Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

22-летняя москвичка Виктория Ильина не выходит на улицу и не может попасть в храм. У нее тяжелая форма ДЦП, а ее коляска слишком большая для лифта и слишком маленькая для нее.

Вика в курсе всех телевизионных новостей. Повысили пенсии? – АААА! Подает радостный голос. Посадили кого-то в тюрьму? – Молча вздыхает. Слов у Вики не так много. А возгласов и вздохов хоть отбавляй. На все случаи жизни.

«Мы с ней общаемся на одном уровне, — говорит мама Лаият. – Она уже не ребенок. И в политике разбирается, и в ценах в магазине. Рассказываю старшей дочери, что купила что-то по акции – Вика улыбается. Рассказываю, что цены подняли – вздыхает».

Сама Вика в магазин давно не ходит. Да и вообще из дома не выходит. Уже два года. Раньше они выходили гулять втроем. Вика на коляске, ее мама и Настя, старшая Викина сестра.

Выйти погулять – это значит сначала впихнуть коляску с Викой в негрузовой лифт (держать двери, вкатить коляску, поднять на передние колеса, придержать Вику, которая сползает, втиснуться в лифт самим), потом выкатить из лифта, дождаться случайно проходящего мужчину, попросить спустить коляску с Викой по пандусу, который под углом 45 градусов (мама с Настей сами не могут удержать), выехать на улицу, поднять Вику (40 кг), опустить спинку. И если после этого остаются силы – пойти гулять.

Частенько и сил на долгую прогулку не остается. Тем более, что каждые полчаса Вику в коляске нужно поправлять – сползает, заваливается, упирается в абдуктор до боли… У мамы Лаият повышенное давление, у 32-летней Насти – сколиоз, который не мешает ей ухаживать за сестрой уже 22 года, но тоже дает о себе знать.

Сейчас им обеим такие прогулки стали просто не под силу. Да и Вике коляска стала мала. А это для нее просто опасно: у нее серьезное искривление позвоночника.

Таких колясок (узких снаружи, чтобы пролезли в лифт, и широких внутри) почти нет. Единственную подходящую модель, которую Вике посоветовал врач медицинского центра «Милосердие», только что завезли в магазин. В этой коляске Patron Tom 4 есть и откидывающая спинка (сидеть Вика долго не может), и боковая поддержка, и подголовник, и фиксирующие ремни. И главное – она единственная входит по размеру в негрузовой лифт. Сотрудники магазина уже привозили коляску и тестировали ее дома.

А Вике остается только ждать, не поможет ли кто-нибудь оплатить ей эту коляску. Ее родные – мама и сестра – всю жизнь посвятили уходу за своими родственниками. За бабушкой и тетей, за Викой… Весь их доход – только пособия.

Необходимо собрать 171 100 рублей (столько стоит коляска) плюс 20 000 рублей (за подбор и настройку коляски). В общей сложности, 191 100 рублей — столько стоит выбраться из заточения. Доехать до парка, до магазина, до храма…

Вика и по телевизору любит смотреть богослужения, всегда замирает, подпевает, радуется. Каждый месяц к ней домой приезжает священник, причащает ее. Но побыть на службе в храме – это особое Викино чаяние… Может, сбудется к Рождеству?

Фото: диакон Андрей Радкевич

Просьба опубликована 11.12.2019