Страшная история в детском доме Челябинска, где вскрылись факты насилия над детьми, новые данные о подобных случаях в Кировской области всколыхнули дискуссию о распространенности педофилии

«Детям часто не верят, но проблему надо признавать и бороться с ней», – говорит Анна Левченко, директор некоммерческой организации «Мониторинговый центр», которая борется с сексуальным насилием над детьми в рамках проектов «Сдай педофила» и «Безопасное детство».

За 10 лет Анна Левченко добилась осуждения 173 педофилов, а у многих из них десятки жертв.

«Каждый год 150 тысяч детей страдают от педофилов. В стране гуляют 300 тысяч педофилов. Часто говорят “дети врут”, не верят им. Но проблему нужно признавать и бороться с ней, надо доносить информацию до родителей и детей», – говорит Анна Левченко.

– Анна, ваша борьба с педофилами началась еще с вашей юности, с ситуации, с которой столкнулись ваши друзья-сверстники. Что произошло?

– Учитель игры на гитаре в нашем воронежском клубе, Максим Маркин, был всего на несколько лет нас старше, студент, все обожали этого Великого Гуру. Начали вскрываться факты соблазнения им мальчиков, я к тому времени уже не занималась в клубе, училась на юриста в вузе. Мы вскрыли эти факты, я обратилась в полицию, Маркина взяли, но отпустили через 3 дня, и он начал угрожать детям.

Только через два года, и уже по другим эпизодам, педофила все же взяли, он получил 3,5 лет лишения свободы. Я к тому времени уже выявила более 40 таких же, как он.

– Как вам удалось выводить на чистую воду других педофилов?

– Во многом помогла информация, которая вскрылась в компьютере Маркина. Там были доступы на педофильские форумы. Я писала курсовую работу, а потом и диплом на тему расследования преступлений против половой неприкосновенности малолетних. Удалось вскрыть огромный пласт информации.

Анна Левченко, директор некоммерческой организации «Мониторинговый центр»

Педофилы для самоопределения даже используют особую символику, родителям полезно это знать – это чаще всего спиралевидный совмещенный треугольник, серый, синий или черный. Или, допустим, символ сердца-треугольника.

На своих ресурсах педофилы обмениваются информацией о том, где и как они знакомятся с детьми. На том сайте, где я начала разведывать всю эту информацию, были зарегистрированы более 200 педофилов, в основном из России – Тамбов, Санкт-Петербург, Тульская, Воронежская области.

Один из них рассказывал, что они постоянно ездят «с визитами» в один из детских домов на Украине. Детей им приводили сами воспитатели. Педофилы дарили детям игрушки, постепенно спаивали, сажали на наркотики. Но полиция, куда я сдала всю информацию, все скриншоты, IP-адреса и так далее, за 8 месяцев ничего не сделала. Позже организатор этого сайта получил 6 лет, но за другие эпизоды.

Я тем временем стала помощником Павла Астахова, уполномоченного по правам ребенка России. Появилась команда, общественные активисты. За годы моей работы реальные сроки получили 173 педофила.

– Как понять, что к ребенку домогаются? Как родителям определить, что их ребенок попал в неприятную ситуацию?

– Самая большая группа пострадавших от педофилов детей – это 7-12 лет. Педофилы сразу вычисляют недолюбленных детей, у кого дефицит общения, нет друзей. Втираются в доверие.

Родителям стоит насторожиться, если дома появляются непонятные новые игрушки. Мама одного мальчика, ставшего жертвой педофила, не насторожилась даже когда сын приехал в дом на новеньком мопеде!

Если у ребенка появился неизвестный друг или вдруг ребенок слишком «влюблен» в своего учителя, или, наоборот, ребенок рассказывает спокойно про все предметы, а про один школьный предмет, наоборот, молчит, или ребенок становится более закрытым, прячет телефон, сворачивает экран компьютера, когда вы подходите – все это тревожные сигналы.

Часто в этой ситуации обычные друзья ребенка отдаляются. Родители тоже, потому что педофил рассказывает ребенку «твои родители – старый мир, они не поймут нашу любовь, друзья твои тоже тебя недостойны».

А бывает, что ребенок ведет себя как обычно, и косвенных признаков можно и не заметить. Люди по-разному переживают психологические травмы.

– Что делать, чтобы предотвратить такие трагедии, защитить ребенка?

– Важно создавать в семье доверительные отношения, чтобы ребенок не боялся рассказать родителям о попытках нарушения его личных границ и домогательствах. Заговор молчания вокруг темы педофилии существует в обществе потому, что дети бояться собственных родителей и молчат годами. Боятся, что если они расскажут о насилии, то накажут их, а не насильника.

У нас вообще не принято говорить с детьми о сексе. А ребенок в итоге, если с ним такое произошло, думает, что он – неправильный, грязный, испорченный.

Запретить детям сидеть в соцсетях уже невозможно, учите правильно пользоваться интернетом.

Вот так выглядят символы на педофильских ресурсах

Нужно учить детей, что среди друзей в соцсетях у них должны быть только те люди, которых они знают лично.

Предупредите ребенка, чтобы он не давал «ВКонтакте» свою информацию, ведь многие выкладывают и адрес, и свой район, и номер школы, и телефон.

Ребенок должен знать, что за фотографией мальчика или девочки может скрываться некий дядя, цели которого совершенно иные. Кстати, дети знают о проблеме педофилии, многие с этим сталкиваются, особенно в сети. Но они представления не имеют, что с этим делать!

