Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

3-летняя москвичка Настя Макиенко борется с последствиями spina bifida и учится ходить. Ей нужны правильные ходунки.

Света долго не могла привыкнуть к тому, что Настя — это ее дочь. Нет, конечно, она делала все необходимое. Но как-то механически что ли… Опытная мама, третий ребенок. Она знала, как щемит сердце, как перехватывает дыхание при виде младенца. А тут — ничего… Может, это от того, что Настю сразу же после родов забрали в реанимацию? Ни подержать не дали, ни погладить.

Еще на последнем УЗИ в женской консультации ей сказали, что у младенца будет спинномозговая грыжа, spina bifida. «Вряд ли она выживет. Да она и выглядеть будет не очень. Голова такая…. как лимон». Беременная Света с трудом слушала эти слова, перед глазами все плыло. Весь оставшийся месяц беременности она проплакала. Привыкнуть к мысли, что твой ребенок «не жилец», а если выживет, то будет похож на инопланетянина… трудно.

Когда Настя родилась, ее тут же забрали в реанимацию, потом в отделение нейрохирургии. На свиданиях можно было только разглядеть ручку и головку. Остальная Настя представляла из себя нагромождение трубок, прикрытое одеялом. Единственное, что удалось разглядеть: никакого «инопланетянина» не получилось. Милая, симпатичная малышка.

И вот, спустя два месяца они оказались дома, наедине. Мама и дочка. Совсем не знакомые друг с другом. Старшая дочь, и та, как-то быстрее приняла малышку. Начались будни. У детей со spina bifida свои слабые места. Почки — одно из них. У Насти начался пиелонефрит. Она снова отправилась в больницу, на этот раз с мамой.

«В нашем отделении лежали отказники, — вспоминает Света. — И каждый раз, когда медсестра несла кого-то из них на процедуру или обследование, я смотрела на них и не могла это вместить. Как можно отдать своего ребенка! Может, встреча с ними на меня так повлияла или время настало, но через неделю совместного пребывания с Настей в больнице мой материнский инстинкт вернулся. Мое материнство «дошло» до меня».

Сейчас Насте три года. Любимица всей семьи. Вместе с родителями, сестрой и братом она месяц за месяцем наверстывает то, что обычным детям дается довольно легко на первом году жизни. В год Настя научилась ползать и садиться, потом начала стоять, потом появились первые шаги. Реабилитация за реабилитацией. Достижение за достижением. Нельзя
останавливаться.

И вот Настя ходит с поддержкой. Есть надежда, что когда-то пойдет и без поддержки. А пока она ходит со специальными ходунками. Но во время последней реабилитации в Медицинском центре Марфо-Мариинской Обители специалисты рекомендовали ей сменить ходунки. Ее прежние нужно толкать вперед. В таком процессе работают не все мышцы. Руки напрягаются — спина прогибается. Есть опасность появления гиперлардоза.

А вот если у Насти появятся заднеопорные ходунки «Крокодилы», у нее будет ровная спина, больше возможностей для маневра, ее ходьба станет свободнее и безопаснее. Это важно. Ведь ходьба в ходунках — часть ежедневных Настиных занятий. Реабилитологи советуют ей ходить не меньше часа каждый день.

Цена заднеопорных ходунков «Крокодилы» — 98 274 рублей. Сюда входят сами ходунки и приспособления для поддержки таза. Для многодетной семьи сумма неподъемная. А получить их бесплатно невозможно. Давайте поможем Насте вместе! Правильные ходунки — правильный шаг к ее самостоятельности.

Опубликовано 9 октября 2018 года.