Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Мальчик привык терпеть голод, терпеть, когда хочется в туалет, пить или просто повернуться на другой бок. Ночью не спит вся семья, потому что от болей в спине мальчик стонет, и все время просит повернуть его. Просьба закрыта. Спасибо!

В одном старом московском домике, ждущем капитального ремонта, живет подросток по имени Пашка – так он назвал себя при знакомстве. Пашке 14 лет, но он живет не такой жизнью, как большинство подростков. Целыми днями мальчик лежит на диване. Он хотел бы встать и ходить, но не может.

У Паши редкое наследственное нервно-мышечное заболевание, миодистрофия Дюшена. Когда-то, несколько лет назад, он мог ходить, бегать и прыгать, как все дети. Но потом вдруг отказали ноги – первыми. Тогда он стал передвигаться на руках и надеялся на выздоровление. Теперь он может шевелить только пальцами рук и уже не надеется пойти.

Иногда ему удается самому поесть и даже порисовать. Рисует он только скелеты и не хочет говорить об этом – мысли о смерти невеселые. Он не брошенный ребенок, у него есть мама и папа, которые его очень любят и заботятся о нем, но они работают до позднего вечера. Мальчик привык терпеть голод, терпеть, когда хочется в туалет, пить или просто повернуться на другой бок. Ночью не спит вся семья, потому что от болей в спине мальчик стонет, и все время просит повернуть его.

Начиналось у этой семьи все совсем по-другому. Несколько лет назад два бывших детдомовца создали семью и стали жить в Молдавии своим домом. Муж Игорь зарабатывал деньги, кормил всех. Жена Вика следила за домом и растила сыновей-погодков. В одночасье пришла беда: сгорел дом. Старший сын забился в судорогах и перестал ходить. При обследовании выяснился страшный диагноз. Мыкались с детьми по чужим домам, все заработанные деньги стали уходить на оплату жилья. Жили в страхе за завтрашний день: будут ли деньги на еду? Часто не было. Голодали. Трудно найти работу в тех краях. Государство мало чем могло помочь. Поехали в Москву на заработки. Тут устроились дворниками. Работают теперь с утра до глубокой ночи, но дети счастливы: в доме еда каждый день! А папа Игорь дома есть не может. Как увидит беспомощного сына, так и льются у него из глаз слезы. Ни есть, ни жить не хочется. Российское государство тоже помочь ничем не может – нет у Паши нашего гражданства. Вернуться обратно – обречь детей на голод. Да и там помощи ждать не от кого. Мама Вика смиренно несет свой крест и плачет от любого проявления внимания к ее ребенку. Как мать, она делает все, что возможно. В комнате у них чисто, дети ухожены, накормлены. Младший сын тоже не подростковыми интересами живет: он помогает, как может, ухаживать за братом. Держится. Терпит. Но однажды вдруг спрашивает: «Зачем вы меня родили?»

А за окном – обычная московская жизнь, зелень, цветы и голубизна неба. Жаль, что Пашка не может этого видеть. Окно его комнаты заколочено фанерой, а прогулочной коляски нет. Специальная электрическая коляска, с которой он мог бы справиться, и наконец-то прокатиться и по квартире, и даже по улице, очень дорогая. Она стоит 185 383 рубля. Но как бы поменялась жизнь ребенка, если бы она у него появилась! А он ведь пока так мало видел в своей жизни хорошего и интересного…

Друзья, давайте поможем Паше. Кроме нас, это сделать некому. Объявляем ко сбору 185 383 рубля.