Ее называли матерью и первой леди сестринского дела. Хендерсон – автор нескольких революций в своей профессии, в корне изменивших саму ее цель

Вирджиния Хендерсон является обладательницей почетных докторских степеней в 12 университетах, награды Кристиан Рейман от Международного совета медицинских сестер (это «Оскар» в мире сестринского дела), а также премии своего имени. И ту, и другую награду она получала первой.

Именем мисс Хендерсон (даже в весьма преклонном возрасте она отказывалась от «миссис» в свой адрес) была при жизни названа библиотека.

Эта прожившая почти целый век женщина внесла огромный вклад в теорию, практику, методику образования и исследования в области сестринского дела по всему миру. Несколько поколений медицинских сестер выросли (и продолжают расти) под ее чутким заочным руководством.

Ей принадлежит одно из самых точных определений профессии  и — главное – научно обоснованная теория сестринского дела, базирующаяся на целостном подходе к человеку, его здоровье и окружению.

Этой моделью пользуются медсестры во всем мире. Если до Вирджинии Хендерсон главным в процессе ухода за больным был врач и его диагнозы, то теперь самой важной персоной тут стал пациент и его нужды. Хендерсон поменяла и отношение к самой профессии, и даже ее цель.

Из дизайнера в медсестры

В юности Вирджиния вовсе не собиралась быть медсестрой. Она прекрасно рисовала, мечтала стать художником, создавать эскизы сказочных интерьеров и причудливых нарядов. 20 век только начинался, и, несомненно, должен был стать эпохой красоты, прогресса и прекрасных перемен.

Но когда Вирджинии было 17, началась I Мировая война (1913). Ухаживать за раненными – долг истинной леди. А  именно такой была эта уроженка американского Юга, представитель почтенного интеллигентского рода учителей, врачей, юристов.

Отец Вирджинии – адвокат, он боролся за права индейцев, выиграл в свое время очень громкий процесс, защищая племя кламатов. Девочка с детства была научена поступать так, как надо, а не как хочется, и слово «долг» было принципом жизни. Правильно в то время было идти перевязывать раненных и выносить за ними «утки» в местном госпитале. Интерьеры розово-золотых тонов и юбки с бантиками могли подождать до лучших времен.

«Два года, — постановила себе Вирджиния. – Ровно два года побуду медсестрой – и ни дня больше». Спустя два года война закончится, и она забудет о правильной, но такой скучной и грязной профессии.

Однако к моменту окончания Первой мировой девушка уже училась в Вашингтонской Армейской медицинской школе.  Получив в 1921-м году свой первый диплом, она отправилась на работу. По иронии судьбы, обычной медицинской сестрой, она и впрямь пробыла всего два года.

evans-evh

Вирджиния Хендерсон в 1920-х гг. Фото с сайта tn-roots.com

Очень быстро начальство заметило, насколько хорошо у Вирджинии получается объяснять азы профессии и правила ухода новичкам, родственникам пациентов, да и самим больным.  Спустя два года она стала первым в истории штатным инструктором по сестринскому делу – в Протестантской больнице города Норфолка штат Вирджиния.

Здесь Хендерсон добилась, чтобы в программу обучения медицинских сестер была включена психиатрия и принимала участие в первой такой программе. О том, чтобы поменять профессию, она уже не помышляла: сестринское дело оказалось делом творческим, разнообразным, а главное, требующим перемен. Есть где приложить силы.

Революция номер один

Вирджиния поступила в Педагогический колледж Колумбийского университета, где потом проработала 14 лет, совмещая научную и преподавательскую работу с работой в больницах.

В 1937 году она стала членом авторского коллектива, создавшего новую программу обучения медсестер  — «ориентированную на пациента и сосредоточенную на проблемах ухода за больным, а не на его диагнозе».

Это была, без преувеличения, настоящая революция в профессии медицинской сестры – и далеко не первая, которую мисс Хендерсон предстоит совершить за ее долгую жизнь. И это была революция профессионала: ведь для успеха переворота нужно досконально знать предмет, который собираешься реформировать; дилетантизм грозит разрухой и анархией.

Столько, сколько знала о сестринском деле Вирджиния Хендерсон, не знал никто на всем белом свете. За ее плечами два четырехтомных труда, посвященных предмету! На протяжении 10 лет, с 1953 по 1964 годы, она в соавторстве с коллегой проводила для Йелького университета анализ исследований сестринского дела в США и других англоязычных странах.

В книге «Исследования сестринского дела» («Nursing Research: Survey and Assessment») она перечислила, проанализировала, снабдила аннотациями и перекрестными ссылками любое мало-мальски заслуживающее упоминание о научных изысканиях в этой сфере. Более скрупулезного труда было бы невозможно представить, когда б еще 12 лет ( 1959-1971) мисс Хендерсон не посвятила составлению индексированного каталога научной литературы о сестринском деле (Nursing Studies Index).  

