8-летний москвич Глеб Белокопытов с тяжелой формой ДЦП не может управлять своим телом. Только физический терапевт может сделать положение его тела безопасным и безболезненным.

В раннем детстве Глеб часто безутешно плакал. Так горько, так жалостливо. Мама Виктория не выдержала и обратилась ко врачу. Оказалось: не зря. Врачи диагностировали повышенное внутричерепное давление. Обследовали, прописали препараты и отпустили домой.

Шли недели. Препараты помогали, неврологи следили. Но Глеб как-то отставал от других малышей. Не начал переворачиваться. Не пополз. Не сел. «Ничего, — утешали маму Вику. — Всё будет. Нужно подождать». Но к 10 месяцам стало понятно, что просто подождать не получится. У Глеба —церебральный паралич.

Мама Глеба, Виктория, вспоминает, что около года ушло у нее просто на переживания, на осознание того, что им придется жить с этим диагнозом, на поиски хотя бы какой-то реабилитации, когда в соцзащите говорили «Реабилитация положена после трех лет».

Викины усилия не прошли даром: Глеб начал вставать на четвереньки, подтягиваться на локтях. Однако в 2015 году ему пришлось перенести операцию на правом тазобедренном суставе. У детей с тяжелой формой ДЦП часто случаются вывихи и подвывихи суставов. Операция в таких случаях неизбежна. Но после операции — увы! — все достижения Глеба сошли на нет. Он опять перестал подниматься на четвереньки.

Сейчас он может перевернуться со спины на живот, может на локтях доползти до нужной цели. Сидеть, стоять, говорить Глеб не может. Каждое маленькое достижение для него и его мамы — огромный успех. Они давно не ждут чудес. Они умеют разглядеть чудо в сиюминутной ситуации.

 

В Развивающий центр для детей с ДЦП «Елизаветинский сад» Глеб попал три года назад. Для воспитателей он был ребенком-загадкой. Пятилетний Глеб сидел в коляске абсолютно молча, ни с кем не контактировал и никак не реагировал на прикосновения и обращения. Полгода.

И вдруг — как весной раскрывается прекрасный бутон — Глеб раскрылся, стал доверять воспитателям, играть в игры, подавать знаки. Он стал смеяться! И тогда воспитатели поняли, что его связь с внешним миром стала налаживаться.

Глеб оказался очень эмоциональным мальчиком. Он любит слушать веселые истории, любит, когда вокруг него динамичное движение. Он узнает своих воспитателей, причем не только в стенах садика, но даже когда встречает на улице. Для воспитателей общение с Глебом — это особенно тонкая эмоциональная работа. Но тонкая работа должна совершаться и на физическом уровне.

Тяжелая форма ДЦП — это не только разрушенная связь с миром. Это еще и разрушенная связь с собственным телом. Оно не слушается, не подчиняется, не может вовремя дать сигнал. А вот если в рамках совместного проекта c Марфо-Мариинским медицинским центром в
Развивающем центре «Елизаветинский сад» появится свой физический терапевт, он всегда подскажет воспитателям, когда у Глеба устала спина, когда нужно поменять положение тела, в каком положении ему полезнее находиться. Он поможет самому Глебу стать активнее.

Консилиум специалистов (врач-реабилитолог, ортопед, невролог, логопед, эрготерапевт, психолог, дефектолог) разработает индивидуальную программу для Глеба, подберет необходимые именно ему технические средства, даст рекомендации для педагогов по правильному позиционированию, по созданию подходящей среды. Но такой проект возможен только, если мы сможем все вместе оплатить работу специалистов. Ведь «Елизаветинский сад» существует на пожертвования.

Чтобы Глеб и еще семеро ребят с тяжелыми нарушениями могли получить индивидуальную программу развития во время пребывания в «Елизаветинском саду», могли улучшить свою двигательную активность под присмотром физического терапевта, необходимо собрать 295 000 рублей.
Давайте поможем!

Опубликовано 22 мая 2018 года