Одна на миллион

Просьба закрыта. Спасибо! О результатах Вашей помощи Вы можете посмотреть тут
«Я не могла ни вздохнуть, ни сглотнуть, ни есть, ни пить, ни лежать… В пищеводе стоял постоянный ком слизи. “Спала” я сидя, лечь не могла – захлебнулась бы собственной слюной». Ей казалось, что жизнь кончена.<font color=red> Просьба закрыта. Спасибо!</font>
Собрано 100% из 76 100 руб.
Как расходуются средства

Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Тошнота – такая штука, чуть накатит – белый свет не мил, ни о чем другом думать не можешь. Теперь представьте, что это почти постоянно, и вы поймете, как живет Ирина Кузнецова из Волгограда. Плюс диарея, строжайшая диета, накатывающие дикие боли. У Ирины – очень редкое заболевание: ахалазия кардии. После операции ей необходимо подлечиться в профильном санатории.

«Ком в горле» – знакомое выражение, знакомое ощущение. Практически у каждого бывает, если сильно понервничать или испугаться. А теперь представьте, что этот ком отказывается исчезать – даже когда переживать не из-за чего и все страшное позади.

С Ириной Кузнецовой из Волгограда это случилось два года назад. Очень сильно заболела тогда мама. К счастью, все обошлось, мама выздоровела, а вот 39-летняя дочь…

«Я не могла, – вспоминает Ирина, – ни вздохнуть, ни сглотнуть, ни есть, ни пить, ни лежать, ни ходить… Пищевод сузился настолько, что не проходило ничего. Все, что пыталась принять, застревало, в нем стоял постоянный ком слизи. “Спала” я сидя – если это можно назвать сном, лечь не могла – захлебнулась бы собственной слюной. По 15-20 раз в день вызывала у себя рвоту, чтобы избавиться от невыносимого распирающего чувства».

Ей тогда казалось, что жизнь кончена. Женщина не верила, что кто-то может помочь ей. Каждое утро она просыпалась с мыслью: «Интересно, я сегодня уже умру или поживу до завтра?» Думала о себе отстраненно, как о ком-то чужом. И смерть не казалась такой уж ужасной на фоне этого тошнотворного состояния.

У него есть, как в конце концов оказалось, название. Заболевание Ирины называется ахалазия кардии (сужение отдела пищевода перед самым входом в желудок). Случается оно крайне редко – болеет один человек из миллиона. Ирина – по профессии медсестра – собирает информацию о своей болезни, ищет на форумах товарищей по несчастью.

«Нас там единицы, – рассказывает она. – Из России пока никого не удалось отыскать. Я одна. И все без исключения, даже жители европейских стран с передовой медициной, рассказывают, как сложно было поставить диагноз, найти специалиста, что взялся бы за столь срочную и необычную операцию».

Специалиста-хирурга ей найти удалось, в Москве. Операция длилась три с половиной часа. Пищевод обшили тканью желудка самой Ирины. Теперь все должно быть хорошо. Со временем. Пока до настоящего улучшения далеко. Собеседники на форумах рассказывают о том, как долго и сложно они возвращались к нормальной жизни после самых замечательных операций. Предупреждают и врачи: еще рано радоваться, нужно набраться сил и терпения. Восстановительный период долог и сложен.

Ирина уже убедилась в этом сама. Полтора года прошло после операции, а она лишь недавно смогла перейти с детского питания на «человеческую», как шутит, пищу. Да и шутить и улыбаться заново научилась тоже недавно… Но все равно есть все приходится протертое, разваренное, мелко нарезанное. Методом тыка ищет продукты, которые ей подходят. Нарвется на неподходящее – диарея на сутки обеспечена. Куда-то выйти, отправиться в гости – проблема. И ведь никому подробно о своих проблемах не расскажешь – стыдно. День может пройти нормально, а два других – в мучениях. «Иногда, особенно когда погода меняется, послеоперационные швы скручивают дикие спазмы, говорит она, – боль такая, что я завываю, в буквальном смысле слова вою от боли». Ирина не может нагнуться, не может поднимать тяжелое – все вызывает рвотный рефлекс. Тошнота, понос – это уже как образ жизни. А ведь тошнота – такая штука, чуть накатит – белый свет не мил, ни о чем другом думать не можешь, только бы избавиться. А теперь представьте, что это – почти постоянно.

Хорошо, что рядом – 15-летний сын, помощник, «моя гордость, моя опора, мое счастье», как говорит Ирина. Папа – инвалид Чернобыля, давно лежит, обезножел, мама-пенсионерка. Муж неведомо где скрывается от алиментов. Ирина, конечно, давно не работает: какая из нее сейчас медсестра? Работа-то тяжелая. Вот восстановится полностью, тогда и вернется в больницу, а пока даже думать страшно. Ходить, ездить в общественном транспорте – для нее все проблема.

Врачи говорят, что чтобы полностью восстановиться, ей необходимо полежать в хорошем профильном санатории. Нервы подлечить, желудок. Тогда и станет полегче. Окрепший организм уже быстрее пойдет на поправку. Подыскали подходящий санаторий: «АкваЛоо» в Сочи. Это не роскошь, это для нее необходимость. Для кого-то – полезный отдых, для Ирины Кузнецовой – необходимое, врачами прописанное лечение, возможность вспомнить, что такое жизнь без постоянной тошноты, накатывающей боли, строжайшей диеты… Стоит путевка 73 тысячи рублей. И на дорогу Ирине нужно еще 3100 рублей.

Итого: 76 100 рублей. Объявляем сбор средств.

Просьба опубликована: 30.05.2013
Как расходуются средства

Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Лента пожертвований
79 850 руб.
Коррекция / 30.05.2013, 12:12