Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

У отца Андрея разрушен тазобедренный сустав. Он практически полностью развалился. Забыться сном можно только после укола сильного обезболивающего: «Пока так получается», – говорит батюшка. Просьба закрыта. Спасибо!

У отца Андрея разрушен тазобедренный сустав. Он практически полностью развалился. Забыться сном можно только после укола сильного обезболивающего: «пока так получается», – говорит батюшка.

игумен Андрей ВойлошниковОтец Андрей Войлошников немногословен. Да и тема такая: здоровье. Не будет же монах жаловаться…

– Общее состояние нормальное, – отвечает аккуратно на мои расспросы.

– Боли не мучают, батюшка?

– В последнее время вроде немножко потяжелее, да», – признается он наконец.

«Немножко» – это на самом деле значит, что его преследует непрерывная, ежечасная и ежеминутная мука. Медперсонал ЦКБ Святителя Алексия, где он сейчас лежит, поражается невероятному терпению игумена. У отца Андрея разрушен тазобедренный сустав. Он практически полностью развалился. Забыться сном можно только после укола сильного обезболивающего: «Пока так получается», – говорит батюшка.

Вот о чем игумен Андрей Войлошников будет рассказывать с удовольствием – так это о родном монастыре – Благовещенском, в Муроме. Он лежит в стороне от традиционных маршрутов. Разве что отправляясь в Дивеево, заглянут в него паломники – полюбоваться красивейшим архитектурным ансамблем XVII- XVII веков, поклониться мощам святых благоверных князей Константина, Михаила и Феодора. Благовещенский собор был единственным в Муроме храмом, который никогда не закрывался – если не считать нескольких месяцев в страшном 37-м. В него – тогда еще приходскую церковь – и стал ходить 14-летний школьник Володя Войлошников. Сначала просто стоял на службах, молился, после стал алтарником. «А когда открыли снова монастырь, так и остался, – рассказывает. Как отреагировали родители? «Повозмущались, конечно, ну а что тут сделаешь? Папа у меня нецерковный, мама приходит – исповедуется, причащается».

Конечно, родители боялись. Сын не отличался богатырским здоровьем, страдал бронхиальной астмой. А в монастыре – долгие службы, изнурительный физический труд, бессонные ночи… «Вот удивительно, – говорит игумен Андрей, – мне там с Божьей помощью даже легче все давалось, чем дома».

Но болезнь не отступала. В 17 лет врачи прописали худенькому иноку гормональные препараты. Вот уже 20 лет о. Андрей не обходится без них – нельзя. Помогать-то они, конечно, помогают, но побочных эффектов не перечесть. И все они, эффекты, образуют замкнутый круг, из которого, кажется, и выбраться невозможно. От гормонов отец Андрей стал очень сильно полнеть. Два года назад заработал сахарный диабет. Пытался сбросить вес – едва не посадил почки. А еще – проблемы с поджелудочной железой, и вообще – «много всякого», как говорит он.

И вот теперь – ноги. Сначала сломал левую, вся нагрузка перешла на правую. И сустав не выдержал тяжести, раскрошился… К врачам игумен Андрей обратился, как всегда, когда стало совсем невмоготу. В больнице он уже лежит около трех месяцев, ждет операции по замене сустава. Сама она бесплатная, но вот протез нужно покупать. Стоит он 140 тыс.руб. – денег у монаха нет и быть не может. А значит, собрать нужную сумму должны жертвователи – то есть, мы с вами. Больше некому. И нужно очень постараться сделать это как можно быстрее. Ведь каждый шаг для батюшки – мука мученическая, каждая ночь – борьба боли со сном, каждое утро – начало еще одного дня, полного боли и надежды.

Отец Андрей не жалуется. Он просто терпеливо ждет операции. А она не состоится без нашей помощи. Объявляем сбор средств на покупку протеза тазобедренного сустава для игумена Андрея (Войлошникова). Он стоит 140 тысяч рублей.