С 1 января 2018 года у меня уже более 400 обращений на эту тему.

– Почему родители сами часто не готовы защищать детей?

– Часто матери детей сами защищают педофилов. Девочки жалуются: «Я рассказала маме, но она выбрала не меня, а своего мужчину». Мать жертвует своим ребенком: «Ну терпи, как же мы без мужика останемся? Где мы жить будем?»

Наша горячая линия – последняя опора для детей, они звонят нам. Им больше некуда обратиться, ведь интересы ребенка защищать может его законный представитель, а это та же мама.

Женщины часто сами подставляют своих детей. Например, случай: женщина познакомилась с мужчиной по переписке, пообщалась с ним несколько дней и тут же переехала к нему с детьми. Пришла с работы раньше времени, а мужчина – с ее маленьким сыном в ванной, с голым, трогает его…

Мы порекомендовали ей обязательно подать заявление в Следственный комитет. Больше эта мама на связь не выходила.

Ошибка многих родителей детей, которые пережили насилие, – подход «это позор, лучше молчать». И многие ставят в семье табу на этот разговор. Думают, ребенок сам переживет это и забудет. Но не забудет!

Такое поведение родителей провоцирует увеличение числа педофилов. 67 процентов мальчиков, которые пережили в детстве насилие или совращение, тоже становятся педофилами, реализуя свою психологическую травму.

– Как правильно работать с жертвами насилия? Какие методы используются за рубежом и у нас?

– К сожалению, не все следователи умеют работать с малолетними жертвами насилия. Например, сейчас мы занимаемся делом несовершеннолетней девочки, пострадавшей от насилия. Следователи хихикают над ней, пугают, что если семья будет и дальше настаивать на расследовании дела, то ей придется еще многим чужим мужчинам-следователям рассказывать подробности.

Ситуация у нас катастрофическая, психологов, которые разбираются в этой теме, мало.

Мы бьемся за то, чтобы в вузах учили работать с жертвами насилия. Тема эта тяжелая даже для самого психолога. В регионах только начали создаваться социально-реабилитационные центры для детей-жертв насилия.

Например, в Воронеже и в Перми уже есть ценный опыт – там открыли Зеленые комнаты. Этот метод применяется за рубежом. Пострадавшему ребенку не приходится сидеть в строгом кабинете и отвечать на ужасные вопросы. Следователи отделены от комнаты стеклом-зеркалом, а в комнате с ребенком работает психолог.

На обезличенной кукле, находящейся в комнате, можно показать, что происходило. Так, кстати, можно понять, врет ли ребенок или говорит правду. Работе с совсем малышами помогает домик – в него можно забраться и рассказывать все оттуда. Можно и плакать, и ругаться, открыто проявлять свои эмоции, спрятавшись ото всех.

– Но ведь могут быть и оговоры. Как понять, говорит ли ребенок правду? Вспомним историю профессора музыки Рябова, которого осудили, а потом все же выяснилось, что это была неправда, и ему присудили крупную денежную компенсацию.

– Да, я знакома с Рябовым лично, мы его активно защищали. Его история – это борьба за директорское кресло, Рябова пытались подставить.

По нашему опыту, чаще подставляют не педагогов, а близких – родители манипулируют детьми. Вот реальная история: в семье двое детей, мать хочет развода и хочет получить все имущество – пишет заявление-оговор на отца.

Другая история: женщина уже живет с новым мужчиной и детьми, родной отец мстит – наговаривает на ее сожителя.

Третий случай: дети остались по решению суда с отцом, мать пишет на него заявление, оговаривает, чтобы забрать детей. Еще бывает, когда бабушки, которым не нравится избранник дочери, наговаривают на него. В результате эти люди обучают детей, какие надо дать показания, до подробностей, тем самым сами их развращают.

 

– Как работает ваша горячая линия? Кто на нее звонит, дети или родители? Кто принимает звонки?

– Горячая линия 88002509896 работает с 2013 года, нам звонят и дети, и родители, и неравнодушные взрослые. С заявителями работают юристы или психологи. За время работы поступило уже больше 8000 звонков. Совместно с правоохранительными органами нам удалось многого добиться.

Операторы, юристы работают за зарплату – такую работу невозможно делать на общественных началах.

Психологи – кто за деньги, кто на волонтерских началах. Мы несколько раз получали гранты, сейчас вынуждены искать финансирование.

Помогают нам обычные люди. Кто-то сто рублей переводит, а бывает, кто-то анонимно и тридцать тысяч жертвует. Пока сборы не покрывают наших потребностей, но выживаем.

– Вы состоите в рабочей группе члена совета федерации Елены Мизулиной. Какие законодательные изменения для борьбы с педофилией вы предлагаете?

– В феврале на заседании рабочей группы мы как раз обсуждали пакет законопроектов, направленный на защиту детей от сексуального насилия. Кастрация, которую многие предлагают, все же неверный подход, более правильно принудительно лечить педофилов, создавать для этого специальные исправительные учреждения.

Предложение об ужесточении наказания для педофилов, опять же, осложняется обеспечением прозрачности доказательной базы.

Я предлагаю ввести уголовную ответственность за пропаганду преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, запретить пропаганду преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних и включить подобные ресурсы в единый реестр запрещенных сайтов, а также запретить распространение в СМИ информации, содержащей персональные данные пострадавших от сексуального насилия несовершеннолетних.