Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Костя Курскин из Кемеровской области попал в аварию. Уже больше года он только лежит, нужен вертикализатор!

Ужасная трагедия случилась в августе 2017 года. Костик, как и многие мальчишки, любил кататься на мотоцикле. Окончил десятый класс и в 17 лет решил пойти в автошколу. Наступит совершеннолетие – выдадут водительское удостоверение.

Костя благополучно сдал теорию, началась практика. 22 августа должно было быть второе занятие. Костя сел на свой новый мотоцикл и поехал. На скорости 60 километров в час. И вдруг слева, со второстепенной дороги, вывернул рейсовый «пазик». Для мальчика это было полной неожиданностью. Костя остановился, буквально застыл на месте. И ударился об огромную машину головой.

Вот так, в одну секунду, сломалась судьба 17-летнего мальчишки. Дальше ждали 40 минут «скорую», пострадавшего доставили в травмпункт. Несколько часов ему оказывали там первую помощь, и только спустя восемь часов после происшествия за юношей приехал реанимобиль, его отвезли в больницу. Там поставили сразу несколько диагнозов – тяжелая открытая черепно-мозговая травма, перелом основания черепа, ушиб мягких тканей лица. Костя был в коме.

— Пять месяцев Костя провел в стационаре, мы стали усиленно искать больницу, где могли бы продолжить лечение, — вспоминает папа мальчика, Игорь Петрович. – Нам сказали, мол, все, езжайте домой, ваш сын несовершеннолетний, и необходимых для него клиник у нас нет. Исполнится 18 – тогда будем что-то делать. Это, конечно, нас ошарашило. Мы стали обзванивать учреждения по всей России – узнавать, где сыну могут помочь. Везде отказывали – то нет 18, мол, не работаем с детьми, то гастростома и трахеостома – нам такие тяжелые больные не нужны. Мы буквально встали перед стеной – нас, можно сказать, отправили умирать. Ведь клеткам головного мозга нужна реабилитация.

Единственная организация, которая откликнулась на обращение Курскиных – частный реабилитационный центр «Три сестры» в Подмосковье. Сказали – приезжайте, посмотрим, поможем.

Костя с папой

— Я обратился в департамент, сообщил – нас принимают «Три сестры», — продолжает Игорь Петрович. – Попросил организовать нам поездку. И они снова выставили нас за дверь, сказали – это частная клиника, мы вам помочь не можем, добирайтесь сами, как хотите. Ну, мы купили слюноотсос, взяли билеты на поезд и поехали в обычном купе.

Костика привезли в Подмосковье в тяжелом состоянии и вес был критический. Как приехали, сразу взяли анализы, и сказали родителям: «У ребенка обезвожен организм. Куда смотрели ваши медики?» Костю начали лечить, посоветовали съездить со снимками в клинику нейрохирургии имени Бурденко в Москве.

— Я записался на прием и поехал, — вспоминает папа. – Показал снимки. Там сказали,  что нужно срочно госпитализировать, ситуация критическая – надулся шар, скопление крови в сосуде, в любой момент может лопнуть – и все. Срочная операция помогла.

Костя Курскин жил веселой, активной жизнью, усиленно занимался русским языком, химией, хотел поступать в медицинский, мечтал пойти по стопам родителей – и мама, и папа у него врачи. К тому же человек он творческий, пять лет играл на фортепиано, последние два года — на гитаре, любил петь,
пародировать английских и американских певцов, сочинял песни и сам.

— Перевернулась вся наша жизнь – больницы, реабилитации… — говорит Костин папа. — Все говорят – неизвестно, как дальше пойдет. Голова – это такое дело, кто-то, к примеру, от одного маленького щелчка двадцать лет не может прийти в себя и умирает, у другого полголовы нет – а он уже через полгода нормальный человек.

Доктора говорят, что хоть Костя и находится круглые сутки в полусознательном состоянии, речь и эмоции понимает. Родители тоже замечают – взгляд у него сопровождающий, сын пытается разглядеть, что происходит вокруг. На звуки поворачивает голову. У него сильная
спастика – состояние, когда напряжены отдельные группы мышц. Из-за этого боли, о которых мальчик ничего не может сказать, и процесс восстановления мозга затруднен. Сейчас, конечно, лучше, чем было вначале. Папа делает ему массаж, работает с суставами. Костю возят на прогулку в инвалидной коляске, делают уколы, ставят капельницы.

Сейчас для него важно — регулярно стоять, принимать вертикальное положение. Когда человек все время лежит, у него слабеет сердечно-сосудистая система, ухудшается циркуляция крови и работа легких. Могут возникнуть сердечные заболевания. Больной, прикованный к постели, может умереть от пневмонии. Вертикализатор нужно купить, но стоит он дорого. И мама, и папа Кости – врачи. Зарплата Игоря Петровича – 10 100. Елена Анатольевна получает 13 000. Чтобы получить жизненно необходимый аппарат, нужны 139 900 рублей. Поможем?

Опубликовано 16.10.2018