Как изучение жестового языка меняет жизнь слышащих. Мы поговорили с теми, кто выучил жестовый

Группа из Дома слепоглухих в Пучково на экскурсии в Ботаническом саду МГУ. Экскурсовод Анна Демидова. Фото Юлии Андриевич

Анна Демидова, геоботаник, волонтёр Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение»

— Жестовый язык я стала изучать в 2017 году, на курсах по социальному сопровождению слепоглухих, организованных фондом «Со-единение». У нас было всего три лекции по жестовому языку, но это стало неплохой базой для дальнейшей самостоятельной работы. Я не ставлю целью интенсивное изучение жестового языка, но по возможности смотрю видео-уроки и читаю книги. Мне важно знать основные жесты, которые используем в быту каждый день.

Также меня обучали  неслышащие люди, мои друзья, и такое обучение в жизни, сразу на практике – лучшее, на мой взгляд.

В иностранном языке проще изучать новые слова, когда понятна их этимология. И когда можно придумать свои надёжные ассоциации, которые не подведут. С жестами всё сложнее. Стрелочки на схемах в книгах и словесные описания не всегда понятны и однозначны. Кажется, что выучил, и вдруг это оказывается неправильно. Переучиваться сложно.

Жестовый язык в быту упрощает и ускоряет общение и понимание. Кроме того, некоторые люди очень красиво общаются с помощью жестов.

Я с удовольствием смотрю видео, где показывают стихи и песни на жестовом языке, театральные постановки. Мне кажется, что жесты – это от души, очень искренне, иначе их и не покажешь и не воспримешь.

Анна Демидова. Фото Екатерины Столяренко

Вначале я могла неправильно показать какую-то дактилему (букву дактильного алфавита), и получалось совсем другое слово. Непривычно было дактилировать прямо около глаз слепоглухой женщины, по её просьбе. Все воспринимают жесты и дактильный перевод с разного расстояния, и не всегда рука в руку.

Ситуации разные были. Однажды мы с моей подругой, тотально незрячей с рождения девушкой, пытались изучать жесты по книге «Говорящие руки». Она повторяла движения, следуя словесным описаниям. Получалось так, что эти описания мы воспринимали немного по-разному, а в жестах важна точность, как и в любом языке.

Все слепоглухие люди абсолютно разные. У всех разный остаток слуха и зрения, свои привычки и характеры. Эти особенности крайне важно учитывать при общении. С кем-то я веду переписку в фейсбуке (и именно фейсбук технически больше подходит для слепоглухих людей), реже – по электронной почте. При личных встречах что-то можем писать на бумаге или на телефоне, это тоже хорошие варианты. Если кто-то носит слуховые аппараты, я меняю дикцию, замедляю быстрый от природы темп речи, стараюсь говорить более чётко, но не всегда громче, это не нужно. Когда я провожу экскурсии в Ботаническом саду МГУ, то в группах работают опытные переводчики и помощники. Поскольку мы уже неплохо знакомы, то понимаем друг друга с полуслова.

Александр Иванов, бильд-редактор

Александр Иванов: «я» — «могу» — «говорить».  Фото: Татьяна Гонтарь

— Я родился в семье неслышащих. И поэтому первые азы жестового языка  усвоил рано. Мама оглохла в два года из-за скарлатины. Папа практически полностью потерял слух в 11 лет.

У родителей сохранилась хорошая дикция, поэтому я по губам мог их понимать. Еще до школы я наблюдал за общением папы и мамы, их глухонемых друзей. И спрашивал, что значат разные жесты. Тогда я узнал о разделении на жесты, обозначающие слова и буквы. Знание языка было необходимо для ускорения коммуникации с родителями.

Хотя бывало, что я стеснялся, когда родители говорили на языке жестов.

Меня смущала их излишняя, как казалось тогда, эмоциональность. Это обстоятельство повлияло на решение изучить более глубоко язык.

Из-за малейшей небрежности может быть неверно понят знак, сделанный рукой. Буквально, например, от прикладывания не к тому месту пальцев к лицу меняется значение жеста. В одном случае может быть слово «дедушка», а в другом — какое-то действие.

