Мы поговорили с двумя священниками, служащими в двух разных штатах Америки, чтобы узнать их мнение о смертной казни. Для нас стало неожиданностью, что мнения разделились

Фото: Борис Приходько / РИА Новости

По данным правозащитной организации Amnesty International, в 2018 году в мире было казнено 690 человек (без учета Китая, где количество «смертников» засекречено и предположительно составляет еще более 1000 человек).

22 года в камере смертников

В конце 80-х годов американскую общественность потрясла история 25-летней Дебры Милке, приговоренной к смерти по обвинению в организации убийства ее 4-летнего сына Кристофера. По мнению следствия, мотивом было нежелание Дебры отдавать сына на воспитание бывшему мужу, а также стремление получить страховку в 5000$.

По закону штата, вести допрос подозреваемых здесь разрешено без аудио- и видеозаписи, что создает условия для фальсификаций. Полицейский чиновник Армандо Салдейта уверял присяжных, что Дебра в ходе допроса признала свою вину — это стало главным доказательстве дела.

Сама Дебра решительно это отрицала, но лишь позже, когда Салдейт был уличен во лжи под присягой, дело Дебры вышло на новый уровень доследования. В 2013 году адвокатам Дебры удалось добиться отмены приговора в апелляционном суде. В 2015 году с Дебры сняли все обвинения.

Когда женщину посадили в камеру смертников, ей было 29. Когда она вышла на свободу — 51 год.

Штат Аризона, где разворачивались упомянутые события, как и большинство других штатов Америки, не гарантирует реабилитированному какой-либо компенсации за время, проведенное в тюрьме.

«Безусловно, система правосудия должна быть направлена на то, чтобы исключать вероятность ошибки при вынесении приговора. Апелляции нужно рассматривать максимально тщательно. Важно исключить любую, даже малейшую вероятность казни в чьих-то корыстных интересах.

К счастью, таких случаев очень мало. В США очень неплохо работает практика доследования», — считает протоиерей Джон (Иоанн) Уайтфорд – настоятель храма Святителя Ионы Манчжурского (РПЦЗ) в Спринг, Хьюстон, и постоянный автор ‟Orthochristian.com” – английской версии портала «Православие.ру».

Штат Техас, где служит отец Джон, занимает первое место в США по общему количеству казней с 1976 года.

«Прозрачная правовая система – необходимый фактор суда по справедливости»

Протоиерей Джон (Иоанн) Уайтфорд. Фото: facebook.com/frjohnwhiteford

Отец Джон является убежденным сторонником смертной казни, свое мнение он основывает на цитате из Книги Бытия:

«Бог сказал: “Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию” (Бытие 9:6). Ни в Писании, ни в Предании нет ничего, что призывало бы к несогласию со смертной казнью, когда она выносится справедливо.

И вы не найдете ни одного отца Церкви, интерпретирующего этот отрывок как устаревший постулат Ветхого Завета, неактуальный в наши дни.

В 2000-х в Русской православной церкви широко обсуждался вопрос о возможности применения смертной казни. Большинство русских священников выступали против, используя традиционные аргументы. Один из них — дать человеку время на покаяние.

Но в Соединенных Штатах с момента вынесения приговора и попыток его обжалования и до момента казни может пройти двадцать лет!

Я уважаю людей, которые высказываются против смертной казни в тех местах, где процветает коррупция, плохо работает судебная система и есть риск ошибочных приговоров. Казнь невиновных – это убийство.

Но если мы говорим о прозрачной правовой системе, то смертная казнь жестокого рецидивиста действительно может помочь людям чувствовать себя защищенными. Серийные убийцы и террористы должны знать, что есть поступки, которые не оставляют человеку права на жизнь».

«Человеческий фактор хитрее самой прозрачной правовой системы»

Протоиерей Михаил Владимиров. Фото: facebook.com/fr.michael.vladimirov

Другого мнения придерживается протоиерей Михаил Владимиров, возглавляющий православную общину святого апостола и евангелиста Марка (РЦПЗ). В штате Нью-Йорк, где служит отец Михаил, смертная казнь не практикуется с начала 60-х, а полный запрет на нее был принят в 2007 году.

«Статистика в США ясно демонстрирует ошибки американских судов, несмотря на все современные достижения науки в области экспертиз и анализа данных. Человеческий фактор здесь всегда найдет свое место, — убежден о. Михаил.

— С 1976 г. по сегодняшний день в США было приведено в исполнение 1506 смертных приговоров. За этот же период было вынесено 166 оправдательных приговоров для осужденных на смертную казнь. Каждый 10-й человек был казнен невиновным», — добавляет священник, ссылаясь на статистику на сайте deathpenaltyinfo.org.

«Священник по определению служитель жизни, а не смерти. На мой взгляд, священник не может поддерживать смертную казнь. Это в корне противоречит самой сущности его служения».
Сам Господь был распят на кресте, — именно это, по мнению о. Михаила, является доказательством неприемлемости смертной казни. «Христос был оклеветан, предан в руки палачей «из зависти», как говорит Евангелие от Матфея.

Казнь Христа – лучшее доказательство того, что земной суд не имеет права распоряжаться жизнью и смертью людей», — считает православный священник из штата Нью-Йорк.

Однако в православных русских великих княжествах, государстве, а потом и Российской империи смертная казнь существовала во все времена (за исключением крайне редких и непродолжительных перерывов). И при великих князьях, и при царях, при тишайшем государе Алексее Михайловиче и при св. императоре-мученике Николае II.

Как это возможно, если выдвигать в качестве аргумента против казни христианское милосердие?

«Во-первых, Православие — это личное исповедание христианской веры, — говорит о. Михаил Владимиров. — Не государственное декларирование, а именно личное исповедание человека. Например, государство как институт не может от своего имени произнести “Символ Веры”.

