Когда Татьяна Гримблит начала свой путь мученичества, ей было столько же лет, сколько сейчас студенткам-первокурсницам Свято-Димитриевского училища сестер милосердия. 23 сентября, в день памяти святой они посетили Бутовский полигон, место ее казни в 1937 году. ФОТОРЕПОРТАЖ

Когда Татьяна Гримблит начала свой путь мученичества, ей было столько же лет, сколько сейчас студенткам-первокурсницам Свято-Димитриевского училища сестер милосердия. 23 сентября, в день памяти святой они посетили Бутовский полигон, место ее казни в 1937 году.

На фресках каменного храма Новомучеников и Исповедников Российских на Бутовском полигоне изображен полигон и могилы, в которые падают расстрелянные люди. В глубоких рвах-траншеях полигона лежат останки более 20 000 убиенных: не только мучеников, но и их палачей. Настоятель храма, протоиерей Кирилл Каледа убежден, что нам еще предстоит осмыслить сложный урок: в одну могилу легли как праведники, так и разбойники

Татьяну расстреляли на Бутовском полигоне за милосердное служение заключенным в советских лагерях и тюрьмах. Сразу после окончания гимназии в Томске в 1920 году, почти все заработанные средства (она устроилась на работу воспитательницей в детский приют), а также то, что ей удавалось собрать по храмам Томска, Татьяна меняла на вещи и еду и пересылала заключенным. Сначала в тюрьму Томска, а вскоре и по всей Сибири.

Несмотря на то, что традиционно покровительницей милосердного служения в России считается святая великая княгиня Елизавета Федоровна, для первокурсниц училища именно житие новомученицы Татьяны Гримблит стало ярким примером милосердного самопожертвования.

«Мы в училище недавно узнали житие этой святой, – рассказал священник Николай Петров, заведующий воспитательной работой в училище, преподаватель духовных основ милосердия. – Как и наши студентки, Татьяна была совсем молодой, слабой девушкой, когда избрала этот страшный для того времени путь: помогать тем, от кого все отреклись, поддерживать их в тюрьмах и лагерях письмами и посылками. Княгиня Елизавета Федоровна долго шла к этому пути, а Татьяна еще не знала никакой жизни в нашем понимании, когда встала на него и проявила самопожертвование, исповедуя православную веру».

До нас дошли тетради стихов Татьяны. В 1923 году, всего лишь через три года после окончания гимназии она пишет стихотворение «Вечная память».

Ложь, клевета благодарностью будут
Мне за любовь, за труды.
Пусть меня каждый и все позабудут, –
Помни всегда только Ты.
Вечную память мне дай, умоляю,
Память Твою, мой Христос.
С радостью светлой мой путь продвигаю,
Муку мою кто унес?
Кто всю тоску, что мне сердце изъела,
Счастьем, любовью сменил,
Труд мой посильный в великое дело
Благостно в подвиг вменил?..
Молодость, юность – в одежде терновой,
Выпита чаша до дна.
Вечная память мне смертным покровом,
Верую, будет дана.

Очевидно, что она прекрасно понимала на что идет, помогая заключенным священнослужителям и мирянам в годы гонений на Церковь.

Для многих людей Татьяна стала новым Филаретом Милостивым. «Родная, дорогая Татьяна Николаевна! Письмо Ваше получил и не знаю, как Вас благодарить за него. Оно дышит такой теплотой, любовью и бодростью, что день, когда я получил его, – был для меня один из счастливых, и я прочитал его раза три подряд, а затем еще друзьям прочитывал: владыке Николаю и отцу Сергию – своему духовному отцу…», – пишет Татьяне епископ Иоанн (Пашин) из лагеря.

Несколько раз ее арестовывали. В очередной ссылке Татьяна изучила фельдшерское дело и после освобождения поселилась в Александрове, где стала работать фельдшером в больнице. Шел 1937 год. Верующая фельдшерица демонстративно перекрещивает умерших больных, порошки и пилюли выдает «С Господом Богом!» на устах, а когда ее спрашивают, почему она не снимает крест, отвечает, что крест с нее «снимут только вместе с головой».

5 сентября Татьяна писала письмо священнику в ссылку, когда в дверь постучали. Сотрудники НКВД не дали закончить ей письмо, но разрешили написать записку подруге. Татьяна и в эти минуты сохраняла мир в душе: «Ольга родная, прости! Прибери все. Получи белье от Дуни. <…> Когда меня угонят отсюда, то только через десять дней пошли все маме, известив ее сначала о моем аресте письмом. Напишешь письмо, а потом через пару дней шли вещи. Деньги на пересылку у тебя будут. <…> Ну, всех крепко целую. За все всех благодарю. Простите. Я знала, надев крест, тот, что на мне: опять пойду. За Бога не только в тюрьму, хоть в могилу пойду с радостью».

После совершения литургии настоятель храма святых Новомучеников и Исповедников Росиийских в Бутово протоиерей Кирилл Каледа провел для студентов училища небольшую экскурсию по мемориальному комплексу «Бутовский полигон».

Роспись храма не сразу открывается молящемуся. Недолго постояв в храме, начинаешь видеть в праздничных красках фресок палачей в буденовках и сюжеты мук: расстрелы, избиения, непосильные работы

Чтение Евангелия

В училище будущим сестрам милосердия каждый год рассказывают житие Татьяны Гримблит. Показывают документальный фильм о ней, снятый Православным Свято-Тихоновским Гуманитарным Университетом, читают ее стихи

Мощевик храма. 23 сентября в 1937 году вместе с Татьяной были расстреляны еще 369 человек. Самое большое количество расстрелянных за день – 500 человек

Текст тропаря и кондака святой Татьяне. Преподаватель духовных основ милосердия в Свято-Димитриевском училище сестер милосердия священник Николая Петров вместе со священниками храма святого царевича Димитрия, при котором действует училище, начали составление церковной службы святой Татьяне

После литургии настоятель храма святых Новомучеников Российских в Бутово протоиерей Кирилл Каледа провел для студенток училища и добровольцев службы «Милосердие» экскурсию по полигону

Крест, освященный на полигоне 8 мая 1994 года. Тогда же была совершена и первая соборная панихида по убиенным

Когда прекратились расстрелы, на полигоне был разбит яблоневый сад. В этом году особенно большой урожай яблок

Первый, деревянный храм на полигоне. Отец Кирилл Каледа показывает икону священномученика Сергия Голощапова. Как-то при освящении квартиры его внука, Сергея Павловича, в которой находились вещи расстрелянного деда, в киоте, принадлежавшем отцу Сергию, чудом обнаружились мощи святого муромского князя Константина. После того, как нижний каменный храм будет расписан, отец Кирилл надеется, что мощи будут перенесены туда

Поруганная икона тверских князей периодически мироточит