Слепоглухой Влад играть на саксофоне выучился в восемь лет, но когда вырос, стал массажистом – «я мужчина, мне кормить семью»

Владислав Коренев

Без нот на саксе

Владу – двадцать пять. Родился слепым, а с возрастом ухудшился слух. После шестнадцати проблемы со слухом стали так очевидны, что начались проблемы в общении, а вывернутый на полную мощь телевизор мешал окружающим. Но пойти к сурдологу подбирать слуховые аппараты подростка заставило не это, а … музыка.

Петь Влад учился с восьми лет, потом самоучкой освоил саксофон и много лет оттрубил в школьном оркестре, не зная нотной грамоты.

После школы Влад с мамой (папа ушёл из семьи, когда сын был маленьким) переехали с Дальнего Востока в Кисловодск. Там Влад Коренев окончил медицинский колледж для незрячих. «Я хотел поступать в колледж искусств, но быстро понял, что музыканты-инвалиды не нужны. И тогда подумал: «Я – мужчина, мне нужно будет строить и кормить семью». И выбрал профессию массажиста».

Где учиться незрячему

В документах ВОС встречаются такие цифры: за весь XX век (начина с 20-х годов) высшее образование в СССР получили около 6000 слепых (возможно, в это число не входили слабовидящие). В XIX столетии таких людей было двое.

Ещё тридцать лет назад, когда аудиокниги не были повсеместно в ходу, аудиозаписи специально начитывались для незрячих и переписывались на огромные магнитофонные бабины. Сейчас учиться проще – появились специальные компьютерные программы, переводящие текст в голос, такое приложение можно поставить даже на телефон.

Медицинский массаж – относительно новое направление, доступное слепым. Набирают таких студентов в Кисловодске, Москве, Тольятти, Свердловске, а с конца 1990-х – ещё в Ульновске.  В Санкт-Петербурге учат незрячих медсестёр по массажу . А в Томске за обучение незрячих массажистов даже умудряются брать деньги – почти 72000 рублей в год.

Сорок девять пятёрок и «трояк»

Кисловодский медицинский колледж со специальным факультетом медицинского массажа для незрячих – старейший в стране. Основан был после ВОВ, когда нужно было возвращать в жизнь потерявших зрение на фронте. Так что традиции преподавания там многолетние.

Впрочем, кроме спецфакультета, это – обычное старое и уважаемое медицинское училище. Неудивительно, что «за профессией» Влад вместе с мамой поехал из Сибири на другой конец страны. Одного сына мама тогда не отпустила.

Про учёбу Влад рассказывает долго и взахлёб – про фармакологию, где нужно было заучить кучу сведений о разных препаратах, и это никак не давалось. Про ссоры студентов на практических занятиях, где пройденный материал будущие массажисты отрабатывали друг на друге. Где ещё взрослые парни могут поругаться на тему: «Ты меня неправильно растираешь?»

И ещё очень тепло вспоминает про учителей:

«Когда общую анатомию тебе рассказывает человек, который тридцать лет проработал врачом на Байконуре, ты понимаешь, что это не мальчик «два года после института». Еще помню травматолога. Параллельно с лекциями у нас он работал в больнице, а до этого прошёл хирургом всю чеченскую кампанию».

Влад очень хотел красный диплом, но среди сорока девяти пятёрок затесалась одна тройка. Причём как раз по классическому массажу!

«У меня тогда были небольшие проблемы с руками — когда-то в детстве я их отморозил, и в пальцах остались ревматические проявления. Потом, конечно всё разработалось и практикой поправилось. И я пересдал массаж на пятерку!»

Слепой в поисках работы

Тех слепых, кто сумел получить образование, ждёт следующий этап – поиск работы. И это непросто.

Список предприятий Всероссийского общества слепых не вдохновляет – сплошь ориентация на ручной труд. Слепым, в основном, предлагают обрабатывать мебель, собирать розетки да мелкую канцелярию.

В тематических группах выбор тоже невелик — программисты (на эту специальность готовят, в основном, в специальных учебных центрах, в обычный вуз слепому на неё не пробиться – на вузовских компьютерах нет программ для работы слепых), аккомпаниаторы, операторы колл-центров. Зарплата – слезы, от десяти тысяч рублей.

В поисках работы Влад, обзаведясь хорошим слуховым аппаратом, отправился в Москву – а куда еще?

Покорение Москвы

Получилось не сразу.

— «Никаких инвалидов у нас работать не будет!» — это я слышал часто. Конечно, и инвалиды тоже не всегда правильно себя ведут. Начинают предъявлять требования: неполный рабочий день, лишний выходной, добавку к отпуску и тактильную дорожку в столовую. Один человек однажды истерику работодателю закатил.

И вот теперь получается — паршивая овца все стадо портит, и когда ты приходишь к работодателю и говоришь: «Дайте мне просто нормальные условия – стол, раковину, кондиционер в кабинете», — он не верит. И зарплату нередко занижают, когда видят твои «особенности».

Но вообще в Москве много людей, которые хотят помочь. У меня был случай, когда я на улице запутался. Мимо, в другую сторону, шёл человек; в итоге он развернулся и довел меня до метро. А другой парень не просто довел, а довёз до моей станции, причём по дороге выяснилось, что самому ему ехать за две ветки.

Второй принцип массажиста

Есть мнение, что незрячие массажисты знают и умеют больше, чем зрячие, так срабатывают компенсаторные функции и руки начинают «видеть».

«У массажистов, как у врачей, первый принцип «Не навреди». А второй «Полюби своего пациента, сделай так, чтобы ему было хорошо». Есть, конечно, зажимы, определённые триггерные зоны, в которых не может не болеть. Но тогда ты уже предупреждаешь: сейчас потерпите. И если у кого-то от сидения в офисе шея уже, как у Буратино, я, конечно, не могу ему помочь без того, чтобы в неё не залезть. Но всё равно стараюсь, чтобы человеку было комфортно».

Пациентов Влад тоже научился «видеть»:

«Бывают люди лёгкие, а бывают настолько тяжёлые, что ты вроде и массировал его немного, а чувствуешь себя — как будто вагон разгрузил. И дело здесь не в диагнозе, и внешне человек приветливый, и к тебе относится хорошо. Но что-то у него на душе, и ты это ловишь. Иногда думаю, если бы я видел, понял бы все это про человека?»

Вредно не мечтать

А музыка осталась – как мечта. При том, что слух у Влада слабый, он, удивительным образом, очень тонкий.

«В свободное время пишу тексты для песен, играю на саксе. Недавно нам дали бесплатные билеты в «Новую Оперу», до этого были пригласительные от фонда «Бельканто». Мы с другом Мишей пару раз с помощью знакомых волонтёров попадали на джаз.

Что будет дальше, я пока не знаю. Хочется семью, приличную работу. Хочется сыграть с кем-то из настоящих музыкантов. попробовать с ними сыграть. Как говорят: «Мечтать не вредно – вредно не мечтать».

Фото: Павел Смертин