Мы часто говорим о православной школе как о чем-то, что не требует определения. Но если задуматься, возникают вопросы, на которые мы попросили ответить нескольких московских священников

Мы часто говорим о православной школе как о чем-то само собой разумеющемся, о чем-то, что не требует определения. Но если задуматься, возникают вопросы, на которые мы попросили ответить нескольких московских священников.

Берут ли в школу только воцерковленных детей или достаточно, чтобы родители ребенка считали себя верующими, нужен ли православной школе духовник и какие функции он выполняет, какие изучают предметы, отличные от светских, заставляют ли детей молиться или общие молебны – вещь необязательная. Эти и другие вопросы были заданы нескольким московским священникам: отцу Сергию Махонину, директору и духовнику школы во имя Иоанна Богослова, отцу Константину Сопельникову, духовнику Православного центра непрерывного образования во имя преп.Серафима Саровского, отцу Иоанну Воробьеву, зам.директора по воспитательной работе Свято-Петровской школы (бывш.Традиционной гимназии), отцу Василию Секачеву, учителю истории, члену Совета Димитриевской школы, отцу Николаю Петрову, преподавателю ОПК, члену Совета Димитриевской школы.

Чем православная школа отличается от светской?
Отец Константин Сопельников: Основная задача светской школы – дать знание ребенку (чем глубже, тем полезнее). Православная школа наряду с получением знаний детьми ставит еще очень важную цель – это воспитание и развитие внутренних качеств ребенка. Детям необходимо привить любовь к Богу, Родине, семье и интерес к труду и учебе. Православная школа видит своей задачей воспитание целостной, нравственной личности, помогает ребенку в становление его характера, мировоззрения и отношения к окружающим его людям.

Отец Сергий Махонин: Прежде всего, православная школа замысливалась и создавалась как часть церковной жизни, которая объединяет людей одного мировоззрения, говорю о том, как было у нас в школе. Это было 20 лет назад, родителей что-то не устраивало в системе образования. После празднования 1000-летия Крещения Руси был всеобщий подъем, многие тогда начинали церковную жизнь, люди интуитивно сходились в том, что что-то должно объединять. Мощным отзвуком, естественным процессом, говоря современным языком, социальным заказом, явилась потребность создания своей школы. Наша школа – не приходская, она создавалась на базе одной из московских школ, где наши классы первые годы занимались во вторую смену. Мы сразу ввели новые предметы – Закон Божий, церковно-славянский язык, церковное пение, в преподавании словесности и истории стали использовать принципиально другой подход. Через некоторое время мы увидели, что «мешаем» приютившей нас школе, пришлось искать другое здание. Думаю, что в нише столичного образования православные школы занимают свое особое место.

В православной школе должны учиться воцерковленные дети?
Отец Сергий Махонин: Мы принимаем верующих детей, но другие к нам и не идут. Требования для приема в 1 класс простые – мы принимаем адекватных родителей, с которыми можно вести диалог. Потом это переходит на детей. У нас должно быть единство воли, чувств, мыслей, без фарисейской, лицемерной окраски, которую сейчас так легко получить в том числе и в церковной ограде.

Отец Иоанн Воробьев: Теоретически в православной школе необязательно должны учиться лишь воцерковленные дети. Но есть теория, а есть практика. На практике получается, что ребенок, который в семье не воспитывается в церковной традиции, в православной школе оказывается чужим. Мы экспериментировали, брали в школу разных детей, но опыт показал, что нецерковные дети или уже в школе начинают отторгать наши принципы, или выйдя из нее. То есть пребывание в нашей школе им на пользу не пошло. Думаю это связано с тем, что без семьи школа в плане воспитания бессильна. Мы не можем воспитать ребенка, если в этом не участвует его семья. Таким образом, получается, что православная школа – для православных детей.

Может ли школа быть миссионерской? Да. Но у нашей школы – другая цель. Наша школа возникла для того, чтобы уберечь наших детей, детей нашего прихода, от светского влияния, помочь им сохранить некую чистоту и целомудрие, сохранение чего в обычной школе почти невозможно. Есть же школы, которые ставят именно миссионерскую задачу перед собой. Но такая школа будет другой по атмосфере, по наполнению. И я не знаю, каков будет результат. Думаю, что перед такой школой должна будет стоять задача в первую очередь воспитать родителей этих детей.

У православной школы должен быть духовник?
Отец Константин Сопельников:
В православной школе обязательно должен быть духовник. Обычно точкой отсчета для организации православной школы является приход — крепкая община и духовник, который эту общину окормляет и направляет: единый дух, единая цель. Поэтому одной из главных задач духовника в православной школе является сохранение единства в коллективе с помощью соборных молитв, духовных бесед, паломнических поездок, церковных праздников: «Да будут едино, как Мы едино» (Ин.17, 22).

