Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Три месяца назад Елена привезла Никитку из детдома домой. А вскоре мальчику поставили диагноз: острый лейкоз. Месяц Елена неотлучно была с ним в больнице, но пора выходить на работу – иначе не на что станет жить. Просьба закрыта. Спасибо!

Почему из десятков, сотен детских лиц в картотеках Елена Анисова выбрала его – Никиту? На этот вопрос нет ответа. Есть ситуация – трагическая и невероятная. Оформляла Елена опеку над совершенно здоровым ребенком. Спустя две недели мальчик заболел. Вскоре поставили диагноз: острый миелобластный лейкоз. Сейчас ребенок в больнице, с ним неотлучно кто-то должен быть. Приемная мама не может бросить работу – ей просто не на что станет жить. Нужна сиделка.

Впервые он назвал Елену мамой после возвращения из первой больницы. Только две недели выдались у мамы с сыном счастливыми: поездки, развлечения, покупки, игрушки… Больше всего Никитка радовался шоколадкам. Оказывается, их так много на свете, да все разные, только налетай, пробуй! «К сожалению, мало он их успел покушать», — вздыхает Елена.

В середине ноября прошлого года Никита заболел: ангина. Да такая сильная, что пришлось ложиться в больницу. Там сделали анализ крови, очень плохой оказался, тревожный. Вернулись домой, прошли обследование в московской клинике и через две недели малыша экстренно госпитализировали в Балашихинский онкологический центр с диагнозом «острый миелобластный лейкоз».

«Представьте себе, жил-жил человек и вдруг его с головой словно в ледяную воду кидают, — говорит Елена. – Примерно так произошло со мной. А чувств – никаких, вообще никаких. Оцепенение».

Решение взять ребенка из детского дома созрело у нее два года назад. Личная жизнь, как принято выражаться, не сложилась: не замужем, детей нет. В начале прошлого года 43-летняя женщина вплотную стала заниматься оформлением документов, поиском ребенка по базам данных. Пришлось поездить: ни в Красногорском районе, ни во всей Московской области не могла найти своего ребенка. Ярославль, Владимир… И вот, наконец… Почему из десятков, сотен детских лиц в картотеках Елена Анисова выбрала его – Никиту? На этот вопрос нет ответа. Она хотела взять двухлетнего мальчика, Никите – четыре. Но так получилось, что эти двое оказались вместе – мама и сын. Оформляла Елена опеку над совершенно здоровым ребенком, единственная проблема: букву «р» не выговаривал.

Встретил он ее настороженно. Такой уж мальчик, «характерный», — как говорит Елена. «Детдомовские дети сразу глазки распахнут и бегут к тебе: «мама!», — говорит она. — Все у них мамы… Никитка не такой. Он выбирает, долго присматривается к человеку прежде, чем пойдет на контакт». Ничего удивительного, конечно, что у малыша такой характер. Недавно поразил Елену, вдруг начав рассказывать в больнице о том, как приходили к ним домой плохие дяди, как обижали его. Ему тогда, до детдома было всего два года, как он может помнить?.. Выходит, может.

А что с ним происходит сейчас, он не понимает. «Это и к лучшему», — шепчет Елена. Никита просит: «Мама, поехали домой, здесь плохо». Круглосуточные капельницы, мучительная химиотерапия… Сделали уже второй блок, сейчас мальчик выходит из него. Всего надо сделать шесть. А лежать Никитке в больнице, по прогнозам врачей – года полтора. Конечно, мама Лена не может все это время быть там вместе с сыном, ей нужно выходить на работу, иначе просто будет не на что жить. Брала уже и очередной отпуск, и за свой счет, и больничный… Нужна сиделка.

«Я так и не успела стать ему настоящей мамой, — говорит она. — Я для него пока — тетя, с которой хорошо. Бросить Никитку я не могу, несмотря на то, что у меня над ним оформлена лишь опека. Буду делать все, что в моих силах, чтобы ему было лучше».

В ее силах не так много. Не по карману работнице швейного производства оплачивать круглосуточную сиделку: 1500 рублей в день, 45 тысяч в месяц… Ситуация кажется безвыходной. Казалась бы – если бы не было на свете людей, которые понимают одну простую истину: бросать этого ребенка одного нельзя не только Елене, но и каждому из нас. Из страшных и безвыходных ситуаций – когда беда, словно омут ледяной, сковывает по рукам и ногам – проще выходить вместе, всем миром, так всегда было заведено. Не бросим Никитку одного в больнице, поможем ему и его маме в битве с болезнью. В этой битве больше всего важен, говорят врачи, запас Никиткиных жизненных сил. Если мы поддержим, сил будет больше.

Объявляем сбор средств на оплату услуг сиделки для Никиты (фамилию ребенка не раскрываем по понятным этическим причинам) на полгода. Нам нужно собрать 270 тысяч рублей.