Что происходило в благотворительности сегодня, 15 октября, но в 1817 и в 1887-ом году?

den_v_istorii_15oct (1)

О звездной благотворительности, боярах и хрустальном киоске

В октябре 1887  года Пречистенское общество попечения о неимущих детях в Москве дало в газетах следующее объявление:

«В Московском Экзерциргаузе (городском манеже) с  воскресенья 28 сентября по воскресенье 5 октября включительно в пользу Пречистенского попечительства Общества попечения о неимущих  детях, будут даны 8 больших вечерних концертов под личным управлением Д.А. Славянского, его капеллы, состоящей из 300 человек, в роскошных русских боярских костюмах (XVII века).

Весь манеж будет превращен в зимний сад с громадными клумбами цветов, роскошными группами пальм и другими замечательными тропическими и экзотическими растениями, статуями, верандами, беседками. В одной из цветочных клумб будет поставлен хрустальный киоск в 12 аршин в египетском стиле по рисунку художника Шехтеля. Кроме ежедневных концертов г. Славянского в воскресенье 28 сентября, в среду 1 и в воскресенье 5 октября будут устроены три большие денные гулянья по разной программе. Начало концертов в 7 часов. Вечерняя цена за вход в концерты – 1 рубль.

Начало денных гуляний – с 12 часов дня. На денные гулянья — 50 копеек, на денные гулянья дети платят половину.

Для удобства публики во время вечерних концертов перед эстрадой устроены нумерованные места с особою уплатою. Имеется гардероб для сохранения верхнего платья с платою 20 коп. с персоны.

Все устройство концертов и гуляний принял на себя А.И. Золотарский.

Исторический контекст: Великолепный благотворительный праздник, заполнивший  московский Манеж «громадными клумбами цветов, роскошными группами пальм, тропическими и экзотическими растениями» устраивал московский купец и садовод Александр Иванович Золотарский (1850 — 1907). Позднее, в 1899 году, он прославится  садовой выставкой в Манеже, посвященной 100-летнию со дня рождения А.С. Пушкина. Для участников праздника, состоявшегося в сентябре–октябре 1887 года, выступал русский хор под руководством Дмитрия Александровича Агренева (1834-1908), певца, дирижера и собирателя народных песен. Свой артистический псевдоним «Славянский» Дмитрий Агренев взял в честь  своего хора «Славянская капелла», основанного в 1868 году и уже в следующем году отправившегося на гастроли за океан. С 1882 года хор выступал в поражавших воображение зрителей костюмах, стилизованных под 17 век.

Попечитель неимущих сам должен быть бедняком

15 октября 1817 года в «Журнале Императорского человеколюбивого общества» прозвучала дерзкая для того времени мысль: попечитель неимущих сам должен быть бедняком. Так рождался институт социальных работников и оформлялась идея волонтерства.

«Проэкт образования Императорского человеколюбивого общества, Высочайше утвержденный 16 июля 1816 года.  По долгу звания главного попечителя Императорского человеколюбивого общества, рассматривая предмет оного, который как ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО САМИ указать благоизволили, состоит в вспоможении всякого рода бедным, в столице сей находящимся, а со временем в других городах Империи, когда общество распространит действия свои, нахожу я, что Человеколюбивое общество обязано не только раздавать милостыню, но доставлять бедным и другие вспоможения, и особенно стараться выводить из состояния нищеты тех, кои трудами своими и промышленностью себя пропитывать не могут.

…Но чтобы между всеми таковыми отдельными частями сделать стройную связь и взаимную сообщительность и движению каждой доставить больше удобности к точному выполнению своих обязанностей, нахожу я нужным, во-первых, учредить особое сословие, под названием Совета Человеколюбивого общества, и во-вторых, преобразовать Попечительный комитет.

Главные упражнения сего Комитета состоят в отыскивании бедных, большею частию в отдаленных и непроезжих местах города живущих, разведывании о состоянии и поведении их, и в доставлении им не только денежного подаяния, но и других пособий, особенно больным необходимых.

При выполнении сих обязанностей относительно милостыни есть еще одна не менее важная, которая должна быть в сердце каждого, о нищем брате своем соболезнующего, – та священная обязанность, которая состоит не в одном материальном подаянии, но и в том, чтобы алчущему дать хлеб от души своей и душу смиренную насытить (Ис. гл. 56 ст. 10).

Сообщать же утешение ближнему нельзя иначе, как деятельным образом – прилежным посещением страждущих. Исполнение такого рода обязанности надобно доверить лицам благонадежным и опытным, добродетельною жизнию истинно образованным, а при том недостаточного состояния людям, и определить им из благотворительной суммы Попечительного комитета ежегодное пособие.

В члены Попечительного комитета принимать людей недостаточного состояния, по той причине, что им знакомы нужды бедных и потому, что они привычны к тем трудам, которые сопряжены с сим званием».

«Продолжение Ведомости, представленной Совету Императорского Человеколюбивого общества здешним Попечительным комитетом о бедных за июль месяц сего года:

— Майорская дочь девица Катерина Акиншина, 33 лет от роду, осталась после отца в крайней бедности. Имеет 75 летнюю мать, дряхлую, больную, глухую, едва движущуюся. Сие семейство, хотя имеет дом об одном окошке, но оный ветх. Находясь в совершенной бедности, дочь доставляет себе и матери пропитание трудами, исправляет самую черную работу. Попечитель, имеющий обязанностью посещать бедных, нашел сию добрую хозяйку с великим трудом поправляющую согнившее крыльцо своего дома. Жительство имеет в Петербургской части,  3 квартала, в доме №; 1018.

