Остин Джеймс тиранил жену и двух дочерей-подростков. Излечиться он смог лишь после болезненного развода

Изображение с сайта depositphotos.com

«В течение 30 лет моей семейной жизни я пробовал все формы абьюза – тотальное унижение, злобные насмешки, бойкоты, слежку, манипуляции. Я был настоящим монстром, но понятия об этом не имел. Считал, что я классный парень, а то, что иногда злюсь – ну вот характер у меня такой.

Я признавал, что есть «небольшие проблемы» — так я называл свой дичайший гнев, с которым обрушивался на жену и детей. А еще постоянно контролировал жену, требуя, чтобы она делала все, что я ей велю: одевалась, как мне нравится, ходила, куда я потребую, делала то и не делала этого, водила машину, ходила на шопинг – все как я скомандую. Я был абьюзером в течение 30 лет».

Это признание жителя США Остина Джеймса, обычного мужчины средних лет — такой может жить в абсолютно любом городе, в любой стране мира.

Необычно в нем одно: он не побоялся откровенно рассказать о том, как изощренно издевался над своей женой Тери и двумя дочерями. А главное – не побоялся все это признать и обратиться за помощью.

Пройдя курс терапии, Остин стал помогать другим абьюзерам; обо всем этом он написал в книге «Эмоциональный абьюз – тихий убийца брака»  и рассказывает в своем видеоблоге.

Что я творил

Остин Джеймс, «Эмоциональный абьюз – тихий убийца брака». Обложка книги. Фото с сайта kindlebit.com

Мистер Джеймс говорит, что был наверное самым хитрым семейным насильником в мире. Над своей женой Тери, вместе с которой прожил 24 года, Джеймс, по его словам, издевался «тонко». Например, он ни разу не поднял на нее руку. Остин тиранил жену бойкотом (бойкот признан психологами самым страшным и разрушительным оружием психологического насилия). Молчанки в доме продолжались по несколько недель, и Тери не выдерживала, приходила мириться. Она была готова признать себя виноватой в чем угодно, лишь бы муж нарушил молчание.

«Мне казалось, я такой спасатель – я же помогаю ей стать лучше! Да, унижая, опуская, разрушая – но я ведь делаю это для нее, чтобы она росла над собой. Это для ее же блага!».

Когда же убедить не удавалось, в ход шла «тяжелая артиллерия»: гнев, крики, скандалы и мужская истерика. «В случае чего, я мог перекричать кого угодно», – признается Остин. Его целью всегда и во всем было лидерство. Выигрывать. У кого? У собственной жены, разумеется.

Остин никогда не извинялся. Мог подойти и обнять, считая, что таким образом инцидент исчерпан, но не более. Запомните эту деталь, она будет очень важной в дальнейшем.

При этом Остин считал, что у них с женой идеальный брак, дом – полная чаша, чего еще желать? О том, что где-то есть какие-то неведомые абьюзеры, и тем более что он – один из них, Остин Джеймс даже не догадывался. Все изменилось в один момент.

Вдруг жена сказала: хочу развода

Фото с сайта mensline.org.au

Он навсегда запомнил дату – 1 апреля. В этот день в конце нулевых Тери сказала Остину, что хочет развода. И это были не «эмоции».

Примерно за 10 дней до этого супруги повздорили. Но на этот раз замолчал не мистер Джеймс, а его супруга – впервые за 24 года совместной жизни и более 30 лет, проведенных вместе. Мистер Джеймс всерьез заволновался. Выдержав приличную паузу, он все же вышел на разговор первым. Храбрясь и бодрясь, он с вызовом спросил: ну и что, так и будешь молчать до самой смерти из-за какой-то ерунды? И услышал в ответ – «я хочу развестись».

Это было шоком. Остин не понимал: что он сделал? Он – идеальный муж. С особенностями характера, но у кого их нет? Не бьет, всем обеспечивает. Да это жена раздула скандал из ничего. Это она, она, все она!

Лишь оказавшись вне собственного дома, с чемоданом вещей и компьютером в крохотном подвальчике, в который его пустил пожить друг, Джеймс осознал, что придется что-то сделать, чтобы спасти брак.

Для начала он признался сам себе: я не идеальный муж, я – семейный абьюзер.

Потом признался в этом читателям своего блога. Как только проблема была признана, стало понятнее, в каком направлении двигаться. Работа над собой заняла пять лет, после которых Остин смог сказать: теперь я бывший абьюзер.

