Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Маме маленького Фархода нужна помощь сиделки! Он лежачий из-за ДЦП и эпилепсии

50 000 рублей. Это неплохая зарплата для приезжей женщины. Согдиане 30, она в разводе, и очень дорожит своей работой, благодаря которой она может оплатить комнату и растить двоих детей. Хорошая работа в небольшом кафе. Почти без выходных, тяжелая, но с человечным начальником, который понимает ее ситуацию.

А ситуация такая, что 50 000 — это почти ничто, когда трехлетний сын — тяжёлый инвалид. Лекарства, средства по уходу — этому нет конца. И живет Согдиана с маленькими детьми в съемной комнате в коммуналке, за которую нужно отдать ползарплаты, 25 000 рублей.

Согдиана и ее дети — граждане Узбекистана. 12 лет назад девушка приехала в Москву, вышла замуж, родила детей, а после рождения Фархода осталась одна. Без жилья и помощи.

У Фархода тяжёлая форма ДЦП, эпилепсия, мальчик лежачий, за ним
требуется тщательный, беспрерывный уход.

«Можно я посмотрю, как там сын?», — спрашивает она у директора кафе, тот даёт согласие, и она бежит к дому через дорогу, где в крохотной комнате лежит ее мальчик. Поправит одеяло, обнимет — и обратно на работу. Потом из школы приходит первоклассница Надина, учит уроки и пытается помочь брату, когда его сводят судороги во время приступов.

Соседи по квартире все это терпят, но участвуют в жизни семьи редко. Пенсию по инвалидности сына Согдиана не получает, никаких льгот у нее нет. Даже подгузники покупает сама, потому что они — не граждане России.

Работает Согдиана с 7 утра до 11 вечера ежедневно. «Вообще-то, это посменная работа, но я сказала- дайте мне все смены, чтобы было не 25 000, а в два раза больше. Вот и работаю. Такая работа — удача. Для нас это большие деньги. Мне ещё маме хоть немного помочь надо, она в Ташкенте живет, пенсия у нее, если перевести на русские деньги, 500 рублей. А я у нее одна дочка», — рассказывает она.

Пока мы беседуем, Согдиану несколько раз окликают: «Быстрее, быстрее, работать надо!». И она бежит. На работу, с которой ей повезло.

А Фарходу нужна сиделка. Человек, который с ним всегда бы был рядом, кормил как полагается: часто и маленькими порциями измельчённой пищей, мыл, переворачивал, делал гимнастику, следил за дыханием и пульсом, вовремя давал нужные лекарства и иногда, может быть, покормил бы обедом семилетнюю Мадину.

Учитывая тяжело состояние мальчика, такие услуги стоят недёшево, 45 000 рублей в месяц. Мы объявляем сбор помощи на оплату сиделки для Фархода на год. За это время Согдиана попытается получить российское гражданство и оформить сыну инвалидность. К сбору — 540 000 рублей.

Ситуация трудная. Давайте поможем семье.

Фото: Павел Смертин

Опубликовано 9 июля 2019 года