Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павел Астахов уверен, что дети больше не будут поставляться в Америку конвейером как горячие пирожки

Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павел Астахов уверен, что дети больше не будут поставляться в Америку конвейером как горячие пирожки. Договор изменит всю российско-американскую цепочку усыновления. 13 июля 2011 года между Россией и США было подписано двустороннее соглашение об усыновлении. Какая ситуация складывается вокруг межгосударственного обмена сиротами и что ожидает процедуру усыновления теперь? Сможет ли договор обеспечить безопасность маленьких россиян в американских семьях?

«Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети», — поет мамонтенок в известном советском мультике. Хотелось бы в это верить, но иногда дети теряются не только у родителей, но даже из-под надзора государства. Сейчас Россия не может подсчитать количество малышей, которые были вывезены на усыновление в американские семьи в течение последних 18 лет (официальная регистрация ведется с 1993 года). По данным, опубликованным в еженедельнике «Демоскоп Weekly», за 1993-2009 годы более 88 тысяч российских малышей нашли свою новую семью за рубежом. А если смотреть официальную статистику, число усыновленных только в Америке детей — более 60 тысяч. Однако по мнению уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова, с учетом так называемых «гостевых визитов» с невозвращением российских детей на родину, эту цифру смело можно удваивать. И о судьбе минимум 400 детишек на сегодняшний день ничего не известно.

В чужую страну на недельку для забавы взрослых американцев российских детей отправляют различные организации — например, Camp Hope, успешный бизнес, не зарегистрированный в Министерстве образования и науки. Зачастую дети остаются там насовсем – так, например, 6 июля этого года из Америки должны были вернуться восемь российских детей, но их до сих пор нет. После гостевого визита дети остаются в чужой стране без гражданства, с просроченной визой, практически не имея никаких прав в стране, которая больше всего оберегает демократические права, а в том числе и privacy – право на частную жизнь. Иногда детки живут там совсем неплохо, а принимающую семью дети называют «мама и папа». Но кто знает, что творится за фасадом внешнего благополучия в большинстве случаев, которые до настоящего времени было невозможно отследить?

Даже в случае официального усыновления не всегда ребенок может адаптироваться в чужой стране, а пути обратно у него обычно нет. Неслучайно в 1990-е, да и в начале «нулевых» были случаи, когда дети сбегали в аэропорту и просили не оставлять их в чужой стране. В приемных семьях дети часто сталкиваются с различным насилием. Известна история Ксении Бландфорт, которая подверглась сексуальному насилию со стороны приемного отца после вторичного усыновления. А случаи забитого до смерти Вани Скоробогатова и еще 16 убитых детей очевидно свидетельствуют о том, что ситуацию нужно держать под контролем, а за американскими родителями (которые, по статистике, проявляют гораздо больше насилия по отношению к детям, нежели российские) внимательно следить. Закон больших чисел здесь не работает, ведь каждая жизнь из этих семнадцати – это жизнь ребенка. Маленького живого человека. И за жизнь своего ребенка приемные родители должны нести полную ответственность, к сожалению, до сих пор это не всегда было так.

Нельзя сказать, что международный обмен практикует только Россия: за последние годы количество международных усыновлений в развитых странах стремительно растет, а количество внутренних сокращается, поэтому некоторые развивающиеся страны обеспечивают преимущественное усыновление детей из своей страны. Активно международный обмен практикует Южная Корея, Сингапур и многие другие государства. Грузинские сироты часто отправляются за рубеж, а Израиль и Кипр очень часто выступают принимающей стороной. В большинстве стран Западной Европы внутри страны совершается меньше половины усыновлений: рождаемость в Европе падает, соответственно, становится меньше и детей, которых можно усыновить.

Россия отдает детей на усыновление не только в Америку. В числе других стран, которые принимают в свои семьи российских детей, Испания (усыновлено 792 ребенка за год), Италия (686 детей) и некоторые другие, но только с Италией у России было заключено соглашение по усыновлению. В Италии каждый год семьи усыновляют около шести тысяч детей, две трети из которых — иностранцы. На подготовку соглашения с итальянцами ушло четыре года, с американским соглашением, несмотря на огромные несоответствия юридической системы, справились за год. Большая редкость для мировой юридической практики, когда двусторонние соглашения предусматривают нормы поведения для иностранных граждан, даже в то время, когда они находятся за пределами территории РФ.

В Америке приняли практически все предложения России. И это неслучайно, ведь Россия занимает третье место после Китая и Гватемалы в ряду тех стран, откуда американцы чаще всего выбирают детей на усыновление. Каждый год американцы усыновляют 80 тысяч своих сирот и 20 тысяч детей, оставшихся без родителей в других странах, так как в США наличие детей повышает статус человека, и приемными детьми там очень гордятся.

Официально отказалась подписывать подобный договор только одна страна, Ирландия – но количество усыновляемых из России детей в этой стране было не так велико, всего лишь 3-5 человек ежегодно.

В дальнейшем правительство России планирует сотрудничество в области усыновления только со странами, подписавшими договор. Тогда не повторится история 33-летней американской медсестры Тори-Энн Хансен из штата Теннесси, отправившей восьмилетнего Артема Савельева самолетом через океан в Россию с объяснительной запиской в кармане. Для этого планируется дополнительно проверять приемных родителей на психологическую устойчивость, а агентства, занимающиеся отправкой детей за рубеж на усыновление, будут нести ответственность за предоставление приемными родителями фальшивых документов. Теперь, если родители не заботятся о физическом и моральном здоровье ребенка, усыновление станет возможно отменить. Трудные дети не будут попадать на специальные американские ранчо для перевоспитания (которые на деле детей не перевоспитывают, а портят), а смогут вернутся в Россию. Вторичное усыновление российских детей станет возможно только с согласия Министерства Образования и Науки, ведь часто при смене приемных родителей дети попадают из огня в полымя. Если ребенок не сможет адаптироваться к американской жизни, Россия будет настаивать на его возвращении на родину. И неслучайно при пересечении границы с Америкой ребенок будет получать американское гражданство, но до 18 лет сохранять еще и российское. Став совершеннолетним ребенок сам сможет выбрать гражданство или оставить себе оба.

В настоящее время, по словам Павла Астахова, в России действует 67 агентств по усыновлению, но теперь вполне возможно, что их количество сократится на две трети. С аккредитацией организаций, вывозящих детей с целью их дальнейшего усыновления (в том числе) теперь будет разбираться Следственный комитет РФ.

Остается вопрос: почему российские семьи в большинстве регионов не берут детей на усыновление себе? Почему во время сильнейшего демографического кризиса мы отдаем детей американцам, ведь у них-то с рождаемостью все в порядке? Содержание ребенка в обычном детском доме обходится государству от 400 тысяч до 2 млн рублей в год – и если бы семьи брали детей на усыновление, а от государства получали приличное пособие, то можно было бы сэкономить деньги государственного бюджета. Да и казенный детдом никогда не сравнится с уютом обычной городской квартиры.

Традиционно среди российских регионов детей чаще всего усыновляют в Москве, Приморье, Пермском и Краснодарском краях. Однако усыновление – не единственный способ организации ребенка в неродной семье. Существуют приемные семьи, опека и попечительство, патронат… По словам уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова, все больше российских семей берут сирот на воспитание (патронат) без усыновления. Мало кто возвращает обратно. Правительству это внушает надежду, что в течение ближайших десяти лет мы разберем всех своих детей из детских домов и начнем усыновлять американских. Благо – соглашение о сотрудничестве в области усыновления двустороннее, поэтому мы можем себе это позволить.

Ася АДАМЧУК