Во-вторых, при абсолютной монархии, как и при сталинизме, народ не имел никакой возможности влиять на формирование законодательства. Что бы ни думали православные о смертной казни, это никоим образом не могло повлиять на ее применение государством».

«Не убий» или человек человеку… кто?

Комната для смертельных инъекций в американской тюрьме Сан-Квентин Фото: ТАСС / AP Photo. Eric Risberg,

На прямой вопрос, является ли смертная казнь нарушением шестой заповеди «Не убий» (Исх. 20:13) отец Джон и отец Михаил также отвечают по-разному.

В английском языке есть два слова, которые обозначают убийство, каждое имеет оттенок и область применения. Умышленное лишение жизни другого человека — это всегда “murder”. Обычно этим словом обозначают жестокие преднамеренные преступления.

И совсем иначе выглядит нейтральное “killing”, обозначающее умерщвление, его используют, в том числе, когда говорят об убийстве насекомых.

«Заповедь «не убий» все же относится не ко всем видам убийства, а скорее к убийствам умышленным, для которых нет совершенно никакого основания. Если, например, вы убили кого-то, чтобы защититься или защитить другого, это не то же, что убийство ради удовольствия или корысти», — рассуждает о. Джон.

А тот, кто исполняет работу палача? Ответственен ли он за свои действия, свою работу?

«Если вы находитесь при исполнении и ваша работа состоит в том, чтобы ввести человеку дозу смертельной инъекции — это возможность защитить общество от возможной опасности. Это право, которым вас наделило государство.

Можно сравнить это с убийством преступника во время его нападения на кого-то, когда полицейский стреляет в преступника, чтобы тот сам кого-нибудь не убил», — аргументирует отец Джон.

Однако, по его мнению, опыт казни в духовном плане для исполнителя очень труден, психологически и духовно. «Вряд ли, будучи христианином, человек может испытывать хоть малейшее удовлетворение, убивая людей. Но это не его вина. Это то, что должно быть сделано, подобно приказу на войне».

А вот что говорит по этому поводу отец Михаил:

«Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем (Лк 3:14).

В этом ответе Иоанна Предтечи солдатам, ключевым является “никого не обижайте”, выполняя свои обязанности. Если вы подойдете с этой точки зрения к репрессиям сталинизма, то увидите, что преступниками были практически все: и те, кто под пытками выбивал признания, и те, кто не давал защищаться во время суда, и те, кто по-хамски и с особой жестокостью относился к своим жертвам в последние секунды их жизни.

Действия людей, даже следующих букве закона того времени, но несущие личный, персональный характер ненависти по отношению к подсудимым, являются преступлением и лишают как судью, так и исполнителя приговора легитимности их действий.

Отношение социума к смертной казни, на мой взгляд, является показателем уровня нравственного развития данной группы.

По сути дела, человек, выступающий против  применения смертной казни, говорит преступнику: “Я знаю, что ты совершил самое страшное преступление, за которое ты не имеешь права на жизнь, но я не буду лишать тебя жизни, самого дорогого, что есть у человека.

Более того, я за свой счет согласен пожизненно тебя кормить, одевать и содержать, несмотря на твое преступление. То зло, которое ты совершил по отношению к нам, я остановлю добром по отношению к тебе”. Да, может быть, это несправедливо. Но милосердно».

Не допустить повторения

Фото с сайта www.mprnews.org

В чем позиции о. Джона и о. Михаила сходятся, — так это в вопросе о предотвращении рецидивов:

«Cтатистика рецидивов очень высокая. Человек возвращается в общество из тюрьмы спустя много лет, он очень устал и часто готов сделать себе поблажку — всего “один раз”. Тюрьмы он уже не боится, так как все про нее знает. Таким образом, люди совершают преступления снова и снова» — говорит отец Джон. И лучшим сдерживающим фактором считает именно смертную казнь.

По мнению отца Михаила, в целях безопасности общества значительно более широко должно использоваться именно пожизненное лишение свободы:

«Здесь я убежден, что если убийство было совершенно преднамеренно, то никаких сокращений сроков за хорошее поведение быть не может. В данном случае речь идет даже не столько о наказании, сколько о гарантированном пресечении рецидива и сохранении жизни других людей».

Есть ли жизнь после по ту сторону?

Фото с сайта stltoday.com

В первых числах января 2019 года в одной из тюремных камер в штате Невада обнаружили тело 48-летнего преступника Скотта Дозьера, приговоренного к смертной казни. Полиция предполагает, что он совершил самоубийство.

В течение 11 лет казнь не раз переносили из-за проблем с препаратом для летальной инъекции. Юристы утверждали, что вещество может причинить преступнику страдания.

На вопрос, помогает ли преступнику раскаяться замена смертного приговора на пожизненное заключение, о. Джон отвечает: «Некоторые люди находят Бога в тюрьме, но очень многие погружаются на глубину греха и отчаяния, о чем и говорят попытки и совершение на деле самоубийства».

Между тем, другой спикер нашего портала, дьякон Кирилл Марковский, который уже 17 лет занимается помощью пожизненно заключенным, утверждает, что многие заключенные приходят к осознанию того, что они сделали лишь спустя годы. И у него есть немало знакомых осужденных, которые стараются провести остаток жизни в молитве за своих жертв:

«Я знаю одного узника, который, осознав реальность бытия Божия в камере смертника, молил Бога лишь о том, чтобы Он дал ему время на покаяние и хоть немного продлил его дни. Стоит ли говорить, что когда был введен мораторий на смертную казнь, он воспринял это с великой благодарностью Богу».

Интервью с отцом Кириллом на Милосердии