И чтобы получить «все», человек идет по трупам, сам превращаясь в живой труп

Психолог, коуч Ирина Абросимова:

«Если я не получил пятерку, я лохилузер»

— Мы всю жизнь пытаемся от себя и детей добиться отличных результатов, и тут выясняется, что «синдром отличника» — это плохо. Почему?

— «Синдромом отличника», до того как поменять профессию и столкнуться с психотерапией, долго и неосознанно страдала я сама.

Помню, как я пошла в первый класс. Все дети идут и радуются: цветы, впереди «взрослая» жизнь. А я сразу боялась получить двойку, хотя никто меня этим не пугал. От самого первого школьного дня остались фотографии: я с букетом в одной руке, с рукой учительницы в другой и с несчастным лицом. Потом, уже взрослой, я на всех экзаменах испытывала жуткий мандраж.

— Но стремление учиться хорошо — разве плохо?

— Считается, что отличники тянутся к знаниям. Но если внимательно понаблюдать за людьми с «синдромом отличника», выяснится: не знания им нужны, а оценка, причем высшая. Для них в высшей оценке заключено принятие, одобрение и любовь. Такой человек убеждён: если он не будет отличником, его не будут любить.

Ещё до школы ребёнок с «синдромом отличника» хочет быть первым всегда и везде.

Сценариев развития у этого синдрома может быть два. Если ребенок не тянет на отличника, он сдаётся и включается мысль: «Я не хочу учиться вообще!» — такая изнанка его образа мысли.

Второй сценарий — ребёнок пытается выполнить задание любой ценой, потому что боится: иначе родители не будут его любить и одобрять.

При этом не стоит путать «синдром отличника» с перфекционизмом.

Перфекционист стремится сделать всё идеально, но не будет делать это любой ценой, а «отличник», чтобы добиться пятёрки, «пойдет по трупам».

Человек с «синдромом отличника» добьётся пятёрки любыми способами — может списать, подсмотреть, смухлевать. Или выдернуть страничку из дневника, завести отдельный дневник для родителей (теперь с электронными дневниками так не получится), но другие оценки, кроме отличных, дома не показывать.

Для перфекциониста это не приемлемо. Перфекционисты фокусируются на самой работе, а люди с «синдромом отличника» – на результате и восприятии этого результата другими.

Подверженные «синдрому отличника» дети и взрослые часто воспринимают задачу как некое соревнование, в котором они обязательно должны победить, при этом негативно относятся к «конкурентам». Перфекционист же в большей степени думает именно о работе, а не о том, что у него есть соперники.

Самое опасное убеждение, которое формируется при «синдроме отличника» — что четвёрка — вообще не оценка.

Казалось бы, что плохого в четверке, но внутри ребёнка уже срабатывает бинарная система: всё или ничего, если я не получил пятёрку, я ничтожество. И, даже если родители ругают несильно, ребёнок может сам себя съесть, пока дойдет домой из школы.

«Синдром отличника» у взрослых

— Чью любовь пытается заслужить ребёнок, получая пятёрки, понятно. А чью любовь пытается заслужить молодая мама, которая начинает делать из своего ребёнка идеального — мучает его правильными конструкторами, ранним развитием и английским языком с восьми месяцев?

— Она пытается заслужить любовь либо своих родителей, либо того «великого родителя», образ которого есть в голове у каждого из нас. Иногда, даже будучи атеистом, человек ищет одобрения и любви у такого вот образа.

Очень часто, вырастая, чтобы доказать всему миру, что они не ничтожество, такие мамы будут доказывать всем, что они лучшие мамы на свете.

Для этого их ребёнок должен быть самым лучшим: лучше всех одет, больше всех выучил английских слов в 8 месяцев.

И, к сожалению, воцерковленных людей с «синдромом отличника» тоже очень много. Они живут по принципу: «Каждое воскресенье я должен быть на службе, если я на неё не приду, Господь меня накажет.

На службу я должен принести список своих грехов и в них отчитаться». Я, конечно, немного утрирую, но их мысли развиваются именно в этом направлении.

