Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

В реабилитационный центр Богдан Гелетей приехал в инвалидной коляске, но уже через неделю начал ходить. Врачи не исключают, что со временем он сможет и бегать, и прыгать.

Богдан живет с мамой в Подмосковье, сейчас ему 13, а заболел мальчик в 5 лет.

— Вдруг стал плохо ходить, — рассказывает Анастасия Гелетей. — Никто не мог понять – что с ребенком? Сделали МРТ и нашли опухоль среднего мозга. Доброкачественную. Ее название: пилоидная астроцитома. Врачи посоветовали не удалять опухоль, а поставить дренаж для оттока церебральной жидкости мозга. Эту операцию (а потом еще восемь) сыну сделали в Центре нейрохирургии имени Бурденко.

Между первой и второй операциями прошло 5 лет. Почти все это время мальчик чувствовал себя вполне сносно. Однако к 2014 году опухоль разрослась и дала метастазы.

— Да, вы такого не найдете ни в одном медицинском справочнике, — со знанием дела рассказывает мама мальчика. – От доброкачественной опухоли пошли метастазы. В январе 2015 года сына прооперировали — удалили и опухоль, и метастазы. А через неделю Богдану сделали еще одну операцию — имплантировали вентрикуло-перитонеальный шунт (это такой метод лечения гидроцефалии). Собственно, с шунтами и связаны все последующие операции.

В 2016 году была проведена ревизия шунта, после чего заменили и катетер, и всю систему. Тогда же был удален спинальный метастаз. После той операции у Богдана перестала работать левая рука – повисла как плеть. Видимо, задели какой-то нерв.

Но самым трудным для Богдана и его мамы оказался нынешний, 2018 год. В феврале состояние мальчика сильно ухудшилось — он перестал ходить без посторонней помощи. Причина — проявления сирингомиелии (образование патологических полостей в спинном мозге). В марте ему сделали операцию – по имплантации сиринго-плеврального шунта. После этого наблюдалось улучшение – Богдан стал ходить самостоятельно. Однако через месяц, в апреле, ему опять стало хуже – развилась слабость в ногах, не позволяющая ходить, появились боли. Была проведена ревизия шунта, снова поменяли катетер.

Вот в таком тяжелом состоянии, да еще в глубокой депрессии от всего, что с ним происходит, и привезли Богдана на инвалидной коляске в реабилитационный центр «Три сестры». А дальше, утверждает его мама, начались чудеса.

— Ребенка там гоняли как в армии, — говорит она. — Совсем молодой врач с ним занимался, видимо, сразу после института, вот он сына и гонял. Что они только ни делали – и отжимались, и ползали… Какие-то методики интересные у этого врача. В общем, через неделю у нас забрали инвалидную коляску. Богдан хоть и вис на мне, но стал ходить, даже самостоятельно 2-3 шага может делать. А рука?! Два года неподвижности, хирурги сказали: забудьте, она уже никогда не заработает. А тут… За курс рука не просто зашевелилась: Богдан теперь может брать какие-то предметы. Конечно, и настроение у сына сразу изменилось – увидел, что не безнадежен, что есть хорошие перспективы. Да и психологи с ним поработали, настроили на правильную волну. В общем, результат просто потрясающий!

Эмоции мамы Богдана понятны – женщина не нарадуется, что у сына такой прогресс. А вот мнение сотрудников реабилитационного центра: «После курса реабилитации у Богдана очень хорошая динамика. Когда он заехал к нам, он не мог самостоятельно одеваться, раздеваться, был тремор в руках, он был в сильной депрессии, самостоятельно вообще не ходил. При выписке Богдан уже ходил по центру самостоятельно несколько метров, научился выполнять утреннюю гигиену. Научился вставать с кровати из положения лежа в положение сидя, из положения сидя — вставать. Его эмоциональное состояние заметно улучшилось. Необходимо продолжать занятия. Нужно зафиксировать полученные положительные результаты и дальше работать над ходьбой, продолжать разрабатывать руку. Конечно, если есть такая возможность».

А вот возможности как раз нет. Весь бюджет этой маленькой семьи состоит из пенсии Богдана (13 947 рублей) и пособия по уходу за ребенком-инвалидом (5 500 рублей), которое получает мама. Между тем курс реабилитации в «Трех сестрах» стоит 350 700 рублей. Сюда входят индивидуальные занятия с физическим терапевтом и с эрготерапевтом,
гидрокинезотерапия, массаж, нейропсихологическая коррекция и другие процедуры. Кстати, на первый курс деньги собирал Благотворительный фонд «Предание». Теперь мама Богдана обратилась за помощью к нам с вами. Поможем?

Фото: диакон Андрей Радкевич

Опубликовано 10.07.2018 года