Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Лиза-Мария Сараева – девочка необычная. У нее врожденное умение бороться. После курса восстановительной терапии она неожиданно для всех добилась значительных успехов. Нужен повторный курс

— Она боролась за жизнь в роддоме, когда врачи говорили: «Отказывайтесь, ребенок будет с проблемами», боролась, когда гемоглобин был почти на нуле, боролась, когда ее не брала ни одна больница в городе, боролась, когда была на ИВЛ три месяца. Теперь мы боремся вместе. Главное, что выжили. – Это рассказ мамы. Если вкратце.

Девочке с необычным именем Лиза-Мария уже шесть лет. Диагноз ДЦП ей поставили в два. Она – «тяжелый ребенок». Не ходит, не говорит, стоит с поддержкой и не очень хорошо. Понимает ли девочка, что ее окружает? До недавнего времени и сама мама Альбина не могла ответить точно. Ей, конечно, хотелось верить, хотелось видеть какие-то обнадеживающие знаки в поведение дочки, но и врать себе она не могла.

Алина Валерьевна – человек взрослый и серьезный. Родив «проблемную» дочку в 38 лет, она осталась одна. Муж ушел: «не каждый может признать, что его ребенок неполноценен». А Алина… пошла учиться, чтобы ухаживать за дочерью профессионально и «понимать, о чем говорят врачи». Теперь она – дипломированная медсестра. Отсюда – некоторая резкость в ее выражениях, отсюда – умение смотреть правде в глаза.

Правда очень долго была жестокой. Время шло, а в состоянии Лизы ничего не менялось. Не ходит, не говорит, не понимает…

— Помните, в фильме про Электроника у него была кнопка, — говорит Алина Валерьевна. – Вот я тоже мечтала найти у дочери кнопку, чтобы ее «включить».

Кнопку, похоже, нашли в сентябре, в будапештском Институте кондуктивной педагогики и восстановительной двигательной терапии им. А.Пете.

— Быть может, совпадение, быть может, накопительный эффект от реабилитации, — осторожно говорит мама. – Ведь мы где только ни были за эти шесть лет!

Но факт остается фактом, именно там, Лиза начала, как выражается мама, «показывать умелки». И не прекращает до сих пор. Даже на фотографиях видно, как она изменилась: у девочки стал осмысленный взгляд. Реабилитация — это и игра, и обучение. Трогают, например, ребенка, у которого закрыты глаза, за нос. А потом просят сказать или показать (кто как умеет) – что это было? Когда Лиза в ответ потрогала свой носик, мама была просто потрясена:

— Оказывается, она понимает! Не представляете, какая это радость.

Лиза-Мария уже находится, по словам мамы, «в процессе отказа от памперсов» и умеет проситься в туалет. Умеет сидеть, не заваливаясь. Пытается поймать координацию своего тела в пространстве. Ей больше не надо менять, словно младенцу, слюнявчики каждые полчаса: девочка довольно успешно следит за собственным внешним видом сама. Она пытается ходить и хочет учится чему-то новому – прежде ни малейшего желания Лиза-Мария не выказывала.

— Когда последний раз были с ней у дефектолога, дочка расстроилась, что занятие окончено, — радуется мама. – Увидела, что он меня зовет, а значит, пора уходить, сразу губы пельменями надула.

Так что теперь Алина Валерьевна разговаривает с дочерью как со взрослой. Ведь она знает: девочка понимает, она словно хитрая шкатулочка с потайным дном. Не зря ведь мама дала ей двойное имя когда-то. А как так получилось кстати?

— Сама не знаю, — признается Алина. – Крестили с именем Елизавета, она ведь родилась в день святой праведной Елисаветы. А когда пришла регистрировать, почему-то вдруг всплыло у меня в голове это второе имя. Само собой получилось.

Мама верит: есть у дочки эта кнопка, нажав на которую можно добиться, чтобы явилась на свет ее личность. С этой личностью она и разговаривает, ведя с девочкой вполне взрослые воспитательные беседы. Когда та по привычке начинает кричать, чуть что не по ней, мама садится напротив и спокойно говорит:

— Если тебе что-то не нравится, дай мне знать, ты умеешь. Я все пойму. Не надо закатывать скандалов.

И девочка понимает, успокаивается. Еще недавно расскажи кто-нибудь Алине о таком, не поверила бы!

Реабилитацию нужно продолжать, чтобы закрепить успехи. Сперва хотели снова хотят поехать в город Будапешт, где начались все эти чудесные превращения Лизы-Марии, но теперь дорога и жизнь там очень дороги, и выбрали реабилитационый центр «Родник» в Петербурге.

Курс стоит 227 520 рублей. Объявляем сбор средств.