Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Артему Паршину из Алтайского края одиннадцать лет. Чтобы не погибнуть от простого кашля, ему нужен специальный аспиратор.

Артём Паршин живет с мамой в Алтайском крае. В соседней комнате живут бабушка и дедушка мамы, им 83 и 82 года. Когда мальчик был маленьким, Ирина оставляла Артёмку на дедушку и шла на работу. Николай Петрович любит правнука, но Артём об этом никогда не узнает. Время идёт не в пользу мальчика.

У него прогрессирующее генетическое заболевание — синдром Денди-Уокера, врождённая аномалия развития головного мозга с прогрессирующей гидроцефалией. Он был веселым, шустрым мальчиком. Постепенно ослеп, стал обездвиженным, даже руки не поднимаются, сильные приступы эпилепсии мучают по три-четыре раза в день. Артём ест через гастростому и… его как будто нет, есть только крики, когда больно и плохо. А это случается все чаще.

Конечно, Ирине пришлось оставить работу и не отходить от сына. Артёму одиннадцать, из них пять лет он прикован к кровати. «Когда-то, ещё не так давно, я его брала на руки, мы кружились с ним по комнате, он обнимал меня, хоть и не видел. Как хорошо было», — делится  Ирина. Сейчас ни на что никакой реакции. Только на боль. Артём вздрагивает и стонет. Значит, скоро опять приступ. И так каждый день. Дальше будет только хуже.

«Я жила раньше со своими родителями, но пришлось уйти. Я не могла смотреть, как они переживают. Эта болезнь подразумевает приступы агрессии, и когда Артём ещё мог шевелиться, он бил кулачками все, что рядом, и сам не понимал что с ним. А это болезнь, такие симптомы, что с этим сделаешь. Когда стал лежачим — стал просто кричать. Папа с мамой с ума сходили, это действительно тяжелее, чем физические нагрузки. И бабушку с дедушкой жалко, они стареют на глазах, когда видят, что с ним происходит, но все же морально покрепче оказались, чем мои родители, терпят. А я очень хочу жить одна. Чтобы не видеть глаза моих родственников, полные боли. Мы с Артемкой все выдержим, научимся справляться. Меня не мучают его крики, я сильная», —  рассказывает Ира.

Отец Артема, когда узнал диагноз ребёнка, попросил Иру отдать его в дом ребенка. Ира не согласилась. «Тогда забудь обо мне». И уехал в другой город. Женился. Родились дети. Счастлив. Однажды Ира написала ему, попросила оплатить половину суммы за коляску, чтобы Артёмку можно было вывозить на улицу. «Не порть мне жизнь. Меня для тебя нет», — был ответ. Ира не обижается: «Это же очень тяжело, знать, что где-то живет комок боли, которому постоянно что-то нужно. Мужчины любят побеждать».

Ира стала верующей. Ее и сына окружили чужие близкие люди. «Как же я неправильно раньше жила», — все сокрушается она. Голос добрый. Не печальный и не радостный. Тихий, глубокий, нежный.

Мальчик не может сам кашлять. Мокрота скапливается, а откашлять он ее не может. Хрипит и задыхается все больше. Ира боится: вдруг умрет?

Чтобы Артем не задохнулся, ему нужен инсуффлятор-аспиратор «COMFORT COUGH» с необходимыми принадлежностями и расходными материалами.

Мы хотим, чтобы Ире и Артемке стало легче, и объявляем сбор на сумму 429 000 рублей. Пусть это — капля в море их боли. Но если мы сделаем это, им на каплю будет легче.

Просьба опубликована 7.08.2019