Выпускник детдома должен чувствовать, что весь мир за пределами казенных стен является «помогающим». Сделать так — задача организаций, участвующих в процессе его адаптации к новой жизни

Известно, что в мир за пределами казенных стен выпускники детских домов выходят, мягко говоря, неприспособленными. Какой должна быть их адаптация в новой среде обитания и кто отвечает за нее? Хорошо ли, когда все проблемы за бывшего детдомовца решает местный Центр адаптации? Как сделать процесс адаптации незаметным и естественным как воздух. Эти и другие вопросы обсуждались на «круглом столе» в Астане.

На днях был в Астане, на презентации услуг для выпускников детдомов Казахстана. Без привычного для России пафоса показывали то, что успели сделать в рамках пилотных проектов в нескольких городах. Чувствуется, что у местных общественных организаций появилось понимание: работу надо организовывать так, чтобы воспитанники и выпускники детдомов захотели эти услуги получать. На практике это выглядит следующим образом: от разовых посещений детских учреждений общественники перешли к системному участию в их работе. Семинары, тренинги, рассказ о помощи, которую может получить выпускник детдома, — все это позволяет выстраивать между детдомовцем и теми, кто намерен его поддерживать в будущем, доверительные, партнерские отношения. Иначе невозможно.

Известно, что в мир за пределами казенных стен выпускники детдомов выходят, мягко говоря, неприспособленными. К новой жизни, новой среде обитания их надо подготовить. Раньше делался упор на готовку еды и штопку носков, сейчас уже больше внимания уделяют вещам менее практическим, но отнюдь не менее важным. Ведь главная проблема – в сознании выпускника, в его душе, в представлении о будущей дороге в жизни. В ходе работы в детских домах представители общественный организаций помогают воспитанникам сформировать образ успешного будущего.

Первый раз я был на встрече с казахскими общественниками год назад – и поразился, как много изменилось за это время. Тогда разговор шел вокруг да около: что это за услуги такие, где их взять, а кто их должен создавать. В выступлениях звучали и сомнения в реальности начинания, и нежелание повышать уровень профессиональных знаний и умений, и даже страх перед ломкой привычного ритма работы. На нынешнем «круглом столе» уже шел спокойный, предметный разговор о системном подходе к формированию услуг для выпускников детдомов. Очень важно, — отмечали многие выступающие, — чтобы в этом принимали участие и сами детдомовцы, становясь не только пассивными, но и активными участниками процесса.

Проблемы детдомовцев в России и Казахстане схожи, и, видимо, преодолевать их придется схожими методами. К примеру, в обеих странах выпускники детских домов практически повсеместно не получают положенных по закону квартир. И там, и там существуют странные учебные заведения, которые охотно принимают к себе сирот – и практически только их, но при этом обучают специальностям, которые давно на рынке не востребованы или требуют значительно более высокой квалификации, нежели та, которую могут дать в этих «живущих» детдомовцами колледжах и техникумах. Но ведь детский дом обязан отвечать за адаптацию своих воспитанников, имея стандарты своей деятельности.

На встрече я увидел немало свидетельств того, что казахстанские власти начали понимать, что система сопровождения сирот нуждается в переструктурировании. За процесс встраивания сироты в общество должны нести ответственность все субъекты, принимающие участие в этом процессе. Возьмем те же квартиры. Судебные приставы должны осознавать, что и от них во многом зависит получение или неполучение квартиры выпускником детдома. Но чтобы пришло это понимание, с ними надо работать, ближе знакомить с проблемами сирот, не имеющих жилья. Сотрудники полиции должны перестать воспринимать сирот как беззащитного «мальчика для биться», на которого можно все, что угодно навесить. Довольно часто сироты оказываются в криминальных переплетах лишь по причине своей полной правовой безграмотности – значит, их надо просвещать. Комендантам общежитий тоже нужно освоить другой подход к выпускникам детдомов, которых сразу нужно строго ставить в рамки. На деле же бывает, что с «сиротками» поначалу сюсюкаются, а потом за незначительные провинности (разболтанное поведение, непосещение койко-места) выгоняют.

В целом, у казахских НКО начало появляться понимание, что процесс адаптации сироты должен быть незаметным для него самого, естественным, как воздух. Именно так происходит, когда существует сложившаяся система, все субъекты которой гармонично взаимодействуют друг с другом. Тогда процесс адаптации происходит в межсубъектовом пространстве – то есть, словно бы везде. Хорошо, когда есть Центры адаптации, куда сирота может прийти для решения возникших острых проблем. Но это – разовая акция, это – крайняя мера. К тому же, всякая централизация приводит в той или иной мере к дезадаптации. Пока сироты будут чувствовать себя объектом адаптации, она даже не начнется.

Выпускник детдома должен не знать, а чувствовать, что само новое пространство, в которое он попал, является «помогающим». Именно такое ощущение сложится у него при условии правильной и ненавязчивой организации работы. Вся информация о ресурсах, которыми он обладает, и к которым в любой момент может обратиться, должна быть у выпускника в голове. Это может быть доверенное лицо, с которым в любой момент можно связаться, адреса в интернете. Идея адаптации должна витать в сознании сирот и общественном воздухе, а не быть сконцентрированной в специально отведенных местах.