Проект «Усадебные волонтеры» спасает старинные усадьбы в глубинке от разрушения. Как поучаствовать, а заодно отдохнуть в необычном окружении?

Усадьба Бергов, Московская область. Фото: deadokey.livejournal.com

— Больно смотреть, как гибнет то, что создавалось предками, невозможно оставаться равнодушной. И невозможно ничего не делать. Девиз Архнадзора «Счастлив, кто имеет мужество защищать то, что любит». Эта фраза подтолкнула меня изменить жизнь два года назад.

Екатерина Ванеева работает юристом в международном холдинге, но у нее есть еще одно важное дело в жизни и увлечение: как профессиональный экскурсовод, она знает и любит старинные русские усадьбы и старается спасти их от разрушения.

Усадьба Бергов в новой Москве стала одним из первых объектов, которым она начала заниматься. Двухэтажный деревянный особняк рубежа ХIХ-ХХ веков, обшитый прорезной берестой, с искусным резным декором. Архитектурный шедевр, построенный сыновьями уральского заводчика-золотопромышленника Павла Берга.

Неподалеку — псевдоготическая водонапорная башня и руины каретного сарая. Сегодня к дому небезопасно подходить – как для посетителей, так и для самого здания — в таком он ужасающем состоянии.

Екатерина написала множество запросов в Департамент культурного наследия Москвы и департамент имущества Московской области – на ее балансе числится усадьба. Первый заверяет, что предпринимаются все действия по защите объекта, второй – что готовятся документы, чтобы выставить усадьбу на торги.

«И так уже не первый год, а усадьба находится просто в катастрофическом состоянии, в прошлом году обрушилась часть дома, — говорит Екатерина. — Сегодня крайне небезопасно подходить близко. Поэтому мы решили пока не проводить там субботники, а сосредоточиться на обращениях в ДКН и прокуратуру и создать максимальный резонанс. Практика показывает, что борьба за объекты культурного наследия – процесс долгий, не на месяц-два. Необходимо запастись терпением и верой, не поддаваться упадническим настроениям, хотя и такое случается».

Заброшены, но не погибли

Усадьба Старое Зимино, Рязанская область. После работы волонтеры смогли, наконец, «заглянуть в прошлое». Культуролог Александр Соловьев рассказал, что в XIX веке на территории нынешней Рязанской области было более 7000 подобных «мелких», но прекрасных усадеб. В них тихими летними вечерами взрослые на веранде ругали ужасный нигилизм, а молодежь устраивала катания на лодках по усадебному пруду. На островке организовывали чай из самовара. Фото: Ирина Сечина

Проекту «Усадебные волонтеры», к которому присоединилась Екатерина, — полгода. За это время в субботниках и волонтерских мероприятиях поучаствовали около 1000 человек — в Московской, Рязанской, Тульской, Липецкой и Пензенской областях.

Усадьбы Быково, Никольское-Обольяниново, Старое Зимино, Троекурово, имение Рихтер и десятки других — заброшены, но не погибли. В XVIII-XIX веках они служили центрами экономического и культурного развития значительных территорий, отвечали за сельское производство, располагали к творчеству многих выдающихся писателей, композиторов и художников.

— Руинированные объекты и бесхозные усадьбы «звучат» в обществе только тогда, когда вокруг них складывается постоянно действующая волонтерская группа, — уверен Вадим Разумов, автор и главный куратор проекта. Как и у Екатерины Ванеевой, у него две параллельных работы – в одной он кандидат экономических наук, в другой — создатель блога «Летопись русской усадьбы» и туристических проектов «Усадебный экспресс», «Экоэлектричка» и «ПромПоезд».

Вадим Разумов. Фото: instagram.com/deadokey

— Наша задача – дать максимальную огласку и помощь усадьбам на первоначальном этапе и затем успешно передать эти объекты на восстановление, — говорит Вадим. — Ведь о многих не знают и меценаты. Мы хотим расширить свою географию и вступить в конструктивный диалог с руководством страны и регионов.

Смысл проекта «Усадебные волонтеры» — не только восстановление усадеб, но и отдых для участников акций и изучение памятников родной архитектуры. Вдохновляющим примером Вадим называет опыт британского некоммерческого фонда National Trust. Фонд действует с 1895 года и на его счету — сотни спасенных и восстановленных достопримечательностей и природных уголков старой Англии.