Кто такой духовник? Какими вопросами он занимается?
Отец Константин Сопельников: Духовник по словам Самого Господа нашего Иисуса Христа должен быть пастырем добрым: « Пастырь добрый душу свою полагает за овцы» (Ин. 10, 11). Духовника касаются все стороны жизни школы: духовная, образовательная, педагогическая, просветительская, административная, хозяйственная, внешкольная и т.д. Очень важно чтобы у духовника сложились доверительные отношения с педагогическим коллективом, учащимися и родителями.

Отец Иоанн Воробьев: Духовник школы – человек, который определяет церковное направление жизни школы, это законодатель. И школа возникает как некое детище духовника, который определяет принципы жизни семей, родителей и соответственно детей. В школе должно быть единство подхода, потому что если установки не будут едиными, то требования станут расплывчатыми. Это единство и определяет духовник. На его авторитет ориентируются и опираются. Именно поэтому я думаю, что духовник православной школе необходим.

Отец Василий Секачев: Духовник – это человек, который за школу отвечает перед Богом. За школу как таковую – чтобы дети были в ней должным образом обучены, одеты, воспитаны. Школа должна давать не только обучение, но и воспитание. Под обучением, вслед за древними, я подразумеваю добродетели разума, под воспитанием – нравственные добродетели. Первых не будет без вторых. Вот за этим и должен следить духовник. А также улаживание всяких конфликтов: между детьми, детьми и учителями, учителями. К сожалению, мы не святые.

Отец Сергий Махонин: Наша школа не приходская, в которой люди объединены одной общиной, у нас учились и учатся дети из более 40 разных московских и подмосковных приходов. Задача духовника нашей школы – объединить разных детей, разные семьи. Духовник должен цементировать процессы, иногда болезненные, должен разрешать недопонимание, психологические сложности, которые периодически возникают. Это может быть связано с какими-то поведенческими моментами (в одном приходе принято одно, в другом – другое) или с вопросами церковной аскезы, где духовнику необходимо находить золотую середину, аккуратно учитывая возможности разных семей. Думаю, важнейшим для духовника в такой школе, является умение координировать. Надо сказать, что за 20 лет, что наша школа существует, никаких резких, серьезных конфликтов никогда не было.

Должны ли учащиеся исповедоваться у духовника школы?
Отец Иоанн Воробьев:
Не обязательно. Достаточно, чтобы ребенок исповедовался у своего духовника, который писал рекомендательное письмо, когда ребенок в нашу школу поступал. В каких-то сложных воспитательных вопросах, мы обращаемся к духовнику ребенка и решаем их совместно.

Отец Николай Петров: Если у учащихся есть свой духовник, конечно, нет. К духовнику должно быть доверие, иначе исповедь будет формальной. Нельзя заставлять исповедоваться, кроме вреда от этого ничего не будет.

Можно ли сказать, что духовник православной школы заменяет собой психолога в светской?
Отец Константин Сопельников: Нет, так сказать нельзя. Психология – это область научного знания, исследующая особенности и закономерности возникновения, формирования и развития психических процессов, психических состояний и психических свойств. Вопросы же касающиеся духовной сферы может помочь решить учащемуся только священник. Священник помогает исходя не просто из знаний, но и из духовного и личного опыта, при помощи церковной и келейной молитвы, при помощи совершения таинств.

Отец Николай Петров: Заменяет. Духовник вполне обладает возможностями разрешать сложные ситуации, у него достаточно для этого опыта, он близок детям, а в разрешении конфликтов важнее всего откровенность.

Отец Василий Секачев: Духовник (священник) дает человеку мир с Богом, психолог – с самим собой и окружающими. Достичь последнего без Бога по-настоящему невозможно. А помочь человеку придти к Богу может только священник. Есть конечно такие психологи, которые делают с Богом, со Христом, но все равно они же в конце концов советуют обратиться к священнику.

В православной школе обязательны общие молитвы, молебны, Богослужения? Почему?
Отец Иоанн Воробьев: Слово «обязательность» воспринимается детьми как «обязаловка»: нас заставляют, ограничивают нашу свободу, это насилие. Подсознательно они будут сопротивляться, как будет упираться осел, которого тянут. Поэтому мы не заставляем ходить на службы. Я считаю, что обязательного ничего не должно быть там, где дело касается молитвы и богослужения – «невольник не богомольник». Но общая служба очень важна. Когда я служу на школьных Литургиях, когда дети вместе молятся, возникает ощущение удивительное, особенное, неповторимое.

