Москва и москвичи глазами мигрантов: сегодня о себе рассказывает Гуля из Киргизии. В Москве она работает домработницей

Москва и москвичи глазами мигрантов: сегодня о себе рассказывает Гуля из Киргизии. В Москве она работает домработницей.

Гуля меня зовут. Мне 30 лет. Я из Киргизии. Работаю домработницей. Постоянно живу у хозяев, делаю всю работу по дому: стираю, убираю, готовлю, с ребенком сижу. Моя хозяйка говорит, что я ее заменитель. Платят 20 тысяч рублей в месяц. Это я работаю примерно 10 часов в день. Ну, всю еду я у хозяев беру, то есть у нас общая еда, мне ничего не нужно покупать. Я довольна, это очень много денег для Киргизии. 5 тысяч я посылаю маме, мне остается 15. Из них 5 я трачу на одежду, обувь там. Иногда хожу в кино. И откладываю 10 каждый месяц. Не знаю, на что.

Детей у меня нет, мужа тоже нет. Жених был два года назад и сплыл, как говорится. Наверное, нашел себе другую. Мы познакомились на рынке, здесь, в Москве. Я ездила за продуктами, а он там грузчиком работал. Тоже киргиз. Встречались там иногда. А один раз как в фильме, у меня просыпалась картошка из сумки. Он помог, сказал, что у меня красивые глаза. Потом встречались, вместе в кино ходили, вечером в парке гуляли. Я даже с хозяйкой его познакомила, он ей понравился. Только она сказала, что не хочет меня отпускать, но отпустит, если я решу замуж.

Также по теме:

Улучшит ли новая миграционная политика положение мигрантов?

Мигранты нужны России – это фактически признал Президент РФ в Концепции миграционной политики, подписанной в июне. Сразу появилось много инициатив по улучшению этой политики, а еще больше – вопросов

А потом он как-то пропал. Мне его сменщик на рынке сказал, что он уехал в Питер, там что-то строит. Говорит, в Питере денег больше, туда едут.

Я люблю красиво одеваться, у меня очень много одежды. Покупаю на рынке. У меня только сумок восемь штук. И юбок много. И джинсов. Нет, по-мусульмански я не одеваюсь. Я мусульманка, конечно. Но не вижу разницы, кто ты по религии, если человек хороший. У нас так все рассуждают. Вот это все, что говорят про мусульман, что они убийствами занимаются, это не правда. То есть так же и какой-то другой религии человек может убить. Дело в человеке. Я не знаю, почему я ничего не соблюдаю, рамадан там. Если был бы муж мусульманин хороший, я бы все делала, как надо, а так зачем?

У хозяев иконы стоят везде, жених говорил мне, что нельзя в таком доме работать. У них еще собаки две. Там такое, что нельзя молиться в доме, где собаки. И что же мне, работу такую терять? Не знаю, может быть он поэтому и бросил меня. Хотя я знаю, что он сам не соблюдает. Он, например, я знаю, ел свинину. Даже я не могу есть, никогда не могу. У свинины даже запах такой, мертвый. Очень плохое мясо, его во многих странах не едят, запрещают есть.

В Киргизии мне сейчас не нравится. Я там выросла, да. Но Киргизия дикая совсем. Люди не грамотные. В Москве какие магазины, таких в Киргизии нет. В Москве все как бы культурное. Современное. Очень много богатых людей. У них столько денег! Ну, например, я покупаю сумку за тысячу рублей, а в центре Москвы я видела сумки за тридцать тысяч. Это полторы моих зарплаты. А для кого-то ничего не стоит купить себе такую сумку. Ну да, она кожаная, блестящая, но тридцать тысяч…

Мне кажется, в Москве придуманные цены. В Киргизии за 150 рублей можно купить большой мешок муки. Почему в Москве пакет муки стоит 50? Потому что в магазинах знают, что у людей много денег. Они же не дураки — продавать задешево, если покупатели могут купить задорого.

Я работала в супермаркете — знаю об этом все. В магазинах очень плохо обходятся с покупателями. В Киргизии на рынке тоже могут обмануть. Могут сказать, что картошка весит десять килограмм, а на самом деле девять пятьсот. Но вот вонючее мясо никто никогда не продаст. А в Москве в магазине я видела, как такое мясо кладут для продажи. Потому что покупатель не понюхает, купит, а потом возвращаться все равно не будет. Хозяин мой говорит, муж моей хозяйки, что в Москве проще больше заработать, чем искать, где подешевле. Ну, то есть покупатель не придет возвращать плохой товар, потому что он потратит на это много времени. За такое время он больше заработает.

Я бы хотела быть женой богатого человека, жить в большом доме, чтобы детей много. В Киргизии нет богатых обычных людей. Все богатые — где-то далеко, непонятно, кто они. Чиновники, наверное. А в Москве богатые ездят по улицам на машинах, их можно увидеть. Я думаю, что люди на больших джипах — богатые. Чтобы купить джип — нужно миллион или два. Откуда у бедного человека столько?

Готовить меня учила хозяйка. В Киргизии мама всегда готовила, поэтому я не умею. Хозяйка научила меня готовить борщ, пирожки, капусту мы на той неделе вместе с ней делали, квашенную, с калиной. Компоты варю постоянно. Русские едят очень много картошки и мяса. И много пьют соки и компоты. Я воду простую пью, люблю воду. От нее ощущение чистоты. А те соки, которые в пакетах, вообще пить не могу. Чувствую что там химия какая-то.

Москвичи мне нравятся, что они культурные и образованные, аккуратно одеваются, красиво выглядят, приятно посмотреть. Нерусских сразу видно на улице — они ужасно одеты и ведут себя как-то… не так. Ну, киргиза я на улице сразу узнаю. Во-первых, по лицу, во-вторых, по одежде. Правда, жених был красивый мой. Он всегда очень хорошо одевался. Так вот, аккуратно, в черном всегда, без лишних деталей.

Я накопила уже почти 200 тысяч. Если будет еще хороший жених — тогда потрачу эти деньги на свадьбу. А если не будет, буду копить дальше. Накоплю на квартиру где-нибудь в Подмосковье и буду ее сдавать.