Достичь дна и признать, что болен

Фото с сайта irishtimes.com

Когда жертва пытается прервать отношения, любой абьюзер начинает нервничать. Это лишает его возможности контроля за ситуацией, а значит, жертву надо вернуть. Обычно абьюзеры используют в таком случае метод эмоциональных качелей. Они вдруг становятся идеальными – именно такими, как хочет жертва. Перестают скандалить, говорят тысячи самых прекрасных слов, делают подарки, организуют романтические приключения – и все для того, чтобы заманить жертву обратно.

Как только дверца клетки захлопнется, все вернется на круги своя: постоянными спутниками пары вновь станут гнев, унижения и другие психологически пытки.

Остин Джеймс тоже попытался стать хорошим. Он говорит, что после расставания с Тери понял, каков правильный муж с точки зрения христианства. Не особенно религиозный, Остин вдруг осознал простые евангельские истины: о том, что двое становятся одной плотью, о том, что муж должен заботиться о жене, беречь ее, ценить, защищать.

Но Тери супругу не доверяла. Люди не меняются, решила Тери и оформила развод. Мир для Остина рухнул. Но именно эта болевая точка его биографии стала точкой роста.

«Меня разбудила собственная боль. Надо было достичь дна, так же, как алкоголикам, наркоманам и другим зависимым людям, чтобы однажды посмотреть в зеркало и увидеть в нем правду, признаться себе: да, я абьюзер. Это страшная правда. Признать ее неимоверно трудно. Абьюзер настолько слеп, что не замечает очевидных вещей. Оправдывает себя, говорит: это не я, виновата она. Большинство абьюзеров так и не просыпаются. Вылечиться можно, только пройдя эту боль».

Остин-большой и Остин-маленький

Остин Джеймс. Скриншот из видеоблога на youtube.com

Терапевтичным для Остина стало ведение блога, и довольно быстро он стал получать обратную связь. Ему писали как жертвы абьюза, так и его «коллеги». Остин анализировал свой и чужой опыт, работал с психологами, читал специальную литературу.

Прежде всего, мистеру Джеймсу пришлось погрузиться в детство. В юном возрасте Остин потерял отца, которого очень любил. Его мать находилась на грани финансового выживания и постоянно нуждалась в помощи и поддержке малолетнего сына. Психологи бы сказали, что фактически она назначила мальчика своим новым мужем. Да еще сердобольная соседка, сама того не заметив, сделала парню важное внушение: «Ты теперь за старшего. Ты теперь глава семьи», — сказала она ребенку, которому не было и 12 лет.

Внешне Остину пришлось рано повзрослеть, а внутри он так и остался ребенком, не научившись мыслить рационально, справляться с эмоциями. Но главное, что его сопровождало – постоянный страх ответственности и одновременно боязнь, что мир уйдет из-под его контроля.

Так что, как только Остин-большой видел хотя бы намек на то, что все идет не по его сценарию, тут же на арену выходил Остин-малыш.

Что делает малыш, когда что-то ему не по душе, когда он лишается любимой игрушки? Правильно, громко кричит. Такой крик за 30 лет стал для мистера Джеймса привычным, он не успевал отследить момент, когда срывался на громкий регистр. «Это был мой патерн поведения, записанный в подсознании», — вспоминает Остин.

Перепрограммируй себя

 

Фото с сайта shutterstock.com

Остин понял, что если крик, гнев, скандалы и истерики становятся привычными – значит, надо менять такую программу. «Начините с того, чтобы хотя бы перестроить свой привычный график. Пили утром кофе? Откажитесь и введите новое правило – ходить сразу после пробуждения на прогулку. Это просто пример, но так мы переучиваем наш мозг, как бы перезаписываем в нем новую программу».

Когда вы увидите, что способны изменить любую привычку, будет легче отказаться от ора и других обыденных реакций, говорит Остин. А еще он советует погрузиться в свое детство и искать ответы там.

У любого абьюзера, уверен мистер Джеймс, есть детская травма: либо над ним самим издевались, либо он был свидетелем родительских скандалов, либо пережил развод матери и отца или смерть кого-то из близких.