— «Если я что-то не так сделаю, меня накажут».  Каким образом из религиозной идеи получается конструкция, в которой нет места любви?

— Идея могла возникнуть из реального (а не на словах) дефицита любви в семье, из-за страха любить самому, потому что здесь всегда риск «получить двойку», оказаться «не лучшим»; из-за неумения переносить страдания. Формируется мысль: «Любить больно, любить нельзя» и поведение людей, которые выросли в недостатке любви: сами они любить не умеют и боятся, но очень хотят получить то, чего недополучили.

При этом они уверены, что любовь нужно заслужить. А то, что Бог любит всех, отличники они или двоечники, как, например, в притче о блудном сыне, им непонятно.

А ведь немало святых, которым с детства не давалась наука. Это и Сергий Радонежский, и Иоанн Кронштадский.

Им Господь даровал опыт неспособности учиться, а когда они этот опыт прожили и приняли, были дарованы и знания, и способности.

Наследственный сценарий

Поведение отличника – нередко наследственный сценарий, который в России тянется ещё с советских времен.

Были времена, когда наше общество жило от пятилетки до пятилетки, да и ту стремились уместить в четыре, а лучше в три года. Так было в индустриализацию и после войны, когда требовалось восстановить страну.

От людей требовали результат и темп, при этом никто не учитывал потребности, не думал о безопасности и уж тем более не смотрел на способности каждого отдельного человека и то, какой ценой ему все дается.

В итоге у целого поколений создалось убеждение: «Мы должны были стать отличниками, но не смогли, поэтому наши дети обязаны воплотить в жизнь эту мечту».

Это наша российская родовая мечта: иногда работаешь с клиентом, и всплывает образ какой-нибудь прабабушки, которая была убеждена, что «учиться нужно хорошо, а иначе будешь дворником». И это убеждение передаётся внукам и правнукам, пока кто-то не осознает и не поменяет эту систему.

Теперь ко мне приходят люди, которые крутятся, как белки в колесе и совсем не могут понять, какие у них таланты и способности. Они живут в отрыве от себя, и единственная их цель – быть лучшими. При этом прессинг в каждом новом поколении усиливается, и эта идея превращается в невроз.

Конечно, на Западе пятилеток не было, а вот синдром есть. И были жуткие примеры поклонения вождям – своим «великим отцам». «Синдром отличника» вообще благодатно развивается в век войн и индустриализации, когда родители переживали какие-то беды, поколенческие травмы и не могли дать детям достаточно эмоционального присутствия.

Либо бывает по-другому: родители учились хорошо, а ребёнок по каким-то причинам не справляется. И они начинают ему говорить: «Смотри на нас!» Но при этом утаивают часть информации, и не рассказывают, что пятёрки у них были не всегда.

Сценарий с «синдромом отличника» можно впитать буквально с молоком матери: иногда бывает, что ребёнок ещё в школу не пошёл, в садике его еще не начали толком ничего учить, но синдром уже есть.

Как опознать «синдром отличника»

— Как отличить человек с «синдромом отличника» от настоящего отличника?

— Человек с синдромом не приемлет критики. Он часто испытывает неуверенность: его состояние похоже на качели, где мысль «я лучший» быстро сменяется мыслью «я неудачник и ничтожество». Если нужно начать новое дело, человек с «синдромом отличника» впадает в ступор — ведь он не знает заранее, справится ли на отлично.

Ещё важный признак «синдрома отличника» — ревность к успехам других: «Как же так вот этот человек сделал лучше, а я за ним не успеваю?» Ребёнок начинает радоваться чужим неудачам, завидовать.

Мы завидуем, когда видим: кто-то сделал то, что мы могли бы сделать, но не сделали. Или мы хотели бы сделать лучше, но у нас не получилось, или мы хотели сделать идеально, и кто-то сумел. Зависть – неизбежное следствие «синдрома отличника».

Еще признак — когда ребёнок начинает очень зависеть от похвалы. Например, у него начинаются истерики, когда кто-то не оценил, как он выполняет домашние обязанности. Хотя обязанности у него небольшие — вынести мусор или покормить кота.

