Высокофункциональный аутист попал в психиатрическую больницу. Его мать сама вызвала «Скорую», а теперь не знает, как вернуть сына домой.

nikita_1391419531«… Люблю, свою жизнь, такой, какая она есть. Аутизм как качели – то вверх, то вниз. То отпустит, то снова захватит. Аутизм ломает жизнь и судьбу, как самого аутиста, так и его родителей. Отказаться от ребенка, или отказаться от своей собственной жизни – каждый решает сам. Жить рядом с аутистом очень трудно», — это фрагмент из книги Никиты Щирука.

Никита – один из немногих людей с аутизмом, способных выразить свои мысли и чувства и донести их до окружающих. Никита ведет дневник в Facebook и имеет много подписчиков. Многие родители благодарили его в письмах за возможность понять мир, в котором живут их дети, больные аутизмом.

Сейчас этого человека принудительно лечат в психиатрической больнице №14 города Москвы. Без согласия матери. Впрочем, ее согласие и не требовалось, поскольку Никиту никто не лишал дееспособности. Сам он от лечения отказывался, поэтому все было оформлено «по решению суда».

В этой трагической ситуации никакого нарушения закона не было. «Скорая увезла его по моему звонку, — рассказала «Милосердию.ру» Ольга Щирук, мать Никиты. – Там решили, раз отказывается от лечения, значит, по решению суда. Таков протокол действий для больных, которые дееспособны и отказываются от лечения».

Причину, по которой она вызвала скорую, Ольга описала так: «У него появилась ко мне агрессия. Только ко мне, ни к кому больше. Он почему-то решил, что если меня не станет, то исчезнут все его проблемы… У аутистов причинно-следственные связи могут быть нарушены: кто виноват и как быть».

По ее мнению, определенную роль в возникновении этой агрессии могла сыграть переписка Никиты в соцсети с неким недобросовестным психологом, о существовании которой мать узнала слишком поздно. Впрочем, признает она, можно только предполагать, что на самом деле повлияло на изменения в поведении ее сына: болезнь, образ жизни или слова постороннего человека. «Ему 23 года, и он ничем не занят», — говорит она.

Теперь Ольга не находит себе места от беспокойства, ведь она даже не может увидеть Никиту: в больнице введен карантин. «У меня есть только понедельник и среда, когда врач отвечает мне, что его состояние удовлетворительное. То есть на троечку», — с горечью рассказывает она.

Ольга опасается, что большие дозы нейролептиков, которые положено по протоколу давать таким пациентам, как ее сын, навредят здоровью Никиты. «У него проблемы с кровью, была анемия, кровь переливали, потом гемоглобин выше крыши поднялся… Со щитовидкой большие проблемы. И вот, эти большие дозы, — говорит она. — Я спрашивала врача, можно ли уменьшить дозу? Нет. Можно ли сократить время пребывания с месяца до двух, трех недель? Нет».

Лечение проходит по всем правилам, но пациентам нужны не только лекарства…

Больше всего Ольгу беспокоит беспомощность сына: «Он не ходил ни в сад, ни в школу, он самостоятелен только в пределах своей квартиры. Не представляю, как он там ест, как ему делают уколы». Когда Никита находился в стационаре в прошлый раз, для переливания крови, мать была вместе с ним. «Вы знаете, какая проблема? – продолжает Ольга. — Приходит любой врач и спрашивает: «Как дела Никита?» Никита эхом отвечает: «Хорошо». Не умеют аутисты жаловаться».

По словам Ольги, она хотела добиться перевода сына в частную клинику, но ей было в этом отказано. «Наверное, у них такие предписания», — вздыхает она.

Благотворительный фонд содействия решению проблем аутизма «Выход в Петербурге» пытается помочь этой семье.

Зоя Попова, исполнительный директор фонда, рассказала «Милосердию.ру», что к участию в судьбе Никиты Щирука удалось привлечь представителей медицинского сообщества, пользующихся высоким авторитетом. Они связались с лечащим врачом и выяснили, как обстоят дела. По их словам, существует протокол лечения, и больница действует в рамках профессиональных задач, которые стоят перед ней, сообщила Попова.

«На понедельник мы договорились о встрече мамы с заместителем главного врача больницы, которая будет готова ответить ей на все вопросы по поводу сроков и тактики лечения и по поводу состояния Никиты. Мама узнает обо всем из первых рук», — добавила она. По словам Поповой, Ольгу Щирук будет сопровождать волонтер фонда, проживающий в Москве, он поможет матери лучше взвесить и оценить ситуацию.

Кроме того, после выписки Никиту готово принять реабилитационное отделение психиатрической больницы № 1 им. Алексеева, сообщила директор фонда.

Любовь Аркус, президент фонда «Выход в Петербурге» и создатель единственного в России Центра социальной абилитации, обучения и творчества для взрослых людей с аутизмом «Антон тут рядом», считает, что главная проблема таких людей, как Никита, это отсутствие «пространства для жизни».

«Опять больницей, лекарствами человеку заменяют то, что ему жизненно необходимо, а именно пространство для жизни. Никите нужен социум, ему нужна социализация, занятость, ему нужна дружба, ему нужно с кем-то постоянно взаимодействовать. Ему нужно каждое утро знать, что ему есть, куда пойти», — сказала Аркус в интервью «Милосердию.ру».

Центр «Антон тут рядом» как раз и предоставляет людям с аутизмом такую возможность. По словам Аркус, Ольге Щирук было предложено переехать в Санкт-Петербург, чтобы Никита мог посещать центр и, возможно, жить в квартире поддержанного проживания (еще один проект фонда «Выход в Петербурге», позволяющий студентам центра получить навыки самостоятельной жизни).

Учреждения, подобные центру «Антон тут рядом», должны быть не только в каждом городе, но и в каждом районе, считает Аркус. «Отрезая человека с аутизмом сначала от инклюзивного детского сада, потом от школы, потом от института, а потом от работы, его делают больным», — подчеркнула она.

Никита Щирук получил инвалидность в четыре года. «С Никитой никто не хотел оставаться, он был совершенно неуправляемым ребенком. Только я могла с ним справиться. В детский сад его не взяли: сказали, таких никогда не возьмут», — рассказывала ранее его мать. В школу его тоже не взяли, он проходил семейное обучение, а также получил образование в I-школе для детей-инвалидов, то есть общался с учителем по скайпу.

«Правильно заданный вопрос – это очень важно, – рассказывал Никита в интервью порталу «Не инвалид.ру».  — Его надо сформулировать четко, точно и однозначно. Без двойного понимания. И чтобы не надо было додумывать, что от меня хотят. Я этого не умел делать. Сейчас немного научился додумывать».

«У меня хорошая память. Я не тихий, чаще веселый, чем грустный, конфликтный, любознательный, чистоплотный, пунктуальный. У меня много интересов: телевидение и радио всех времен и народов, политика, страны, их флаги, гимны, кино, музыка, история, интернет, религии. Я могу поговорить на любую тему», — пишет он о себе.

Московский аутист стал популярным блогером