Для нас это событие, это праздник, а если ребенок не относится к этому как к празднику, как к общему делу, встает вопрос, а туда ли он попал. Молитва – очень важная часть нашей жизни.

Отец Василий Секачев: Обязательно должны. Молитва перед уроками совместная. А из богослужения лучше всего общие Литургии, причем не обязательные. Это постепенно соберет народ. Хор должен быть. Церковный хор из детей, тоже добровольный конечно. Опыт показывает, что когда это есть, все в лучшую сторону меняется.

Какие специализированные предметы д.б. в православной школе? ОПК, Закон Божий, церковно-славянский язык и т.д.?
Отец Константин Сопельников: Желательно, чтобы в православной школе были предметы: Основы Православной культуры, Церковно-славянский язык, хоровое пение, но ни в коем случае нельзя допустить формального подхода к преподаванию этих дисциплин. Учитель должен не только знать, но и любить свой предмет, его задача состоит в том, чтобы не просто дать знания, а возжечь интерес и желание учащихся к изучению предмета.

Отец Сергий Махонин: Обязательно должен быть Закон Божий, но не как предмет, а как дисциплина, включающая в себя представление о нравственном законе, о системе ценностей. Его можно не вводить как отдельный предмет, но у нас в школе он есть, потому что 20 лет назад, когда мы только начинали работать, само название было «новым», возвращающим к старому. Оно было символичным и очень важным тогда. Конечно, Церковная история должна быть интегрирована в Общую и, прежде всего, Отечественную историю. Дети должны знать, что когда человек отклоняется от правильных законов, случаются непоправимые вещи, но когда кается царь, легче каяться и народу. Важно преподавать церковно-славянский язык, но не на уровне грамматики. Надо привить умение понимать его красоту. Дети должны понимать, почему язык богослужения не русский, а церковно-славянский, они должны чувствовать, что его торжественность возвышает человеческую душу, пускай и ненадолго. Важно, чтобы в православной школе был предмет церковного пения. Но тут все-таки нельзя перегружать детей. Многие из них ходят в музыкальную школу, нагрузка очень большая, думаю, надо давать им возможность сбалансированного выбора.

Учителя православной школы должны быть воцерковленными людьми? Может достаточно быть просто хорошим учителем, профессионалом и верующим человеком?
Отец Иоанн Воробьев: Думаю, для православной школы важно, чтобы учитель был человеком церковным. Другое дело, что церковность это понятие субъективное – кто-то каждый день в храм ходит, кто-то раз в неделю, а кто-то реже, но это не говорит о степени церковности, потому что люди все разные, у них разное воспитание, образование. Важно, чтобы учитель говорил с детьми на одном языке, поэтому он должен жить настоящей церковной жизнью. Это необходимо, потому что на любом предмете – математике, физике – ученики сталкиваются с вопросами, где нужно дать нравственную оценку происходящему. Учитель должен уметь ответить правильно. У нас бывали случаи, когда профессионал в своей области, не мог завоевать авторитета у школьников, потому что какие-то мелочи, свидетельствовавшие о невоцерковленности человека, вылезали наружу. Он предлагал поставить спектакль или пойти в поход, а желающих не было. Я не говорю, что мы отдадим предпочтение человеку церковному, но при этом плохому специалисту. Мы ищем воцерковленных профессионалов.

Отец Константин Сопельников: Православный учитель, будь то учитель литературы, математики или физики, может показать детям красоту Православия, при этом не обязательно говорить с ними о Боге. Он может не только давать им знания, но и учить их собственным примером, примером жизни во Христе.

Отец Василий Секачев: В идеале и дети, и учителя должны быть прихожане одного храма – того, при котором устраивается школа. Или, по крайней мере, их костяк должен быть таким. Другие все-таки тоже должны быть церковными людьми. Конечно, бывает так, что какой-то талантливый человек, педагог по призванию, нецерковный человек. Но, как правило, он или вносит какое-то смущение (курит, например), или просто долго не задерживается в школе. Педагог по призванию – кто его призвал? Бог. Вот к Богу и надо вернуться. Почему не задерживается? Сил не хватает. Другие-то может и не семи пядей во лбу, а с Божией помощью как-то справляются. А он один, только на себя надеется, без общения с Богом в таинствах, это тяжело. Тем более с православными детьми.

Подготовила Анастасия ОТРОЩЕНКО

Об авторе:
А.ОтрощенкоАнастасия Отрощенко — многодетная мама,
учитель русского языка и литературы в Димитриевской школе.
Работала редактором программы на радиостанции «Радонеж», редактором рубрики ряда современных журналов различной тематики, литературным редактором в издательстве.
Читать предыдущий выпуск колонки Анастасии Отрощенко