«Из мечты можно сделать проект, из проекта – бизнес-план, а бизнес-план реализовать и довести до результата. Поэтому я всегда пытаюсь найти мечту человека», — рассказывает психолог Надежда Клюева

Надежда Клюева

В Москве живет около 15 тысяч бездомных людей. Лишь 10% из них возвращаются к нормальной жизни.  Для того, чтобы человек нашел в себе силы «выйти из бездомности», нужна, в том числе, помощь психологов.

Как работают с бездомным человеком психологи католической благотворительной организации «Каритас», рассказала «Милосердию.ru» гештальт-терапевт, координатор программ «Каритас» Надежда Клюева.

Рисовал розы и вспомнил маму

«Диалог человечности»

— Бездомный бездомному рознь. С другой стороны, судя по рассказам самих бездомных людей, причины, по которым человек оказывается на улице, часто схожи. Каковы у психолога наиболее типичные критерии подхода к пониманию бездомных людей?

— В «Каритас» ведущие групп поддержки используют «типологию», основанную на стаже пребывания человека на улице. Ведь бездомными люди не становятся за один день, это всегда череда событий и принятых решений.

Первый этап – не более месяца. Человека еще нельзя назвать бездомным. Просто у него есть проблема: может быть, он ехал куда-то и у него украли документы и деньги. Может быть, он поссорился с женой и потерял работу. Суть в том, что он по какой-то причине остался один, его социальные связи разорвались.

Примерно через месяц человек начинает общаться с людьми, оказавшимися в таком же положении, как и он. У него появляется новая социальная среда, он узнает, что в ней происходит, где можно найти еду, одежду, куда пойти за консультацией. Этот период продолжается где-то три месяца, мы его называем адаптацией.

Потом в течение года человек налаживает более тесные контакты с другими бездомными и с социальными работниками. Он уже включен в новую среду, и внешний мир становится для него лишь источником удовлетворения потребностей – поесть, получить одежду, консультацию. Мы называем это социализацией.

Дальше происходит самое печальное – полная интеграция в среду бездомности. Человек начинает жить на помойке, на теплотрассах, внешний мир становится не нужен ему.

Или же он «зависает» в социальных учреждениях. Через 8-10 лет люди говорят, что уже не помнят, как это — жить дома.

«Диалог человечности»

В России средний стаж бездомности — больше 7 лет. То есть фактически вся бездомность у нас хроническая.

— Как можно помочь человеку на каждом из этих этапов?

— Когда человек находится на улице не больше месяца, лучшее, что можно сделать, — это помочь ему вернуться к привычной жизни как можно скорее. Недавно у нас был случай, когда человека ударили по голове, он оказался на вокзале и не мог вспомнить, откуда он и куда ехал.

Он попал в Центр социальной адаптации им. Е. П. Глинки (ЦСА) и мы пригласили его поучаствовать в Фестивале Солидарности, который как раз проходил в Сахаровском центре. Это выставки, круглые столы, выступления. Он стал рисовать, рисовал розы, и в какой-то момент говорит: я маму вспоминаю. Память вернулась к нему, и в последний день фестиваля мы проводили его на вокзал, он уехал домой.

Если человек уже прожил на улице где-то три месяца и адаптировался к ситуации бездомности, то самое лучшее – помочь ему найти работу или какую-либо возможность, чтобы обеспечить себя.

Мечта о доме с вертолетной площадкой – источник энергии

— Как вы работаете с людьми, которые на улице уже давно?

— Работа с бездомными для психолога – это уникальная ситуация, когда он идет к людям, которые его не звали. Поэтому и инструменты должны быть соответствующими.

Первый инструмент – это доверие. Мы выстраиваем наши отношения с клиентом независимо от администрации ЦСА, независимо от других его социальных связей, соблюдаем конфиденциальность, этику. Лично я открыто и искренне делюсь рассказами о себе и своей жизни.

Доверие помогает человеку «отогреться», без этого он не сможет принять новые решения, которые выведут его из ситуации бездомности.

Второе — показать человеку его возможности. Когда он рассказывает о каких-то обстоятельствах, мы не только стараемся детально в них разобраться, но и формулируем вопросы таким образом, чтобы человек увидел свои возможности.

При этом я не допускаю иждивенчества и не делаю за клиента то, что он может сделать самостоятельно. Например, я считаю, что свой паспорт он должен восстанавливать сам.

Мой личный инструмент – это поиск мечты. Мечта – это та территория, из которой исходит энергия.

Энергия мечты помогает находить у человека сильные стороны. Без энергии он как повисший мешок сидит, и ничего с ним не сделаешь.

«Фестиваль срлидарности»

А из мечты можно сделать проект, а из проекта – бизнес-план, а бизнес-план реализовать и довести до результата. Поэтому я всегда пытаюсь найти мечту человека.

— Истории превращения мечты в реальность действительно были в вашей практике?