В совершенстве языком я, безусловно, не владею, поскольку использую знание жестов только для общения с родителями. Но некоторые способности за годы практики развил в себе, в особенности эмоциональный интеллект. Это позволяет понимать людей лучше и гармонизирует внутреннее состояние.

По движениям и мимике человека, я понимаю его скрытые мотивы и чувства. Все потому, что жестовый язык телесен и эмоционален.

Помимо прочего, мне удавалось иногда донести до окружающих информацию без слов. Сделав, например, многозначительный кивок головой или еще какое-то действие, которое не каждым читалось.

Еще общение с глухими сделало меня открытым человеком. Я заметил, что ко мне очень часто обращаются прохожие. Вероятно, я внушаю доверие даже случайным встречным.

Священник Евгений Морозов

Священник о. Евгений

— Жестовый язык стал моим вторым языком общения. Изучать же я его начал во время обучения в Томской духовной семинарии. Прошло уже 15 лет. Глухие сами помогали мне, подсказывали. Это было хорошее время знакомства с новым людьми, живущими в мире тишины.

Я и сейчас для себя открываю и запоминаю новые жесты в связи с новыми появившимися словами, в частности перешедшими в русский, а затем в русский жестовый язык из английского. Тизер, блокбастер, трейлер и т.д. – это относительно новые слова в обиходе молодежи. Конечно, жесты с обозначением таких слов не используются в катехизации, но их полезно знать. Стоит также отметить, что жесты в одном регионе могут отличаться от жестов в другом.

Трудность была в недостаточном количестве времени для того, чтобы полностью погрузиться в язык и больше общаться с неслышащими. Ведь изначально это было чем-то вроде хобби, которое потом стало инструментарием в пастырском служении. Наверстывать то, что не было сделано ранее, весьма непросто.

В храме. Фото: Татьяна Гонтарь

Думаю, взрослые люди, у которых есть семьи, а также работа, отнимающая много времени, прежде чем приступить к изучению жестового языка, должны дать себе отчет, а хватит ли им времени овладеть языком глухих. Именно по этой причине многие, приступающие к изучению, в скором времени бросают.

Мне открылся мир глухих и их проблемы. Пришло понимание, что для инвалидов в России мало рабочих мест или берут их на работу неохотно. Ко мне периодически обращаются неслышащие люди из Москвы и иных регионов с просьбой предоставить им хотя бы временную работу. Жаль, что всем невозможно помочь.

Ведь глухие, приходя в Церковь, приходят со своими проблемами.

Надо не только выучить язык для общения с ними, но и еще как-то суметь утешить, а еще лучше помочь им или хотя бы дать надежду.

Когда у человека есть надежда, он будет продолжать искать и что-то делать.

Проповедь.  Фото: Татьяна Гонтарь

Существует проблема в обратном переводе для многих знающих жестовый язык. Важно не только суметь самому сказать, но и понять, что тебе ответили.

Неслышащие более прямолинейные в общении друг с другом. Жестовый язык не любит условностей. «Возможно», «может быть», «вероятно» и другие эфемерности малозаметны в жестовой речи, для которой характерно четкое визуальное выражение.

Не так сложно понять жестовый язык, как бывает трудно понять глухого человека, да и слышащего в равной степени.

Глухой среди других лиц, которых мы называем инвалидами, для остальных людей интересен именно своим жестовым языком. Махание рук невольно привлекает внимание, хочется смотреть и понимать. Тогда как на человека в инвалидной коляске или не имеющего рук и ног не все могут смотреть без сердечной боли. На таких долго взгляд не задерживается из-за жалости или смущения.

Так как неслышащие не часто используют мимику и не артикулируют слова, они могут выглядеть моложе, чем их слышащие ровесники. Поэтому может показаться что у глухих все хорошо. Однако в настоящее время надо обсуждать не язык, а реальные социальные проблемы инвалида по слуху: отсутствие работы, обиды, насмешки и издевательства от слышащих сверстников; слабое качество образования в школах для глухих в регионах, моральную деградацию в связи с отсутствием воспитания и объяснения нравственных аксиом.

На мой взгляд, в дни празднования Международного дня глухих в России именно об этом надо говорить.