Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Вите 15 лет, у него ДЦП. Из старой коляски вырос, ноги уже касаются земли, нужна новая.

Мама воспитывает Витю одна. Муж  ушел из семьи, когда Анна была на четвёртом месяце беременности, он настаивал на аборте. Хотя тогда ничего не предвещало, что ребенок родится нездоровым.

Анна очень его ждала, сын решил появиться на свет 23-го февраля, чтобы быть для мамы защитником. Но праздничные дни – не самое благоприятное время в больницах. Роды были стремительные, тяжелые, да еще в ночное время.

Малыш рос беспокойным, много плакал, мало спал и ел. В полгода случился первый приступ эпилепсии. Потом было много врачей, обследований, много слёз и боли.

«Мой ребёнок умирал, у него начал расти горб, лежал он только на правом боку в позе эмбриона, безостановочно текли слюни, постоянно кричал от боли, спал два-три часа в сутки,» — рассказывает Анна.

В родной Самаре никто не брал Витю на реабилитацию из-за эпилепсии, помимо которой было много других тяжелых диагнозов – ДЦП (GMFCS IV), микроцефалия, эпилепсия, задержка психоречевого развития. Но мама нашла медицинский центр в Нижнем Новгороде. где их с Витей приняли. И постепенно пошли улучшения.

Как-то Анна открыла любимую витюшину книжку Маршака и начала читать: «Носорог бодает рогом, не шутите с носорогом!» И тут как чихнёт! А Витя вдруг… улыбнулся, а потом и засмеялся! Первый раз в 15 лет… На день рождения дядя сыграл на гармошке что-то весёлое –
и снова смех, которого так мало в витиной жизни.

Чтобы радовать сына, по видеоурокам блогеров мама научилась профессионально печь торты-суфле. Теперь печет и для друзей, на продажу пока не решается. Еще одна радость – прогулки. Как только становится тепло, выходят гулять на три-четыре часа. Но вот беда, старая коляска стала Вите мала, ноги почти касаются земли.

Мальчик вступил в переходный возраст, сейчас играет роль всё: как именно он сидит, можно ли изменить угол наклона спинки, есть ли подголовник и фиксаторы. Яркое солнце провоцирует приступы эпилепсии и особенно важно, можно ли быстро привести коляску в горизонтальное положение.

Чтобы подобрать модель коляски, Анна ездила в Тольятти к эрготерапевту, в Самаре нужных специалистов нет. Подходящая коляска есть, но стоимость её велика – 222 000, а живут они с сыном на 24 тысячи рублей в месяц. Мы обращаемся к вам, наши читатели, давайте поможем Вите вместе!

Опубликовано 6 мая 2020 года