Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Семье с двумя детьми-инвалидами в Кемеровской области с трудом удается согреться в собственном доме, особенно в морозы. Котел длительного горения сможет облегчить ситуацию.

Семья Дорониных ничем особенно не выделялась бы в своем городе Прокопьевске. Если бы не два сына-инвалида.

Половина медицинской карты старшего сына – 9-летнего Егора — испещрена неврологическими диагнозами, названия которых в этой глубинке врачи едва знают. И самый серьезный из них — синдром раннего детского аутизма тяжелой степени. Мама Аня терпеливо пытается научить сына говорить по карточкам, получает дополнительное образование дефектолога. А пока обивает пороги соцучреждений с просьбой получить путевку на грамотную реабилитацию сына. Хочет поехать с ним туда, где есть передовые методики и где специалисты смогут скорректировать поведенческие нарушения.

С младшим, Ваней, тоже все непросто. Органическое поражение ЦНС с выраженными когнитивными, эмоционально-волевыми нарушениями, стойкие нарушения психической функции, цереброастенический синдром, дисграфия, дизартрия, дислексия. Местные врачи от диагнозов Ванечки тоже в замешательстве и признаются, что их опыта недостаточно, чтобы помочь мальчику. Вот недавно Ваня облысел. Оказалось, у него тотальная алопеция, причину которой врачи так и не смогли установить.

Теперь 8-летний лысый мальчик боится, что сверстники его засмеют, дадут какое-нибудь «лысое» прозвище. Мама успокаивает, говорит, что это ерунда, что любят и уважают не за волосы, а за душу. Говорит ему это, хоть и знает, что, наверное, засмеют и действительно дадут «лысое» и до слез обидное прозвище. Но Ваня — сильный, ответственный, старается наравне с родителями ухаживать за своим старшим-младшим братом. Поэтому и с лысой головой справится, наверное.

Шесть лет назад Доронины переехали в деревянный дом. Раньше снимали квартиру, но когда от соседей послышались жалобы, а затем и угрозы, потому что «аутисты по ночам должны затыкать глотки», решили влезть в тяжелую, почти непосильную, ипотеку, но купить дом. Он без канализации, без горячей воды, отапливается печкой, по старинке. Но главное – свой отдельный дом.

Летом здесь очень хорошо. Тихо, никто не беспокоит. По деревьям даже иногда бегают белки. Но зимой деревянная хибара превращается в ледяной ад. Вокруг — Сибирь, морозы иногда опускаются до -43°С и держатся неделями. Тлеющих угольков в печи на обогрев всего дома, мягко говоря, не хватает. Полы замерзают почти моментально, поэтому дом нужно постоянно подтапливать, иначе дети сразу заболевают.

Поэтому Анна и Алексей обычно ложатся спать в 3-4 часа ночи, а в 7 часов утра встают, чтобы носить тяжелые ведра с углем. Ведра с углем — в дом, со шлаком — из дома. И так бесконечно. Время в этом доме будто остановилось в позапрошлом веке.

Если бы сейчас действительно был век восемнадцатый или девятнадцатый, было бы все понятно. Анна также носила бы, надрывая спину, тяжелые ведра, а дети также каждый день глотали бы угольную пыль. Но сейчас 21-й век. И проблему эту можно решить достаточно просто. В доме необходимо установить котел длительного горения (твердотопливный), который чистят и заполняют топливом раз в неделю. И в этом деревянном доме каждый день было бы тепло. Закончилась бы череда бронхитов и синуситов у детей.

Стоит такой котел 115 900 рублей, а для семьи из глубинки такая сумма непосильна. Алексей — инженер, его зарплата — 24 000 рублей, из них 7800 рублей уходит на ежемесячный платеж по ипотеке. Даже со всеми инвалидными пособиями такой суммы Дорониным не собрать.

Объявляем сбор помощи!

Просьба опубликована 15.03.2019