Еще возникает страх перед неудачами – например, ребёнок честно готовится к экзамену, а получает двойку. Потому что он начал писать, сделал помарку и понимает: пятёрки за эту работу он уже не получит. А другая оценка ему не нужна.

Чтобы заметить у себя «синдром отличника», полезно развивать осознанность.

Очень полезно периодически спрашивать себя: «Когда я в последний раз радовалась?»

Рано или поздно ты замечаешь, что твоя жизнь — это бесконечный бег за результатом, а радости от результатов всё равно нет, потребность не удовлетворена.

 Отличники на доске почёта

— Современная школа культивирует «синдром отличника»?

— Очень часто, увы. Иногда родители даже бояться ходить на родительские собрания.

Родители приходят и сидят все в поту, переживая, что сейчас назовут фамилию их ребенка и будут его прилюдно ругать. А потом сбрасывают свои стыд и злость на ребенка.

К счастью, сейчас некоторые учителя отказываются от практики обсуждать детей при всех. У всех детей разные способности и возможности, но при этом равные права.

И, по большому счёту, прилюдный разбор ребёнка на собрании — это такая учительская манипуляция, попытка надавить на родителей, чтобы они надавили на детей, и дети получили мотивацию к учебе.

У учителя тоже может быть синдром отличника, и тогда внутренний голос кричит ей: «Ты должна стать хорошим учителем, лучшим учителем года, у тебя должны быть лучшие ученики!» В итоге бывают учителя-лауреаты, у которых куча наград. Но их давление выдерживают далеко не все ученики. К сожалению, в этом случае через учеников учитель реализует свой «синдром отличника».

— А как синдром отличника ложится на нынешнюю корпоративную культуру, где есть «лучший продавец месяца», «лучший менеджер офиса», «лучшее подразделение квартала»?

— Очень тесно ложится, могу подтвердить это как бывший эйчар. При работе с персоналом есть такое понятие — «нематериальная мотивация». Бесконечно повышать сотрудникам зарплату невозможно — потребности всё равно растут и человек, в конце концов, будет не удовлетворён. Тогда работодатель начинает придумывать какие-то «фишки». Одна из них взята из наших советских времен, когда портреты передовиков производства висели на доске почета.

Возникают те же самые доски почета, а материальное поощрение при этом может быть очень маленьким –например, лишний день к отпуску. Корпорации это выгодно.

Как мотивировать и не обесценивать

— Какие слова или действия могут спровоцировать у ребенка «синдромом отличника»?

— Например, когда всякий раз заявляют ребенку: «Вот когда ты принесешь пятерку, — ты молодец, будет тебе тортик!» При этом транслируется, что, например, четверка – вообще не результат. И так обесцениваются любые старания ребенка.

Наказание лишением сладкого или планшета, если нет пятерки, — тоже провокация.

Бывает, что после получения плохой отметки ребёнка игнорируют, чтобы, приходя домой, он сталкивался с мамой — Снежной королевой.

ля большей надежности ребенка пугают: «Будешь плохо учиться — станешь дворником!» При этом четко связывается успешность учебы с дальнейшим успехом в жизни и карьере.

Бывает, что за пятёрки родители дают ребенку деньги на карманные расходы, здесь принцип «пятёрка любой ценой» включается быстрее всего.

— А как правильно мотивировать ребенка на учебу?

— Не нужно делать акцент на суперрезультате, не нужно говорить: «Ты должен быть первым, лучшим, тогда мы будем тобой гордиться». Пусть ребёнок не получил первое место в соревнованиях — надо радоваться тому, что он в них честно и в меру своих сил участвовал. Поощрять нужно за любые хорошие оценки, и за четвёрки тоже.

У меня есть одноклассник, который сейчас преподает в Сколково и учит бизнесменов зарабатывать миллионы. Он успешный бизнес-тренер, регулярно ездит в Силикатную долину. Так вот в школе он был троечником. То есть, прямой связи между оценками ребенка в школе его дальнейшим жизненным успехом не существует.

Важно говорить с ребенком о любви без повода, чтобы он понял, что его любят, потому что он есть, а не за то, что он принес отличную отметку.