Такая травма не дает личности вовремя повзрослеть, человек застревает в детстве. В его подсознании также остаются знаки того времени, которые работаю как триггеры насилия в настоящем. Это может быть все что угодно – музыка, запахи, какие-то устойчивые ситуации или слова – сталкиваясь с ними, абьюзер возвращается в ситуацию потери контроля и реагирует единственным доступным ему способом – насилием.

Остин говорит, что постепенно научился себя контролировать. «Спустя пять лет после развода я остро реагировал лишь в 5% случаев. Полностью изжить привычку невозможно, и я считаю, что эти 5% служат мне напоминанием о том, каким я был и каким больше быть не хочу».

Вторым важным моментом для бывшего абьюзера стало воспитание в себе умения просить прощения.

Мы помним, что в браке он ни разу не сказал жене «прости меня». Уже расставшись, но еще надеясь на возвращение, Остин начал просить у Тери прощения. Сохранить брак это не помогло, но Остин не перестал считать такую практику самой важной. «Даже если она не простит – продолжайте просить прощения. Делайте это для себя», — советует он.

«Когда я был абюзером, я говорил: «Для меня нет проблемы извиниться – но только если я чувствую себя виноватым». Но когда мы осознаем, что вели абьюзивный образ жизни, приходится признать, что мы бываем неправы. И вроде это нормально – люди часто бывают неправы. И у них обычно нет проблем с тем, чтобы извиниться. Но абьюзеру извиниться не просто сложно – невозможно», — рассказывает Остин.

Абьюзеры утверждают, что просить прощения – унизительно. И хорошо, что так, подначивает мистер Джеймс. Унижайтесь. Ощущайте это всем телом и всей душой – это помогает перепрограммировать ваш мозг.

«Подойдя к своей жертве, глядя ей прямо в глаза, нужно сказать последовательно четыре фразы: «Я сделал то-то и это. Я был не прав. Я сожалею. Прости меня, пожалуйста».

Будьте готовы к тому, что вас не извинят. Просто потому, что жена не привыкла к этому.

Она со стула может упасть от таких слов! Так что может быть, в начале нужно пояснить: слушай, я только учусь новой модели поведения. Может, у меня вначале и не очень будет получаться, но каждый раз, когда я буду ошибаться, я буду приходить и извиняться».

Остин извинялся перед своей женой Тери много раз. Тери не верила. И все же Остин ей благодарен – за то, что через страшную боль, потерю семьи и крах всей привычной жизни все-таки сумел стать другим человеком. «Теперь я могу сказать точно: бывают бывшие абьюзеры, и я тому пример».

У меня мир в душе

Джеймс Остин. Скриншот из видеоблога на youtube.com

Излечившись и полностью изменив свое поведение, Остин Джеймс понял, что может помочь таким же, как он. В 2013 году Остин стал выкладывать в сеть видео со своими беседами. В 2016 году вышла в свет его книга «Эмоциональный абьюз: тихий убийца брака». Тогда же он запустил сайт и рассказал о своей практике коучинга и консультирования.

«Я не психолог, не врач, не специалист – я просто парень, который сам прошел через это, и хочу помогать людям», — говорит о своей новой работе Остин. Одновременно Остин сопровождает не более шести клиентов – все потому, что он обязан быть с ними на связи 24/7 и оперативно реагировать на любые ситуации, комментировать каждую ссору или срыв, поддерживать.

Остин говорит, что к нему за помощью обращались не только мужчины-абьюзеры, но и женщины, тиранившие своих мужей.

Хотя представителей сильного пола все-же было больше. Один из клиентов сказал, что именно простые и вроде бы очевидные практики, которые предлагает Остин Джеймс, помогли ему гораздо больше, чем длительная психотерапия.

Пишут Остину и женщины, ставшие жертвами семейного насилия и абьюза. Они видят в нем надежду, в том числе и потому, что видео и книгу, написанную таким простым парнем, могут подсунуть своим мужьям в надежде, что так они лучше воспримут информацию.

«Вы такой мужественный, похожи на моего мужа – вас-то он послушает, а то все, о чем вещают по телевидению девушки-психологи, он называет чушью», — написала одна из женщин.

Разведясь с Тери, Остин начал новую жизнь. Семью с другой женщиной он строить не стал. Сегодня Остин живет в одном из центральных штатов, увлекается походами, рыбалкой, путешествиями. «У меня никогда раньше не было такого мира в душе, как сейчас. Это главное», — говорит мистер Джеймс.