Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

У 6-летнего Матвея Колодкина из Подмосковья ДЦП (IV уровень по шкале GMFCS). Научиться сидеть он сможет только при поддержке специалистов реабилитационного центра.

— А что.. этот.. костоправ, как там его… Василий… придет?

— Придет. Сказал – сейчас все поправит, потом Мотя своими ногами побежит.

— Ну да!

— А ты как думала? У Бобровых вон сын в болотную яму провалился, до смерти захлебнулся. Овощ овощем был. Василий его на ноги поставил. А Матюша – не овощ. У него интеллект сохранен. С ним еще легче будет.

Василий Петрович уверенно прошел в дом, разулся, помыл руки, привычными движениями пальцев пробежался по спине Матвея.

— Заниматься будем два месяца.

— А поможет?

— А вам что, Семаковы про меня ничего не говорили? Это же они вам дали мой телефон?

— Да… дали… Сказали: вы всех на ноги ставите. Это же не больно? У меня Мотя массажа всякого и процедур боится… Он после операции и больницы вообще не дает себя трогать.

Матвей не плакал. Он только каждый раз хитро улыбался, глядя на уверенного в себе дядю, будто скрывал от него свою тайну: «Неа, через два месяца я не буду ходить и даже не буду сидеть, буду вот также лежать».

Через два месяца Людмила, устав обременять своим присутствием родственников, подхватила Матвея и поехала из Мордовии обратно в свое родное Раменское. «Знаменитый» Василий Петрович ничем не помог, лишь проявил, как старую фотопленку, Людмилину собственную, не очень приятную, мысль – «может, Мотя никогда и не пойдет». Оставалось лишь ее закрепить. Но это уж слишком. Слишком больно.

— Я реально смотрю на вещи. А не сочиняю в своей голове, что все будет хорошо…

— То есть вы допускаете, что Матвей, может быть, самостоятельно никогда и не пойдет?

— Конечно. Допускаю.

— А бывает, что заглядываете в будущее и думаете: «так, Матвей будет на коляске, двери надо будет снять, косяки расширить…»

— Нет, ну зачем же думать о плохом! Я верю, что все будет хорошо!

Мы тоже верим, что все будет хорошо. Даже если Матвей не пойдет. Сейчас он может научиться сидеть и самостоятельно пить из бутылочки. Но только с профессиональной помощью. Ему нужен курс в Междисциплинарном центре детской реабилитации «МЦР Дети», который стоит 192 000 рублей.

Мама оплатить его не сможет. А мы вместе?

Просьба опубликована 13.01.2020