«Мы знакомы и ведем переписку с заместителем директора фонда, Саймоном Мюрреем, — говорит Вадим. — Саймон в курсе наших дел, всячески поддерживает и очень рад, что в русских усадьбах тоже зарождается активное волонтерское движение».

Усадьба Старое Зимино. Надгробие из фамильного склепа очистили от «джунглей». Сам склеп, увы, не сохранился. Фото: Ирина Сечина

Ближайшие волонтерские субботники:

20 июля 2019 года. Усадебный парк дворян Раевских в селе Троекурово (Липецкая область)

Волонтеров ждут к 10 утра – предстоит законсервировать усадебный флигель, единственную уцелевшую постройку XIX века в усадьбе. Нужно будет изготовить деревянные щиты и установить их в открытых оконных и дверных проемах флигеля и заблокировать большой пролом в стене.

24 августа 2019 года. Усадьба Старое Зимино (Рязанская область, село Старое Зимино)

У вас будет возможность принять участие не только в субботнике — по усадьбе проведут экскурсию для всех волонтеров, а после нее турнир по усадебному спорту – городкам и крокету! Во время субботника волонтеры попробуют свои силы в управлении уникальной машиной для измельчения срезанной древесины — древесной щепой организаторы хотят покрыть дорожки в парке.

По-хорошему, это суботник

Старое Зимино. Волонтеры у стен усадьбы: facebook.com/pg/usadbazimino

Рано утром в выходной день добровольцы приезжают в усадьбу и начинают благоустраивать территорию — убирают мусор, спиливают лишние деревья, обустраивают парковые зоны. Часто — вооружившись своим же садовым инвентарём: бензокосилки, грабли, секаторы, ножовки и перчатки. Задача – облагородить вид усадьбы – это шанс, что ее жизнь продлится.

Конечно, многим интересно принять участие в реставрации или хотя бы понаблюдать, как происходит восстановление старинного здания. Возможно эта мечта скоро сбудется, говорят организаторы проекта, – если будет принят закон об участии волонтеров в реставрационных работах как помощников специалистов.

Бонус к волонтерству – подробная экскурсия по усадьбе (если позволяет состояние здания) с экскурсоводом, знающим все ее тайны и интересные уголки.

Усадьба Старое Зимино. Разбор мусора в старом флигеле, который служил общежитием для учителей местной школы. В разборе и сжигании прогнивших досок, заплесневелой мебели и бумажного хлама участвуют местные жители. Вместо того, чтобы сажать картошку. Случались и находки: самодельная подвеска для лампадки, письмо, адресованное местной учительнице 90-х, песенник послевоенных лет. Фото: Ирина Сечина

У каждой усадьбы есть волонтер-куратор – они координируют участников субботника, налаживают взаимодействие с местными чиновниками и стараются максимально осветить жизнь своей подопечной усадьбы в соцсетях и на тематических ресурсах.

Антон Лаврушин — куратор усадьбы Старое Зимино в Захаровском районе Рязанской области. В ней бывал граф Бутурлин и вырос морской офицер Желтухин. Этот объект безопасен для посещения, поэтому волонтерские субботники там разрешены. Антон впервые оказался в усадьбе в 2013 году и говорит, что место поразило его красотой.

—  Мы хотим восстановить усадьбу не просто как дом, но как исторический туристический объект, — говорит Антон. — И местные жители, и волонтеры нас поддержали сразу. Меньше чем за год удалось проделать огромную работу по историческим исследованиям и расчистке парка. Конечно, это только первые шаги, до конца работ еще далеко, но уже сейчас виден горизонт, куда мы сможем прийти. Из ближайших задач – отметить старые дорожки в парке и выделить интересные места на территории усадьбы.

В усадьбе Старое Зимино. Фото: facebook.com/pg/usadbazimino

Самый приятный результат волонтерской работы – как быстро старые усадьбы сближают людей. Волонтеры приезжают на взаимовыручку друг к другу на участки, когда не хватает рабочих рук. Многие начинают встречаться вне субботников, становятся друзьями, вместе устраивают семейные праздники.

«Все наши участники – искренние и небезразличные люди, — говорит Вадим Разумов. — Глядя на них, я обретаю уверенность в том, что среди нас живет очень много светлых и чистых душ».