— У меня есть личный добровольческий проект для бездомных «Город мечты». Это строительство большого 3D макета города, где у каждого есть свой дом, в котором он хотел бы жить. Человек сперва мечтает о доме, делает его модель, а потом ставит ее на общую платформу, договариваясь с соседями.

Потом мы с ним индивидуально прорабатываем конкретные шаги: что нужно сделать, чтобы такой дом появился на практике, и где он может быть. В конце он делает презентацию проекта своего дома.

Один человек, приходивший к нам в группу, недавно освободился из тюрьмы. Он говорил, что для бывших заключенных существует слишком много препон, и он никогда не устроится на работу. Ему было больше пятидесяти лет, и он не понимал, как строить свою жизнь дальше.

Для проекта «Город мечты» он сделал деревенский домик, с ровненькими грядочками, с собачкой, с колодцем, с маленьким прудом, с лебедями — все очень ювелирное и красивое. Он заговорил о том, что хотел бы жить в деревне.

И в какой-то момент он восстановил контакт с сестрами, начал работать уборщиком в ЦСА, купил себе дом в деревне за очень маленькие деньги, вскопал грядочки, начал там жить, устроился на картонную фабрику.

— Мечты обычно скромные, или фантазия все-таки может разыграться?

— Бывает по-разному. Другой человек, выпускник интерната, никогда не имел дома и зарабатывал игрой на гитаре в переходе. Он оказался в ЦСА, когда сломал руку. В своем макете дома он целое море фантазии реализовал: построил там зоопарк, вертолетную площадку.

Через какое-то время у него зажила рука, он снова начал зарабатывать в переходе, потом устроился на постоянную работу, присоединился к музыкальной тусовке, начал ездить на разные фестивали и заниматься музыкой профессионально, познакомился с женщиной, они поженились, купили квартиру, купили машину, он получил высшее образование, теперь путешествует по миру.

Понятно, что он получал социальное сопровождение, была длительная работа по восстановлению документов. Но я считаю, что двигаться дальше человеку помогает все-таки его собственное решение, внутренний огонь.

«Мечтаю быть женой»

«Диалог человечности»

— А что делать, если мечты нет, — может, что-то мешает ей родиться, и желания меняться тоже вроде нет?

— За десять лет практики я видела много историй выхода из ситуации бездомности, и всегда в этих историях присутствовал кто-то, кто поддержал человека, поверил в него. Всегда был кто-то, кто говорил: «Давай, ты сможешь!» Это могли быть социальные работники, волонтеры, родственники.

А в своей среде бездомные люди не имеют качественного общения. Они переживают горе, но не разделяют его друг с другом. Собственные страдания не оставляют им ресурса для поддержки кого-то еще.

— Как может выглядеть «счастливый конец» в истории бездомной женщины?

— Для женщины выход из ситуации бездомности – это восстановление связей с родственниками, создание семьи. В то время как для мужчины не менее важны работа, приобретение собственного жилья.

В этом году в летнем лагере я служила в женском отряде. («Каритас» каждый год организует летний лагерь для бездомных, где духовная помощь – совместная молитва, чтение Евангелия, обсуждение библейских сюжетов – сочетается с психологической и социальной работой).

Там была девушка с Украины, Таня. Она очень долго жила в заброшенных домах, «стреляла» мелочь на дорогах, пила некачественный алкоголь, заторможенная, проблемы с речью. Вместе с ней в лагерь приехал мужчина, который ей очень нравился.

Мы договорились за время лагеря разработать ее личный проект дальнейшей жизни. Для этого она должна была поставить перед собой цель, а чтобы это сделать – пофантазировать. Первыми убедительными словами Тани были: «Хочу сделать драники! И своего угостить». И она сделала их, не без помощи участниц отряда.

Старшие женщины до этого обращали внимание, как Таня ведет себя со своим другом: грубит, унижает. Это стало предметом нашего «Библейского часа» — тема «Как быть хорошей женой и подругой». Мы читали Писание, обсуждали. После этого Таня сказала: «Поняла, моя цель — любить и уважать мужа! Быть мудрой матерью!»

Мы помогли составить Тане проект того, как ей возрастать в женской мудрости, где взять примеры. Таня так увлеклась проектом, что попросила сделать из него отдельную презентацию на сцене перед всеми. Это было до слез прекрасно.

Ремонт жизни с чаем и добрым словом

— Какие именно занятия проводят психологи «Каритас» с бездомными?

— Мы в основном работаем в группах, с 2004 года. В 2014 году мы создали сообщество ведущих групп поддержки. Наш проект ресоциализации людей в сложной жизненной ситуации «Ремонт жизни» уже второй год получает субсидию правительства Москвы.

В сообщество входят разные люди, зрелые профессионалы-психотерапевты, каждый из них проводит занятия в том подходе, к которому он принадлежит.

Среди нас есть и гештальт-терапевты (метод основан на представлении о целостности личности), и специалисты в области психодрамы (метод, использующий драматическую импровизацию для изучения внутреннего мира человека), глубинного анализа (метод основан на изучении бессознательных психических процессов), телесно-ориентированные специалисты (работа через телесные процессы), когнитивно-поведенческие терапевты (метод, основанный на анализе поведения), профессионалы, работающие с зависимостью по миннесотской модели, и др.

