Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Храму научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н.Бакулева требуются средства для существования.

Ему было уже за 70… Состояние тяжелое. Аппараты, трубочки.

— Батюшка, хочу покреститься!
— А в Бога вы верите?
— Да.
— А в Иисуса Христа как Бога? А в воскресение мертвых?
— Ох, не знаю….Чего-то не могу понять…
— Ну, как же нам быть? Чтобы креститься, недостаточно верить в какого-то абстрактного бога…
— Знаете что, давайте так решим. Я верю в то, во что вы верите. Я вам доверяю и буду верить через вас.

На том и порешили. Началось Таинство Крещения. Но едва священник успел стереть миро с крещаемого, у него начались конвульсии, прибежал медперсонал, начались реанимационные мероприятия… Новокрещеный отошел ко Господу.

Больничный священник зачастую как пограничник. Решения нужно принимать мгновенно. Но как важно, что на этой границе он есть! Что есть храм, куда могут прийти больные, их родственники, сами врачи.

Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н.Бакулева берется за такие операции на сердце, за которые другие не берутся. Иногда – безнадежные. Врачи здесь тоже – пограничники. И как, бывает, разрывается душа от отчаяния, если все твои усилия, все твое горячее желание помочь обернулось неудачей. А если еще и родственники пациента тебя обвиняют…

Куда бежать? В больничный храм! Здесь тишина, иконы, свечи. Отец Роман без наставлений и упреков выслушает, утешит, ободрит.  Храм открыт с 9 утра до 19 часов. Но, как известно, борьба за жизнь в больнице не останавливается и ночью. Поэтому в коридоре около храма и ночью горят свечи, молятся перед иконами люди. Кто-то из них именно в эту ночь впервые открыл молитвослов…

— Такие случаи часто бывают, — говорит отец Роман Бацман, который служит в этом храме уже 19 лет. — Люди приезжают сюда из самых разных уголков страны. Иногда у них на сотни километров вокруг нет ни одного храма. Мы и не знали, говорят, что со священником можно вот так просто чай попить, поговорить.

— В одном отделении лежал 15-летний мальчик и с ним его родители, мусульмане, — рассказывает батюшка. — Каждый раз, когда я приходил к ним в отделение, они просили благословить его на операцию. Операцию они ждали долго, 2-3 недели. Наконец она состоялась и благополучно завершилась, а родители попросили крестить их сына. Сказали: «И сами мы, как только вернемся домой, в Душанбе, примем святое Крещение». Люди часто находят Бога именно в больнице. Наш храм, храм священноисповедника архиепископа Луки, в какой-то степени миссионерский. Вроде он никуда не переезжает, стоит на месте, но через него еженедельно проходят десятки новых людей. 3-4 человека в неделю принимают Крещение. 30-40 человек – причащаются Святых Христовых Таин.

В этом его особенное значение и особенные трудности. Постоянного прихода в больничном храме нет, содержать сам себя он не может. Больничный храм может существовать только на пожертвования, потому что ни с пациентов, ни с их родственников денег в храме не берут. Все требы совершаются бесплатно, свечи и литература выдаются бесплатно. Но чтобы сотрудники храма могли кормить свои семьи, они должны получать зарплату.

Месячная оплата труда священника (полставки): 9 750 рублей, требной сестры — 9 400 рублей, одной свечницы — 15 040 рублей, второй свечницы — 12 220 рублей, певчей — 3 525 рублей. Всего: 49 935,00 + налоги 15 080,37 = 65 015,37 рублей в месяц. Чтобы следующие пять месяцев сотрудники храма могли по-прежнему отдавать все свои силы людям, оказавшимся в больнице, нужно собрать 325 075 рублей. Давайте поможем им в этом!

Фото: диакон Андрей Радкевич

Опубликовано 4 февраля 2019 года.