У Муаззам – рак. Больше всего она боится, что ее дочь осиротеет, как когда-то она сама.

Муаззам с дочкой Рухшоной

В этом году Рухшона пошла в третий класс русскоязычной школы в небольшом поселке в Таджикистане. Муаззам Комилова и ее муж Анвар ждали рождения дочки целых шесть лет.

— Почему твоя мама здорова и все время с тобой, а моя болеет и никак не выздоровеет? – спрашивает Рухшона двоюродную сестру.

Семь лет назад Муаззам стала беспокоить непонятная шишка за ухом. Сильно похудела. Врачи не сразу разобрались, чем заболела молодая женщина. Лимфома Ходжкина – злокачественное заболевание, которое поражает лимфатические узлы. Человек чувствует слабость, упадок сил, одышку. Без лечения болезнь приводит к летальному исходу.

— Муаззам у нас всегда самая правильная была, заботливая, хозяйственная. Длинную косу до сих пор заплетает, — рассказывает сестра Хуршеда.

Всего в семье пять дочерей, Муаззам – в серединке. Когда умерла их мама, девочек воспитывал отец.

С детства Муаззам мечтала стать учителем математики, как мама. Сестры посмеивались – они хотели учиться на юристов и экономистов. В 19 лет вышла замуж, ухаживала за старенькими родственниками мужа, потом воспитывала дочку – было не до учебы.

Когда забот стало поменьше, Рухшона пошла в садик, муж настоял, чтобы Муаззам поступила в университет. Чтобы мечта исполнилась. И тут – рак.

Вся большая семья кинулась искать информацию и деньги. В Таджикистане нет бесплатного лечения. 9 курсов химиотерапии в онкологическом центре Душанбе, потом 7 курсов химии в Худжанде. Но опухоль не уменьшалась.

После консультации в Институте онкологии в Петербурге Муаззам стала принимать сначала препарат Адцетрис, затем – Ниволумаб (Опдиво). И опухоль уменьшилась, но совсем не исчезла.

В перерывах между курсами терапии Муаззам продолжала учиться. И получила диплом. И пошла работать в школу. Но учителем математики ее не взяли.

Семья Комиловых

Один месяц она проработала секретарем у директора. Ушла сама. Весь школьный персонал то и дело отправляли выдергивать сорняки на территории к приезду очередной комиссии. А Муаззам физические нагрузки противопоказаны. И под солнцем находиться нельзя.

Сейчас она работает делопроизводителем в правозащитной организации, которую возглавляет ее сестра. Когда на работу хватает сил. Из-за карантина лечение пришлось приостановить. И шишка за ухом снова появилась.

Муаззам чувствует себя получше. Бывает одышка и слабость, повышается давление, может возникать чувство тревожности. Но врачи говорят, вероятность ремиссии высока.

Надо только продолжать принимать Ниволумаб. Ресурсы семьи за годы лечения истощились. Сейчас оплатить новый курс терапии родные не могут. Стоимость одного флакона препарата – 35 800 рублей. Нужно шесть флаконов. Общая сумма к сбору — 214 800 рублей.

Зарплаты в Таджикистане в переводе на рубли – мизерные. Муж-штукатурщик получает шесть с половиной тысяч, пенсия Муаззам – 600 рублей.

— Я так боюсь, что моя дочь будет расти без меня, — говорит Муаззам.

Опубликовано 2.10.2020