— Вдова солдата Катерина Захарова имеет 3-х малолетних детей и трехлетнего сироту. При крайней нищете отличается примерными качествами, призирает бедных дряхлых старух без всякой корысти и разделяет с ними скудную пищу свою. В числе таких бедных пользовалась ея милосердием одна находившаяся в благопризрении Попечительного комитета вдова, крайне больная ранами на ногах, производившими несносный смрад. Сия благодетельная женщина, не гнушаясь оным, служила ей и оказывала всякое попечение. Когда же недавно больная померла,  то согнившее тело она омыла своими руками и из убогого одеяния своего покрыла умершую. (Журнал Императорского человеколюбивого общества, 1817).

Исторический контекст: Императорское человеколюбивое общество было образовано в 1802 г. по инициативе Александра I для помощи бедным «без различия пола, возраста и вероисповедания, при всех проявлениях их нужд от младенческого возраста до глубокой старости». До 1860-х годов оно финансировалось преимущественно из государственной казны, позднее  – за счет частных пожертвований.

В октябре газеты писали…

— Потомственным почетным гражданином А.А. Михайловым и сестрою его госпожой Ворониной (урожденной Михайловой) пожертвованы для устройств убежища для бедных детей Рождественской части вместительная дача в Лесном. (1886)

— В настоящее время, по словам газеты «Свет», возбужден вопрос об открытии на остове Сахалин второй школы для детей ссыльно-каторжных. Первая школа была открыта в прошлом году. (1885)

— В.Д. Полянский, землевладелец в одной из южных губерний, завещал часть своего капитала на содержание в художественных учебных заведениях нескольких учеников из крестьянских детей, выказывающих особенные способности к живописи. (1885)

— Санкт-Петербургский купец Владимир Чернохвостов пожертвовал 10 тыс.рублей для выдачи процентов с пособий недостаточным ученикам училища Санкт-Петербургского купеческого общества. (1886)

— Харьковский домовладелец Тихонов пожертвовал 40 тысяч рублей на устройство ночлежного дома. («Русские ведомости», 1886)

Разное…

«В Санкт-Петербурге образовалось финское общество трезвости под названием «Алку» (Начало). Цель общества заключается в противодействии чрезмерному употреблению всяческих охмеляющих напитков среди финляндских уроженцев, проживающих в Санкт-Петербурге и Санкт-Петербургской  губернии.

Средства, которыми общество надеется достигнуть этой цели, заключаются: в хорошем примере членов общества, распространении и чтении сочинений нравственного содержания, поучающих воздержанию, любви к Отечеству и уважению к закону и в устройстве по мере развития средств общества, убежищ для пострадавших от пьянства.

Лицо, вступившее в общество, обязано, в видах содействия к достижению его целей, служить примером  для других, отказавшись от употребления спиртных напитков и, кроме того,должно представить годовой взнос, установленный общим собранием.  («Детская помощь» № 18 за 1886 г.).

А врач гулял в саду…

Письмо в редакцию журнала «Детская помощь»

Позвольте просить вас уделить место в вашем уважаемом журнале следующей заметке, характеризующей порядки, нередко складывающиеся в наших медико-филантропических учреждениях. Летом я жил в селе Алексеевском, за Крестовской заставой, не оставляя своих служебных конторских занятий в Москве.

В последних числах июля у меня заболел ребенок, девочка, 2-х лет. В месте жительства доктора не было, а потому жена повезла ее в ближайший медицинский пункт в Москву, в детскую больницу св. Ольги, что на 1-й Мещанской улице, где доктор осмотрел и назначил лекарство. Остаток того дня и ночь больная провела несколько спокойнее, с утра же следующего дня ей сделалось хуже. Болезнь усилилась. Около 7 часов вечера я вернулся из Москвы и застал ребенка очень обессиленным и в стонах, а жену в слезах.

Опасаясь, нет ли какого осложнения в болезни и опасаясь за жизнь ребенка, я тотчас поехал с женой и ребенком в вышесказанную детскую больницу, как в ближайшее место медицинской помощи. Было около 8 часов вечера, когда мы приехали в больницу.

И тут-то, в минуту наибольшей потребности в помощи и успокоении, мы не нашли чего искали и ожидали. Прежде всего, пришлось целый час ожидать дежурного врача (на мое желание пойти к доктору на квартиру, прислуга отвечала: доктор гуляют в саду и скоро придут сюда, то есть в больницу), а затем вынести грубое, бессердечное отношение, в присутствии прислуги, фельдшерицы и жены моей. Явившись в приемную, доктор – он не спросил даже обычного «что с ребенком?» — громко, начальнически заметил «Другого времени вы не нашли привезти ребенка?».

Я ему объяснил причины, побудившие меня нарушить его покой (опасения за жизнь ребенка) и рассказал о болезни: он безучастно слушал и, прервав мой рассказ, сказал: «Дайте касторового масла», повернулся и ушел, не расспросил внимательнее о симптомах болезни и не осмотрев ребенка. С тягостным чувством пришлось поехать к другому, более гуманному, детскому врачу.

Доброе, полезное, истинно христианское учреждение графа Орлова-Давыдова, судя по испытанному мною, не всегда,   должно быть, достигает благой цели, предположенной учредителем, по отсутствию в исполнителях не только чувства христианской любви, но и гуманности, даже простого сознания долга. Мы решились огласить этот случай в уверенности, что он не одиночный, и с желанием, чтобы и исполнительная часть благодетельного учреждения стала в уровень с высокими его целями, что особенно важно по новости учреждения: избави Бог, если подобные порядки, легко устранимые в начале, укоренятся и обратятся в традицию. Слава Богу, ребенок наш в настоящее время выздоровел, но подобные порядки могут стоить жизни ребенка… И. Н. Спицын Москва сентября 15 дня 1887 года. («Детская помощь», октябрь 1887).