Даниле 7. Чтобы он смог сидеть, нужно специальное кресло

Данила Дрожжов — москвич, у него – тяжелая форма ДЦП. Он ест, сидя на маме. Мама становится на время креслом. Фиксирует его спину и голову, кормит с ложки.

«Он не держит спину, даже голову удерживает с трудом», — говорит мама Елена.

Он не может сидеть на стуле или табуретке, кресле или диване. Ему нужно специальное кресло, которое будет удерживать его. После еды мама переносит Данилу на кровать.

Серый полосатый котенок запрыгивает на него, мнется, цепляя коготками одеяло, мурчит.

«Ее зовут Аська, ей меньше месяца. Мы ее взяли специально для Данилы, он практически не видит, ему нужен тактильный контакт. Она его лучшая подружка», — делится мама.

Данила родился раньше срока, было экстренное кесарево. Сказали, что ребенок здоров. А потом роддом закрыли на мойку и Данилу перевезли в больницу.

«Возможно при перевозке что-то пошло не так. На 8 день жизни у сына случилось кровоизлияние. Поражение было настолько сильным, что он практически ослеп и потерял слух. Начались приступы эпилепсии», — рассказывает мама.

Приступы случались по 6-7 раз в день, он выгибался и плакал. Через 2 месяца выписали домой. Он не держал голову, не ползал и не сидел, в год поставили диагноз ДЦП. Чтобы сын смог сидеть, родители купили специальную кресло-коляску – Майгоу.

«Это кресло очень подходило ему: анатомическое, все настройки регулируются, кресло растет вместе с ребенком, ноги можно развести, не причиняя вреда тазобедренным суставам. Оно было незаменимо на занятиях с логопедом, дефектологом, в нем удобно было кормить», — перечисляет мама.

Данила использовал кресло с 2 лет и сейчас оно стало ему мало. Стоимость кресла-коляски Майгоу 2 размера, которое бы подошло Даниле, вместе с комплектующими – 257 500 рублей.

У родителей таких денег нет, кроме Данилы в семье еще два младших сына – 2 и 5 лет. В апреле папа остался без работы и долгое время не мог найти постоянный доход. Сейчас на испытательном сроке и зарплата пока небольшая.

Бесплатно Даниле положено кресло, но предлагаемая модель не подходит для тяжелого ребенка. «Это скорее табуретка, чем кресло, там нет подголовника и фиксирующих ремней, спинка и сидушка жесткие», — поясняет мама.

В комнате за перегородкой стоит иппотренажер, похожий на лошадь в загоне. «Я сажаю на него Данилу, привязываю руки бинтом к рукояткам, чтобы он не упал», — добавляет Елена.

Раз в полгода Данилу возят на реабилитацию, приходится брать с собой младших детей. Терапия помогает снизить спастику, выпрямить и укрепить спину. Но если он будет сидеть неправильно – все усилия будут напрасны.

Игрушки рассыпаны по ковру, дети подносят их Даниле. Светящийся шар, музыкальный паровоз. Двухлетний брат теребит его за руку – включает в игру.

Данила лежит на кровати и улыбается. Взять в руку игрушку не может. Даже котенка гладит маминой рукой. Мама зовет есть. Говорит – «ам», и Данила оживляется. Только есть придется снова сидя на маме. Давайте поможем им купить кресло?

Фото: диакон Андрей Радкевич

Опубликовано 25.11.2019