У меня дочь – первоклассница, оценки им не ставят, но дают наклейки. И вот она приходит из школы и рассказывает: «У нас у одной девочки 20 наклеек, а у меня 15, а я тоже хочу 20!» И я уже чувствую, куда дует ветер, и говорю ей: «Подумай о ребятах, у кого 5 наклеек или ни одной. От этого они, что, стали хуже?»

То есть я всё время проговариваю: «Мне очень приятно, что у тебя так много наклеек» (не обесцениваю успех). Но при этом стараюсь, чтобы она поняла:

отметка не равна человеку. В человеке – много всего. Один на пятерки учится, а другой на лошади верхом скачет или поет, как Орфей.

Иначе получается цепная реакция: на работе ты должен начальнику, в семью нужно приносить больше денег; дома нужно быть идеальной хозяйкой, дети должны идеально учиться…

Как только в семье появляется один человек с «синдромом отличника», духом внутренней конкуренции оказывается поражена вся семья.

Мы клеймим внутри себя неудачника, и он в нас кричит: «Прими меня, расслабься, перестань со мной бороться!» Это как с грехами — мы боремся-боремся, а изменения начинаются только тогда, когда мы примем себя, в том числе, отверженными и немощными.

Когда ребёнок получил плохую отметку, не ругайте его и не произносите фразу «в следующий раз получишь лучше». Расскажите про то, как вы получили двойку, вспомните, что тогда чувствовали. Скажите, что прекрасно понимаете, как он сейчас расстроен. Что ваши отметки не помешали вам состояться в жизни, устроиться на нынешнюю работу, создать семью, родить его.

Есть прекрасная английская поговорка – «не воспитывайте детей, воспитывайте себя». Не мучайте ребенка директивами, просто подавайте ему личный пример.

Но если родитель рассуждает о пользе здорового образа жизни с сигаретой в руке, ребёнок очень быстро понимает, что существуют  двойные стандарты.

Кроме того, постарайтесь разнообразить занятия ребенка, не ограничивайте его только школой. Старайтесь подмечать способности ребенка с детства. Если он рисует, отдайте его в кружок рисования, но даже эти увлечения не развивайте директивно. Если ребёнок сегодня не хочет идти на секцию, не надо вести его насильно.

Если ребёнок пошел на секцию, а через месяц передумал, не надо его ругать — детям до пятнадцати лет нормально менять свои решения и  интересы.

Так ребёнок прощупывает границы своих возможностей и способностей, это нормально.

И вообще, помните о том, что критерии оценки со временем могут меняться – «то, что русскому хорошо, немцу – смерть», или то, что ценилось вчера, сегодня оказывается совершенно бесполезным.

Как лечить «синдромом отличника» в 30+

— Как перебороть в себе «синдром отличника» взрослому человеку?

— Очень полезно во взрослом возрасте начать учиться чему-то новому — записаться в кружок по бисероплетению, рисованию, керамике, пойти на танцы, получить второе высшее образование, начать, наконец, исполнять свою заветную мечту.

Например, в детстве вы хотели стать художником или актером, а родители вам не дали. И не важно, что сейчас вам уже 35 или 40, можно пойти в самодеятельность. У вас будут успехи и неуспехи, но вы взрослый человек и будете воспринимать эти неудачи по-другому.

Как говорят, «нет ошибок — есть обратная связь и опыт».

Ещё нужно учиться работать с критикой, потому что очень часто при синдроме отличника это проблема — услышав замечание, человек уходит в позицию внутреннего ребенка и начинает плакать, злиться.

У наших людей две проблемы: почти никто не умеет критиковать и воспринимать критику.

Можно потренироваться на домашних, попросить их покритиковать вас и, слушая, спрашивать себя: «Что я сейчас ощущаю? О чём для меня эта негативная информация?»

Чаще всего человек ощущает себя ничтожеством, дальше возникает образ отличника, а, если задать вопрос «для кого ты так стараешься?», возникает фигура родителя. То есть ваш внутренний ребёнок продолжает крутиться в колесе «если я буду отличником, меня будут любить».