне, главное – нам быть вместе. Когда-нибудь я перестану вздрагивать от настойчивого стука в дверь и слов: «Откройте – опека». И когда перепуганные дети прижимаются ко мне, хочется сказать, что не нужно нас так уж опекать, без такой заботы мы проживем».

Семья Тоцких очень просит помочь им осилить стройку. Самое необходимое – это купить брусья, 110 брусьев по 680 рублей каждый. Общая сумма – 74 800 рублей.
Получается, что сумма эта – цена не за брусья, а за детей, которые очень хотят жить в своей, уже давно ставшей родной, семье.

Елена ВЕРБЕНИНА

Дорогие друзья! Если вы готовы оказать помощь многодетной семье Николая и Натальи Тоцких, то, пожалуйста, обращайтесь в Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению по телефону: (495) 911-06 -79.

РОО «Милосердие» также будет собирать деньги по этой просьбе. Вы можете воспользоваться удобным вам вариантом платежа. Напоминаем, что, если вы переводите адресное пожертвование на счет «Милосердия», вам следует после этого связаться с Синодальным отделом по телефону (495) 911-06-79 или е-mail: help@diaconia.ru и уточнить, кому именно переведены деньги. Спаси Господи!