Это были два самых масштабных труда Вирджинии Хендерсон, но не самых важных. Дело ее жизни – создание собственной концепции, теории и методологии ухода за больными. Всем этим медсестры всего мира пользуются до сих пор. А началось это всего-навсего с редактирований чужой книги.

Учебник – двигатель прогресса

Книгу Вирджинии доверили редактировать не простую, а настольную.  К тому времени это учебное пособие всех североамериканских медсестер выдержало уже три издания. Автор труда «Принципы и практика сестринского дела» — канадка Берта Хаммер – заболела, и уже была практически при смерти, когда зашла речь о том, чтобы готовить в печать четвертое издание. Она была поистине героической женщиной: работу в больнице покидать не желала до последнего, и была просто уволена по причине болезни (времена стояли жестокие).

Редактировать книгу в одиночку Берта была уже не в состоянии. Она была уже наслышана об удивительной трудоспособности и преданности делу Вирджинии Хендерсон и попросила ее помочь. Вместе они осилили четвертое издание книги, и в конце 1939 года Берта Хаммер умерла, не дожив и до 50 лет.

А наша героиня выпустила в свет еще два издания учебника– в 1955-ом и 1978-ом годах.  Несмотря на то, что рядом неизменно стояла фамилия Хаммер (такова была воля ее родных, правообладателей книги), учебник все более становился детищем Вирджинии Хендерсон, пропитываясь ее видением профессии, ее философией, ее любовью и интересом к человеку, уважением к его свободе и скептическим отношением к безоговорочной власти врача над страдающим существом.

«Знаете, что обозначает аббревиатура «д.м.» (доктор медицины)? – шутила она с присущим ей неподражаемым юмором. – Дорогое Мироздание! Он ведь – маленький божок в белом халате».

Книга Хаммер-Хендерсон постепенно становится учебным пособием не только и не столько для медсестер, сколько для самих больных и членов их семей. Она доходчива и интересна. Пятое издание Вирджиния написала уже самостоятельно, не оставив от первоначального варианта почти ничего.

«Слишком стара, слишком слаба, слишком пьяна…»

Чтобы по достоинству оценить дерзновенность мисс  Хендерсон, надо знать, что представляла из себя профессия медсестры до 20 века. Собственно, и профессии никакой не было.

«Тогда главной нашей задачей в больнице было поддержание в идеальном виде своей белоснежной крахмальной униформы», — шутила Хендерсон. И это еще мягко сказано. Вот другое определение: «Слишком старая, слишком слабая, слишком испитая, слишком грязная, слишком порочная или слишком тупая, чтобы заниматься чем-нибудь другим». Эти слова принадлежат не кому-нибудь, а самой Флоренс Найтингейл. И это была правда, — вспомним Сару Гэмп из «Мартина Чезлвита» Диккенса.

До начала 20 века понятия – «профессиональная  медсестра» не существовало.

В лучшем случае это были сиделки, которых нанимали как прислугу в богатые дома, чтобы они сидели с умирающими. В худшем — выздоравливающих представительниц низов общества в бесплатных больницах заставляли ухаживать за теми, кто чувствовал себя плохо.

Хендерсон принадлежит  новое, скрупулезно выверенное определение сестринского дела, которое отныне прочно войдет в обиход.

«Предназначение медсестры – помогать человеку (больному или здоровому) производить действия, относящиеся к поддержанию его здоровья, выздоровлению (или мирной смерти), которые он совершил бы самостоятельно, если бы имел для этого достаточно сил, воли или знания».

При этом Хендерсон непрестанно подчеркивала, что медсестра обязана помочь пациенту стать независимым от нее и ее помощи – чем скорее, тем лучше.

Профессия медсестры, по Хендерсон, является не вспомогательной, но вполне самостоятельной: «Медицинская сестра должна выполнять план лечения, составленный врачом, но все, что касается индивидуального ухода, творчески планирует она сама. Сестра должна стать независимо действующей единицей – до тех пор, пока она не ставит диагнозов, не назначает лечения и не предсказывает исходов заболевания. Это все входит исключительно в функцию врача».

SF Virginia Henderson

Испанская почтовая марка. Изображение с сайта blogspot.com

Философия четырех китов

После выхода в свет пятого издания учебника для медсестер, содержащего это определение и практически полностью переписанного Хендерсон, Международный совет медицинских сестер обращается к ней с просьбой написать эссе о профессии. Было важно изложит основные ее принципы, которые можно потом будет применять в любой части света, в любой медицинской области, в любых условиях.

Определение – это, конечно, хорошо, но немного коротко.  Вирджиния Хендерсон ничего не умела делать наполовину. Работа над эссе вылилась в главный труд ее жизни —  «Базовые принципы сестринского дела» (The Basic Principles of Nursing). Книга увидела свет в 1960 году, была переведена на 29 языков и по сей день является одним из основных пособий для медицинских сестер во всем мире.

Хендерсон изложила не теорию профессии, а ее философию, сделав при этом свой труд максимально прикладным и практическим. Все на самом деле просто. С таким изяществом и легкостью описать сложнейшие вещи мог только человек, чувствующий и любящий красоту, настоящий художник.

