Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Семен недавно научился глотать и плакать, за ним ухаживает пожилая мама. Чтобы облегчить уход, нужна медицинская кровать

Семену Щемелеву из Новосибирской области – 23. Последняя фотография на его странице в соцсети ВКонтакте сделана в апреле 2016 – он стоит за спиной у девушки со светлыми волосами, как бы оберегая ее, она кокетливо смотрит в кадр. И он смотрит в кадр, его взгляд – прямой и твердый – в упор.

Он еще не знает, что будет за этим кадром, спустя 2 месяца. Он еще не знает, что не сможет спасти свою девушку. И не сможет спасти себя.

Сейчас у него один глаз заклеен пластырем — левая часть тела парализована, и глаз не закрывается. Губы обмазаны зеленкой – прикусывает нижнюю губу. На голове – бандана, чтобы скрыть глубокие вмятины с двух сторон черепа.

Семен лежит, расправив руки, обложенный со всех сторон подушками. И постоянно сползает вниз, упираясь ногами в бортик кровати.

«Его нужно все время подтягивать. У меня уже все органы опустились вниз, постоянные боли в пояснице, Семен у нас крупный парень. Раньше мы держали 4 коров, и я в шутку говорила, что он у нас бычок, мы для него коров держим. Он мечтал стать массажистом, учился в медицинском училище, — рассказывает мама Лариса Нуруддиновна. — Он у нас младший, среднего сына убили 10 лет назад. Ему тогда было столько же, сколько сейчас Семену».

4 года назад Семен подружился с Настей. Ему было 19, ей – 15. Первая любовь, все время проводили вместе. В этот летний день они погрузили в багажник моторы для холодильника, чтобы перебрать их и, таким образом, подработать. За рулем был отец девушки, рядом с Семеном сидел его маленький племянник, который приехал погостить на каникулы. Он пристегнул племянника, сам – не пристегнулся.

«Папа, дай мне порулить, ты же обещал», — попросила Настя и отец пустил ее за руль. Машина мчалась с огромной скоростью, обогнала впереди идущую машину и вылетела в кювет.

«Настя не справилась с управлением. Машину начало сильно кувыркать, отец пытался развернуть ее, но лопнуло колесо, сын прикрыл собой внука, из багажника вылетел мотор и ударил Семена по голове. Если бы он ударил внука — его голова разлетелась бы как арбуз, — убеждена мама. – Семен вылетел через заднее окно. Настя вылетела через переднее. Она погибла».

Врачи сказали, что травмы Семена не совместимы с жизнью: открытая проникающая черепно-мозговая травма тяжелой степени, гематома справа, размозжение левого полушария головного мозга, перелом основания черепа, ушиб шейного отдела спинного мозга.

Ему сделали трепанацию черепа. Он дышал через аппарат ИВЛ, самостоятельно не ел, не фокусировал взгляд. Месяц он пролежал в реанимации и месяц в хирургическом отделении, а потом его выписали домой – умирать.

«Врачи даже этого не скрывали, они не верили, что он будет жить. 3 года я кормила его через зонд, но недавно он вышел из вегетативного состояния — научился глотать и даже плакать. Начал узнавать меня и папу, если заходит к нему отец, он начинает плакать, если я – успокаивается», — делится мама.

Чтобы Семена покормить, нужно его подтянуть и присадить. А также раз в несколько часов переворачивать, чтобы не образовались пролежни.

Чтобы облегчить маме уход за сыном, нужна медицинская функциональная кровать с электроприводом Met Realta. Это кровать, которая в нужный момент может стать креслом, ее можно опустить вниз или поднять наверх с помощью специальной кнопки. Также есть функция бокового переворачивания, которая поможет защитить Семена от пролежней.

Стоимость кровати 99 800 рублей. Семья живет в деревне, родители — пенсионеры. Отец старается подрабатывать – продает рыбу, но денег все равно не хватает.

«Ожидание заставляет сходить с ума, но желание дождаться заставляет жить», — последний статус на странице Семена во ВКонтакте. И так хочется, чтобы он дождался.

Опубликовано 4 марта 2020 года