Стандарт открытости поможет жертвователям отличать «агнцев» от мошенников, а НКО — уверенно вести разговор с государством и бизнесом и расти профессионально, считает эксперт Дмитрий Поликанов

Дмитрий Поликанов. Фото: vesti.ru


Если вас интересует благотворительность, вы хотите разбираться в новых технологиях, читать экспертные интервью с яркими фигурами в мире НКО и помогать с умом — подписывайтесь на секторную рассылку Милосердие.РУ. Чем больше мы знаем, тем лучше помогаем!

Конец года совпал с завершением предварительного обсуждения проекта Стандарта информационной открытости НКО. На Общероссийском гражданском форуме мы провели опрос, собрали дополнительные предложения — обязательно постараемся максимально интегрировать в их документ. Итак, уже со следующего года можно начинать постепенное добровольное внедрение Стандарта. И одновременно — проводить кампанию по популяризации этих правил, как внутри сектора, так и за его пределами.

Нас часто спрашивают: а зачем всё это? Кому это нужно? Давайте посмотрим на список адресатов Стандарта и попробуем сформулировать их мотивацию.

Не секрет, что некоммерческий сектор становится предметом всё более пристального внимания государства. Год и День волонтера, существенное увеличение бюджета Фонда президентских грантов (на следующий год он будет уже 8 млрд руб.), некоторое переформатирование Общественной палаты, регулярные встречи высшего руководства страны с благотворительными организациями, допуск НКО к государственному и муниципального заказу. Власть делает попытки стимулировать пусть и регулируемую, но всё-таки гражданскую активность. Во всём этом, кроме политической, есть еще важная экономическая составляющая: государственные механизмы явно туго справляются с социальной нагрузкой в условиях дефицита бюджетных средств, поэтому власти нужен помощник.

Но этот помощник должен быть понятным, с логичными правилами игры. Пока третий сектор, несмотря на кажущуюся подконтрольность (в виде проверок, отчетности и т.п.), на самом деле, для госструктур представляет собой terra incognita, даже terra mystica.

Данные Росстата, как и по множеству сфер в нашей стране, не отражают действительности. Данные налоговиков не дают представления о характере и системе деятельности, в лучшем случае они могут дать агрегированное понимание доходов и расходов. Данные Минюста – вообще не данные, потому что из этих форм (большинство сдается в бумажном виде и никуда не заносится, а просто лежит тоннами пылесборников) ничего уразуметь невозможно.

Достаточно посмотреть презентацию проекта «Открытые НКО», чтобы заметить – в этом массиве информации государство разобраться не в силах, тем более, когда в нём есть и откровенные, не проверяемые никем ошибки. Что самое грустное – на этой информации строятся управленческие решения.

Мотивация №1 — «кнут»

Чем больше социальных услуг будут передаваться в сектор и чем шире будет становиться государственное финансирование, тем сильнее будет естественное желание чиновников контролировать процесс. Но поскольку менталитет госслужащих заточен под то, чтобы не создавать себе лишней работы, то формы этого контроля и добычи «объективных» данных могут быть весьма экзотическими – полет фантазии тут практически не ограничен. Поэтому, предупреждая законодательные инициативы, НКО-сообществу лучше попробовать саморегулироваться. Таким образом появится фундамент для будущих норм обязательной открытости, а заодно и основа разумной переговорной позиции.

Мотивация №2 — «пряник»

Бизнесу тоже нужны понятные партнеры. Благотворительность и работа с НКО становятся заметной частью жизни практически любой компании. Это не только модно, но и выгодно. Улучшается имидж компании, её отношения с небогатой местной властью, которая открыто использует бизнес для решения социальных проблем. Укрепляются внутрикорпоративные коммуникации и корпоративная культура, ибо появляются дополнительные способы мотивации и вовлечения сотрудников (а заодно увеличивается кумулятивный эффект от денег компании и личных денег вовлеченного в благотворительность персонала).

Очередь из многочисленных просителей, стоящих у порога, надо как-то регулировать. Понятно, что есть традиционные механизмы – звонок из областной администрации или митрополии. Но всё больше компаний организуют грантовые конкурсы, формулируют концепции благотворительной деятельности, сопрягая их с PR- и GR-стратегией, отходят от привычного «восстановим храм, построим спортивную площадку, накормим в бесплатной столовой». Выбрать достойные НКО, не имея никакой достоверной информации о секторе, довольно сложно, а давать деньги абы кому не хочется.

Стандарт и база некоммерческих организаций, каждая из которых откроется настолько, насколько будет готова, — это уже конкретный инструмент, влияющий на распределение государственных и частных денег. Понятно, что части бизнесменов захочется сохранить анонимность своих пожертвований – из морально-религиозных побуждений или из нежелания «светиться» в принципе и привлекать внимание к собственным источникам дохода. Проект Стандарта предполагает такую возможность: если все твои жертвователи анонимны, так и отрази это в структуре раскрываемых доходов. Может быть, для кого-то, кто увидит такую карточку НКО, наоборот, это станет дополнительным поводом пожертвовать организации.

Мотивация №3 — «хочу быть лучшим»

Наконец, открытость нужна самому сектору. И для того, чтобы помогать жертвователям отличать «агнцев» от мошенников, которые появляются с невообразимой скоростью. И для того, чтобы чувствовать себя уверенно в разговоре с государством и бизнесом, опираясь на понятные для них критерии. И для того, чтобы расти профессионально — потому что любой стандарт, особенно разноуровневый, несет в себе элемент соревновательности, а значит – стимулирует самосовершенствоваться.

Основной аргумент противников Стандарта – увеличение временных затрат на обеспечение открытости. Мол, мы тут дело делаем, ресурсов не хватает, а вы со своим стандартом.

1) во-первых, можно использовать только базовую версию – там всё заполняется на автопилоте и легко подтягивается из документации, которую организация и так готовит.

2) во-вторых, если это небольшая НКО, то и деятельность у неё, вероятно, не самая масштабная. Поэтому потратить один-два дня в год, чтобы эту деятельность описать – не самые большие временные затраты.

3) ну, а в-третьих, это повод для себя структурировать, отрефлексировать лишний раз то, что ты делаешь, зачем и какой результат это приносит – тоже полезное управленческое упражнение.

В общем, как ни крути, но получается, что от наличия Стандарта выигрывают все. Дальше по ходу практики он может совершенствоваться, дополняться, одни разделы переходить в другие, предполагать большую или меньшую детализацию – понятно, что это живой механизм. Точно так же будут совершенствоваться и инструменты мотивации, а значит – будет меньше вопросов про то, кому и зачем это нужно.

Об авторе

Дмитрий Поликанов – президент благотворительного фонда поддержки слепоглухих «Со-единение». Председатель Совета Форума доноров – союза грантодающих организаций. Один из разработчиков проекта Стандарта информационной открытости НКО.  Кандидат политических наук.