Вроде бы благотворительность – занятие мирное. Но руководитель украинского благотворительного фонда, помогающего больным детям, была избита именно за свою деятельность

12170618_10207613125307590_1736919759_n

18 октября 2015 года Алена Куратова, основатель и председатель фонда «БЭЛА», помогающего детям с буллезным эпидермолизом своей страничке в сети Facebook написала:

«Есть ли национальность у детей? А у больных детей? Я была убеждена что у детей национальности нет, они – где-то вне политики. И я ошибалась. В эти выходные директора моего украинского фонда избили. Четверо мужчин в балаклавах увезли ее в лес и били хрупкую девушку ногами.

IMG_4703Алена Куратова. Фото с сайта womanontop.ru

Почему “моего украинского фонда” спросите вы? Когда-то на заре появления нашего фонда в России мы помогали всем детям. И российским, и украинским, и белорусским, и казахским и даже детям из Эстонии. Деления по национальности не было и быть не могло. Чуть позже, через 2 года, детей на Украине стало больше, заметно больше, и возить туда чемоданами бинты (а мы возили регулярно, и посылали тоже) стало тяжело. И мы с моим партнером Натальей решили, что будет проще зарегистрировать фонд там. Сразу скажу – в благотворительности нет политики и места для национализма. И мы изначально отсюда из России помогали сразу двум организациям на Украине – и нашему “Діти-Бела” и второму “Дерматологи-детям”.

Потом случилась, как говорят, на Украине – война. Я до сих пор не могу привыкнуть к этому пониманию, потому что в нашей сфере не было войны и быть не могло – дети они вне войны. На Украине все также продолжался патронаж детей, рассылались посылки детям, максимально старались по мере сил помогать детям ТАМ.

Так вот – в эти выходные Татьяну Андроник избили именно за это. За то, что она – мама двух детей, украинка по паспорту – помогала украинским детям из фонда, где русские учредители. За то, что она не прекращала помогать детям, несмотря на “войну”. За то, что не боялась ничего, потому что так же, как и я, верила, что в благотворительности нет национальности.

У Тани сломана челюсть, два ребра, гематомы по всему телу, но не сломано главное – понимание, что дети – вне национализма. Сейчас я боюсь за нее. Если мы будем молчать – ее тихо убьют в переулке, потому что национализм – страшное явление, которому не место ни в благотворительности, ни в нашей жизни».

Татьяна Краснова, преподаватель МГУ, блогер, координатор проекта «Конвертик для Бога»:

«Прежде, чем начать, я скажу, что в мире НЕТ ситуации, проблемы, спора, конфликта, даже войны, которую можно разрешить избиением беззащитной женщины. Спорить тут не о чем, никакой идеологической подоплеки, кроме морального уродства, за произошедшим не стоит и стоять не может.

krasnova

 

Татьяна Краснова. Фото с сайта pravmir.ru

Я от всей души желаю пострадавшей скорейшего выздоровления, и избившим ее мерзавцам – продолжительного срока для обдумывания своего поведения. Тюремного, естественно, срока.

Больше о конкретной истории я не знаю ничего и комментировать не могу. Скажу два слова в общем. Мы (интернет-сообщество “Конвертик для Бога”) уже много лет помогаем детям из стран бывшего СССР. В том числе – из Украины. С несколькими семьями я и мои друзья связаны узами, очень похожими на родственные. Мы вместе переживали и радости, и победы, и, к сожалению, потери.

С началом войны все мгновенно стало сложнее в тысячу раз. Например, в Киеве, в детской онкологической клинике, оказался мальчик, за которого мы боролись больше пяти лет. Богдан лечился у нас на Каширке, мы собирали деньги, помогали семье, молились за парня.

Потом российские врачи исчерпали возможности и отправили мальчика домой, на паллиатив. Несколько раз за это время я писала в своем блоге: “Дорогие украинцы, киевляне, ДРУЗЬЯ, не бросьте, не оставьте, нам трудно, мы не можем поддержать отсюда, помогите ВАШЕМУ НАШЕМУ мальчику!”

И люди приходили, и папа Богдана звонил мне, и благодарил за то, что приходили незнакомые украинцы, говорили хорошее и доброе про меня и всех нас, давали ему денег на жизнь, баловали Богдана игрушками и фруктами.

Мы вместе пережили горе – Богдана не стало. Болезнь оказалась сильнее.

То, что сейчас переживают наши страны, – страшная болезнь. Я пишу этот текст не для того, чтобы назвать виноватых. Придет время, и они не уйдут от суда. Об этом стоит помнить всем, кто сеет ненависть.

Я пишу для того, чтобы свидетельствовать: обращаясь за помощью к украинцам, я получаю в ответ только помощь и поддержку. Хочу верить, что и я отвечаю им тем же. Нам никуда не уйти с нашей земли. Нам просто некуда. Значит, нам придется жить вместе. Прощать, жалеть, помогать, поднимать друг друга, вытаскивать каждого. Давать по рукам мерзавцам – их и у нас хватает, и у них. Доказывать, что мы, а не они тут главные, потому что мы – за жизнь, а они – за смерть.

Я очень верю, что мы справимся».

Майя Сонина, директор благотворительного фонда «Кислород»:

«Наш фонд вызвался помогать всем, у кого муковисцидоз. Эта болезнь национальности не имеет, хотя лечение ее, увы, напрямую зависит от политики государства. А благотворительность – вне политики, благотворительность не становится ни под какие флаги. Вот поэтому мы и обходим тему политики, когда придумываем обтекаемые формулы, прося денег у жертвователей: государству нечем платить за лечение. Это – чистая правда, но причины пусть объясняют думы или рады.

mayya_-_02_0Майя Сонина. Фото с сайта bf-kislorod.ru

Бывает, государство тратит меньше на здравоохранение. Тогда подключаются люди, разные люди, с разными политическими убеждениями и жертвуют свои деньги на лечение детей. Это то поле, где люди могут быть заодно.

Украинские дети – они тоже наши. Наши – по признаку заболевания, не имеющего границ. На форуме, посвященном этой болезни, обмениваются печалями, радостями и опытом и украинские мамы, и российские, любые другие, кто пишет и читает по-русски.

Как будто и нет никакой войны. А дети? Ну вот, девочка Лера из Украины прислала всем нам подарки в благодарность за помощь: она наделала множество флажков, украинских и наших триколоров, с магнитиками, чтобы каждый из нас мог по два флажка, перекрещенными, прикрепить на холодильник.

Тяжелобольные дети, наверное, спасут мир, когда больше некому будет его спасать. Они, оказывается, умнее некоторых взрослых. Мы давно поддерживаем добрые контакты с нашими коллегами из Украины, и не собираемся их прерывать. Наши контакты так и остаются добрыми. Когда избивали девушку за ее работу, ее избивали мерзавцы. Они везде одинаковые, они везде найдут повод выместить свою агрессию, любые мерзавцы, в любой стране, прикрываясь любой идеей».