Метода  Хендерсон, которую мы изложим предельно кратко, касается не одной лишь профессии медсестры. Она описывает четыре неразрывно связанных между собой компонента:

  1. Человек
  2. Его здоровье
  3. Его окружение
  4. Собственно, обязанности медицинской сестры.

У каждого человека есть базовые потребности. Их, согласно Хендерсон, 14:

  1. Нормально дышать.
  2. Есть и пить.
  3. Выводить из организма продукты жизнедеятельности.
  4. Двигаться и быть в состоянии занимать удобную позу.
  5. Спать и отдыхать.
  6. Выбирать подходящую (удобную) одежду, надевать и снимать ее.
  7. Поддерживать комфортный температурный режим, который определяется температурой воздуха в помещении и одеждой.
  8. Поддерживать чистоту тела, хорошее состояние кожи и волос.
  9. Избегать опасностей для себя, не наносить вреда окружающим.
  10. Общаться с людьми, иметь возможность выражать свои чувства, нужды, страхи или мнения.
  11. Молиться.
  12. Играть и отдыхать.
  13. Работать, получая от этого удовлетворение.
  14. Учиться, исследовать мир, удовлетворять свое любопытство.

 

Потребности, как видим, далеко не только физиологические, но также психологические, социальные,  духовные и душевные. Из них и складывается здоровье, а помогать человеку в их удовлетворении и есть обязанность медсестры.

Окружение человека включает в себя все предметы, условия и ситуации, влияющие на его жизнь и развитие. Задача медсестры: обеспечить пациенту такое окружение, где его 14 базовых нужд будут удовлетворяться максимально полно. Все просто – если излагать теорию коротко.

Вот только достичь этого сложно, слишком много факторов здесь участвуют (возраст, происхождение, привычки, стрессы). Сделать окружение идеальным тоже никому не под силу. То, на что способна медсестра, – получить максимально хорошее образование и посвятить себя больному, быть денно и нощно в его распоряжении.

«Роль медсестры, — пишет Хендерсон, — влезть в шкуру пациента и дополнять то, чего ему недостает —  силы, волю, знания». 

Красота во всем

Да, мисс Хендерсон не удалось стать художником. Но она могла творить красоту вокруг себя. На самом деле все, к чему она прикасалась, становилось прекрасным. Как уже упоминалось, она  сделала прекрасной саму профессию, еще недавно едва ли не презренную, подняв ее на новую высоту.

В 75 лет Вирджиния меняет сферу деятельности. Она уходит из больницы (где продолжала работать все это время), перестает писать книги и начинает … ездить по миру с лекциями.

Ее обаяние, убежденность и преданность делу мгновенно завоевывают поклонников в самых разных странах, люди охотно принимают ее теорию и претворяют ее в жизнь.

Главный секрет этой сестринской философии, наверное, кроется не только в логичности и гармонии, но и в бесконечной любви к человеку, которой проникнуты все труды Хендерсон. Она стремилась, чтобы ее работы принесли как можно больше пользы всем, чтобы их было легко читать, легко применять, не имея медицинского образования.

Хендерсон, человек блестяще образованный, строго следила за тем, чтобы в книгах не было и словечка, понятного только медикам —  и требовала этого от своих студентов. Мелочей для нее не существовало. Существовал – человек.

Ей было уже под 90, а она – сама всегда одетая как истинная леди, по старой строгой моде – искренне восхищалась девчонкой-панком с разноцветным ирокезом: «Ах, как красиво!» А когда однажды в больнице ее попросили проследить за организацией Рождественского праздника, Вирджиния устроила настоящий великосветский вечер. Усадила всех коллег вырезать… подсвечники из казенного мыла, а после лично оборачивала их в золотую фольгу.

Когда люди вспоминают о ней, то непременно расскажут о необыкновенном медово-розовом колорите, который та привносила в свою жизнь. Одежды, интерьер кабинета мисс Хендерсон, – все утопало в этой нежной цветочной ласковости, в которой так легко было расслабиться, отвлечься от боли и забот.

Многие ли из живущих ныне знали легенду лично? Да конечно! Ведь умерла она в 1996-м, не дожив всего двух лет до столетнего юбилея. Над собственным долголетием и славой Вирджиния подтрунивала. Нередко молоденькие медсестры в больницах, где та выступала, цепенели в присутствии знаменитости. «Вам, конечно, сказали, что я уже 10 лет как умерла», — усмехалась мисс Хендерсон – и лед таял.

Умерла она в хосписе. Не хотела слишком обременять семью, да и логично было с ее стороны вверить себя под конец жизни профессионалам. В последний час родственники и друзья заполнили палату. Замуж Виктория так и не вышла, но любимых и любящих рядом с ней было очень много.

Ей принесли мороженое и шоколадный кекс. Умирающая с аппетитом съела десерты, стряхнула крошки с белоснежной крахмальной салфетки, попрощалась со всеми и попросила «родных и близких» удалиться. Спустя час или два она умерла – тихо, спокойно и безболезненно.