Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Восьмилетнюю москвичку Сашу Бутурлакину воспитывает прадедушка. Больше нет никого, кто мог бы взять на себя заботу о девочке. Прабабушка прикована к постели после инсульта. Нужна сиделка

Дорогие друзья! Мы продолжаем публиковать просьбы о помощи в рамках благотворительной программы Православной службы помощи «Милосердие» – «Сиделки», созданной для сбора средств на оплату сиделок для тяжелобольных детей и взрослых, нуждающихся в специальном уходе.

У программы «Сиделки» сейчас 37 подопечных в возрасте от 1,5 до 96 лет. Большинству из них требуется ежедневный уход, отсутствие которого может быстро привести к необратимым последствиям. Подробнее о Программе и её подопечных Вы можете прочитать здесь.

Сегодня мы познакомим вас с нашей новой подопечной семьей.

О Бутурлакиных кому рассказать – не поверят. Не может выпасть столько подряд несчастий на долю одной семьи. Девочку Сашу воспитывают не мама с папой и даже не бабушка с дедушкой, а прабабушка и прадедушка. Точнее, прадедушка: Анна Михайловна сейчас лежит, наполовину парализованная после второго инсульта. Ивану Яковлевичу 72 года, Саше – восемь. Между ними – несколько поколений. Часто и молодые родители с детьми общего языка найти не могут, а тут!.. А ведь еще надо приготовить, убраться, постирать. «Одежду купить – вы не представляете, какая проблема!» – восклицает он.

Саше хочется играть, гулять. Дедушке бывает тяжело, как он признается сам. «Молодых отцов – и тех не вижу на площадке, один я сижу!» — говорит Иван Яковлевич. Одну Сашу гулять отпускать боится. Девочка не очень здорова: с ножками проблема. Есть, конечно, у нее подружки, но случается, что старшие ребята обижают.

Летом как раз такое и случилось. Кто защитит ребенка? Прабабушка с прадедушкой – больше некому. Пошли разбираться, кто ее толкнул, откуда у девочки синяк и почему она плачет. «Не надо было ей туда ходить, – повторяет Иван Яковлевич. «Ей» – это супруге его, 77-летней Анне Михайловне. Не так давно оправилась после первого инсульта, а тут снова волнения, напряжения. – Да еще за трамваем зачем-то побежали, – не перестает сокрушаться он, – словно последний. А Анна Михайловна моя вдруг как-то вся осела, сползла на землю. С тех пор лежит. Вся правая сторона парализована».

Так и остался Иван Яковлевич с прикованной к постели супругой и маленькой правнучкой на руках. Мама девочки умерла год назад. Сердце. Не выдержала операции, на которую была вся надежда. Она умерла, а с Анной Михайловной случился тогда от горя первый инсульт. «Выходил я ее тогда, – говорит Иван Яковлевич. – Вместе пережили это горе. А сейчас все сложнее. Я уже чувствую, что не справляюсь сам, не по мне эта нагрузка».

Папа Сашеньки из дома ушел после того, как жены не стало. Так что остались из большой и когда-то дружной, веселой семьи только они с прадедом – старый да малый. Да больная прабабушка, которая и вернуться сама не может. «Она же у меня удивительный человек, — восклицает Иван Яковлевич, и тон его сразу становится другим: из уныло-обреченного – бодрым, радостным. – Она паспортисткой в ЖЭКе работала, а потом трамвай водила. В ЗАГСе браки заключала, и в конце концов стала учительницей труда в школе. И какой учительницей! К ней даже мальчишки просились, а она для девочек только преподавала».

Такая вот простая и очень непростая жизнь. Сейчас Анне Михайловне нужна сиделка. Муж ее просто сломается от такой нагрузки, да и не по плечу она ему.

Объявляем сбор средств. На полгода понадобится 300 000 рублей.