Наши психологи и психотерапевты посещают государственные ЦСА, Дом трудолюбия «Ной», а весной вместе с добровольческим движением «Даниловцы» мы начали проводить занятия в группах прямо на улице. Добровольцы помогают ведущим проводить занятия.

Занятия самые разные: психологические и ассоциативные игры, тренинги интеллекта, есть динамическая группа, где люди общаются на те темы, которые актуальны для них здесь и сейчас. Есть киноклуб, творческие группы, арт-терапия, театральная деятельность.

— Зачем люди, находящиеся в крайне тяжелой жизненной ситуации, будут заниматься играми и творчеством?

— Этот вопрос – типичная реакция человека на первой стадии занятий в группе. Когда отношения еще не сложились, мы приходим с чаем, с добрым словом. Мы даже изначально не говорим, что психологи. Мы говорим: «Привет, меня зовут Надя, я пришла к вам общаться».

Со временем мы предлагаем: хотите, мы с вами эксперимент «здесь и сейчас» поставим (принцип «здесь и сейчас» — один из основных в гештальт-терапии). Люди соглашаются, и мы это делаем.

Ведь через занятия творчеством люди выражают свои эмоции, а значит, расслабляются, начинают выражать себя более естественно.

Поставить себя на место собеседника

«Диалог человечности»

— А что представляет из себя эксперимент «здесь и сейчас»?

— Приведу простой пример. Приходит человек в группу и начинает рассказывать о том, как он пытался договориться с администратором, но не договорился, и вообще, никто его не понимает и не слушает. Я говорю: «Давай поисследуем, как происходил ваш диалог».

Мы ставим два стула. Человек садится на один стул, второй стул остается пустым.

Участник последовательно проигрывает диалог, пересаживаясь со своего стула на «администраторский». Он ставит себя на место собеседника и отвечает самому себе.

После каждой реплики мы обращаем внимание на чувства, которые переживает человек в данный момент. Таким образом он учится осознанности и вырабатывает модель конструктивного диалога именно в этой ситуации, с данным администратором.

— Но ведь человек может рассказать вам вымышленную биографию, придумать себе и причины бездомности, и мечту. Что вы делаете в таком случае?

— Когда я была социальным работником, у меня была методика, как выявлять вранье. Это важно для оформления документов. Но когда работаешь как психолог или психотерапевт, то разделаешь свою ответственность и ответственность клиента. Если человек врет психологу, то эффект от консультации будет гораздо меньше. Но это ответственность клиента.

Конечно, бывают люди с «застреванием» в какой-то истории, с верой в свое вранье. Тогда мы пытаемся помочь человеку отделить правду от вымысла.

И, наконец, про достоинство

Тренинг «Дом Мечты»

— Что вы лично поняли про бездомность – не как исследователь, а как практик?

— Первое — я тоже могу стать бездомной.  Это происходит со многими людьми. Для того, чтобы сохранить социальные связи и развиваться, нужно постоянно работать над собой, над отношениями с близкими людьми.

Второе – нет никаких «мы» и «они».

Когда я работала над диссертацией, я думала, что есть «мы», те люди, которые помогают, и «они», которым помогают. Нет.

Есть одно наше общество, и есть в нем люди в ситуации бездомности. У бездомных не может быть каких-то особых психологических характеристик.

Третье — служение ради служения не работает. Работает только любовь. Без любви невозможно никому помочь.

Четвертое – про достоинство человека. Если человек лежит на берегу пруда, где большой пляж, а он лежит пьяный и грязный, то это единственный способ, которым он может заявить о своей беде. В этом человеке столько же достоинства, сколько во мне.

— Далеко не каждый готов воспринимать бездомных людей как равных себе. Например, в Савеловском районе Москвы местные жители протестуют против открытия прачечной для бездомных.

— Местные жители опасаются, что жизнь района изменится после появления прачечной. Страх – это всегда фантазия. Здесь фантазия основана на стереотипе, что все бездомные люди грязные, употребляют алкоголь и спят непонятно где.

Чтобы местные жители не воспринимали открытие прачечной для бездомных (или другие похожие инициативы) как угрозу для себя, необходимо информирование, необходимы встречи с людьми, в основе которых — уважение их мнения.

«Группа общения» на улице

Чтобы перестать бояться друг друга, нужно искать понимание. Но этот поиск занимает какое-то время.

«Ночлежка» (благотворительная организация, которая планирует открыть прачечную для бездомных людей в Савеловском районе Москвы) выбрала именно такой, конструктивный путь.

Местных жителей лучше воспринимать не как препятствие, а как ресурс.

Они могут приносить какие-то вещи для бездомных, делать пожертвования, даже создать некое волонтерское сообщество вокруг прачечной, если консультироваться с ними и учитывать их мнение.

Фото: Антон Андросов / Клуб Солидарных