Фарзину Алиназарову из Таджикистана 7 лет. У него острый лимфобластный лейкоз

Любимый месяц Фарзина – сентябрь. А все потому, что в сентябре у него день рождения. В этом году самым дорогим подарком на 8-летие мальчика стало бы заключение врачей о том, что у него началась ремиссия.

Дату 4 апреля отец мальчика, Рамеш Алинозаров, запомнил на всю жизнь.

— В тот апрельский вечер сын впервые пожаловался на боль в спине, — вспоминает он. — Утром мы пошли с ним в нашу районную поликлинику. Фарзин ручками показал врачу, где болит. Нас отправили на УЗИ почек. Позже, разглядывая снимок, который мы принесли, врач сказал, что в почках у сына камни. «Но они маленькие, попьете лекарство – камни сами выйдут, — успокоил врач. – А чтобы не болело, поколем вашему мальчику баралгин».

Фарзина начали лечить, однако вместо ожидаемого облегчения родители видели, что с каждым днем ребенку становилось все хуже.

— Через день у сына начали болеть суставы, — продолжает Рамеш. – Он даже не мог лежать спокойно, не то что ходить… Спрашиваю у врачей: почему так – никаких улучшений, даже наоборот? Отвечают: так бывает, это почки все-таки… Мы поверили – все-таки врачи, знают, что делают.

Однако через неделю, когда все тело Фарзина покрыли синяки, родители засомневались в компетентности врачей и стали искать других специалистов. Одна врач, посмотрев мальчика, посоветовала отвезти его в Душанбе, и сдать там анализ крови.

— Мы поехали туда, — продолжает отец мальчика. – Пошли в больницу, где можно сдать анализы. Сдали кровь. Нам сказали: у вашего сына лейкоз. Я в шоке: Как?! Откуда?! Не может быть! Еще неделю назад он бегал со сверстниками, в футбол играл… В общем, я не поверил, поехал в другое место. Там мы повторно сдали анализ – диагноз подтвердился: «острый лимфобластный лейкоз».

К сожалению, и в Душанбе с лечением мальчика тоже не заладилось. Дня через два после начала процедур у Фарзина открылось сильное кровотечение из носа и десен.

— Кровь не могли остановить целые сутки, — вспоминает Рамеш. – Я спрашиваю: Что это? Это связано с переливанием крови? Мне говорят: Нет. Вам в районной больнице вводили баралгин? Из-за него. Оказывается, при таком диагнозе баралгин противопоказан.

В интернете отец нашел московскую больницу, дозвонился до детского онколога. Он посоветовал сделать ребенку пункцию костного мозга и отправить образец в Москву. Но в Душанбе сказали, что пункцию сделать могут, а вот курьерской службы, которая смогла бы доставить образец в Москву, нет. Да и лечить по рекомендациям они тоже вряд ли смогут.

Фарзин с папой

Отцу ничего не оставалось, как только взять ребенка и полететь с ним в Москву. К тому времени Фарзин обессилел так, что в Морозовскую больницу Рамеш принес его на руках. Несмотря на отсутствие предварительной записи, врач приняла мальчика и, сделав анализ крови, сразу отправила на экстренную госпитализацию. Тут-то отцу мальчика и пригодились деньги, которые удалось собрать по родным и знакомым перед отъездом.

— Нам сразу назначили химиотерапию, — продолжает рассказ Рамеш. — Выписали счет на 1 300 000 рублей. – Сначала я заплатил 200 000 рублей — те, что привез из дома, потом внес еще 100 000 рублей — помогли земляки уже здесь, в Москве. Но это все, что нам удалось набрать. Больше ждать помощи неоткуда.

В Россию Рамеш привез не только сына, но и жену.

— Пока я бегаю по фондам – ищу деньги, супруга все время с Фарзином, не отходит от него ни на шаг, — объясняет Рамеш. – Дома у нас остались две дочери – 14 и 16 лет. За ними присматривает тетя, моя сестра. Конечно, девочки переживают за братика, они его очень любят. Но мы их успокаиваем: в Москве хорошие врачи, они вылечат нашего мальчика.

Лечение в Морозовской больнице и впрямь пошло на пользу Фарзину. Он уже ходит, больше не жалуется на боль в суставах и слабость. Мальчик окреп, повеселел, подружился с такими же как он ребятами в палате. Именно они вселяют в Фарзина и его родителей надежду, ведь еще 6-7-8 месяцев назад у них тоже было «все плохо». А теперь «посмотрите – наступила стойкая ремиссия, даже подключичные катетеры у нас сняли».

Если нам с вами удастся собрать оставшуюся сумму – 1 011 600 рублей, болезнь Фарзина, возможно, тоже войдет в стадию ремиссии. И это будет самый лучший подарок ему на день рождения.

Фото: Павел Смертин

Опубликовано 29.07.2019