Москва и москвичи глазами мигрантов. Cегодня о себе рассказывает Вова из Таджикистана. В Москве он работает курьером

Москва и москвичи глазами мигрантов: сегодня о себе рассказывает Вова из Таджикистана. В Москве он работает курьером.

Меня Вова зовут. Я из Таджикистана. Мне 19 лет. Чтобы я сюда приехал работать, мой папа занял деньги у своих братьев. 60 тысяч рублей. Сейчас я здесь курьером работаю. В одном магазинчике товары развожу. И пиццу. Выходит что-то типа 25 тысяч в месяц. За год я должен отдать папе то, что он мне дал.

Только то, что я вам интервью даю и у папы не спросил — это не очень хорошо. Я воспитан так, что старшие — главные, у них разрешение надо сначала брать. Я вот найду какую-то работу, звоню папе. Он спрашивает, какой хозяин, что дают за работу, как относятся. И только потом разрешает. Или не разрешает. Но такого еще не было. Первая работа у меня тут была грузчиком. Потом стал работать курьером. Во-первых, потому что много заказов, во-вторых, дают телефон и платят за него. А еще я постоянно езжу по Москве, смотрю по сторонам.

Я с папой каждый день говорю по телефону. Иногда мы вместе молимся прямо по телефону. Я по нему конечно скучаю, но он скоро приедет, следующим летом. А в это воскресенье у нас большой праздник. Мусульманский. Ко мне сестра приедет. Жить будем все вместе, да. Она тоже работать останется.

Также по теме:

Улучшит ли новая миграционная политика положение мигрантов?

Мигранты нужны России – это фактически признал Президент РФ в Концепции миграционной политики, подписанной в июне. Сразу появилось много инициатив по улучшению этой политики, а еще больше – вопросов

Я не считал, сколько у меня братьев и сестер, много. Родных — восемь. Всяких других — ой, не знаю, сколько. Много. Я даже всех не знаю как зовут. Многие тут в Москве, иногда отец говорит: «вот тебе телефон, это твой двоюродный брат, он работает на стройке, звони ему, если нужна работа».

Мне очень нравится в Москве. Большой красивый город. Я живу в комнате вместе с племянником, сестрой и тетей. Комната в Одинцово, 8 тысяч мы за нее платим. Одинцово же тоже город. Но как бы не главный. Поэтому не такой большой, как Москва.

Я замечаю, что в Москве не очень любят приезжих, что мы приехали и по-своему тут живем. Но я согласен с вами, что когда слушают музыку с телефона, ну, без наушников — это может быть неудобно другим в метро или в маршрутке. Ну а просто смотреть на нас, как будто мы враги, зачем? Мы обычные безобидные люди, которые приехали сюда работать для вас. Вы знаете, что курьеров русских очень мало, потому что русскому 20 тысяч в месяц — это мало. Русские тут от 40 тысяч зарабатывают.

Девушки в Москве красивые. Но сильно смелые. Я на прошлой неделе видел, как одна девушка в очень коротком платье и длинных каблуках отбивалась от двух мужиков. Русских. Было темно, во дворе каком-то, я пиццу доставляю по ночам же. Я не помог ей, конечно. А если у них нож был? Тут одному моему родственнику череп проломили в прошлом году тоже какие-то бандиты на улице. А лечить в больнице отказались его, потому что нет гражданства, прописки и всякого такого. Всей родней собирали деньги, чтобы в больницу за деньги положить. Папа сказал, что он, как король, там лежал в палате с телевизором.

Я ничего не читаю, телевизор только у нас есть. Но по-моему все, что по телевизору показывают как для дураков делают. Кому интересно смотреть всякий «Дом-2». Это же невозможно смотреть. Новости тоже ни о чем. Нет, не интересно.

Интересно что? Гулять. Я недавно ездил по доставке в какой-то район, забыл, как называется метро. Ну внизу по карте где-то. Там по пути был огромный парк, все деревья желтые, красные, красота. Вот это красота настоящая. Хаха, вы наверное все думаете, что таджики — это типа медведей, из лесу вышли, ничего не понимают. Не-е-ет. Красоту я ценю. Я и у себя дома ее всегда ценил. Я думаю, что бабушка меня научила. Она всегда гуляла с нами когда, пела песни про любовь, природу. Кстати, во всех песнях про любовь есть и про природу. Потому что когда человек любит, он и природу любит. Я люблю, но не скажу кого. Есть девушка. Но я даже папе не говорил еще. Извините.

Я был бы самый счастливый, если бы у меня в Москве была своя квартира. Чтобы три комнаты. В двух мои родственники, в одной я с женой и детьми. Никому не надо платить за квартиру. Приезжим очень сложно найти жилье. По объявлению звонишь, а там человек как только слышит, что ты нерусский трубку бросает. Или говорит: «только русские». Или эти… Славяне. Не знаю, кто это. По типу русских.

Мне еще рано думать о свадьбе, сначала надо деньги заработать побольше, отдать отцу долг, потом найти себе комнату, чтобы одному жить. Я никакой девушке не нужен, если мне негде с ней даже посидеть чай выпить. В кафе нет, дорого. А те кафе, что на улице — уже холодно.

Мне повезло, что у меня есть разрешение на работу. У тех, у кого нет разрешения, им еще тысяч 150 надо, чтобы купить машину, потому что без машины ездят на метро. А в метро менты постоянно документы проверяют. У меня проверяют ну три раза в неделю, четыре, почти каждый день бывает. Но у меня с документами все в порядке. А других я видел, наручники им одели и увели куда-то. А оттуда — домой отправляют. Только они все равно возвращаются. Я не знаю почему, но в Таджикистане нет работы, там даже мало кто знает, что такое пицца. Там даже курьеров никаких нет. Ну, я не видел. В деревнях точно нет.