«Милосердие» побывало в двух столичных храмах — в центре и на окраине. Фото и рассказ священников – в нашем материале

Крестовоздвиженский храм в Митине. Служба на открытом воздухе. Фото: Александр Балаганов

6 июня в московских храмах возобновились службы, которые проходят по новым правилам, установленным Роспотребнадзором.

Главное ограничение – количественное: молиться на литургии внутри храма могут всего несколько десятков человек (расчет производится исходя из требования 1 человек на четыре квадратных метра). Есть и другие тонкости: как проводить исповедь, организовать очередь на причастие, обеспечить безопасность прихожан, сотрудников и клира.

«Двери храма всегда открыты – в том числе и из соображений эпидемической безопасности»

Протоиерей Максим Первозванский. Церковь Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе

Рассказывает протоиерей Максим Первозванский, священник храма Сорока Севастийских мучеников в Спасской слободе:

— Открытие московских храмов стало для нас очень радостной новостью, я не ожидал, что это случится так рано. У нас было время подумать о том, как организовать все максимально удобно для людей. Обсуждали долго, потому что в случае именно с нашим храмом все-таки есть нюансы.

К сожалению, мы практически не имеем прихрамовой территории, разместить много народа во дворе не получается. Так что все, кто придут на службу, должны будут молиться внутри. Подсчитали свою «полезную» площадь, соотнесли с нормативами, и стало ясно, что принять сможем не более 50 человек.

Поэтому, чтобы избежать ситуации, когда люди приехали на службу, а войти в переполненный храм уже не могут, мы открыли предварительную запись по телефону. Для ясности, в открытом доступе, на нашем сайте и в социальных сетях был также размещен гугл-документ, по которому можно было проверять степень загруженности на тот или иной день.

Церковь Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе. На подоконнике стоит специальный агрегат по очищению воздуха. Фото: Татьяна Гонтарь

В результате на Троицу запись была полная, а вот на родительскую субботу еще оставались свободные места (правда, их было немного).

Мы постарались продумать самые разные мелочи. Например, решили, что все время, когда открыт храм (в нашем случае – с 9:00 до 21:00), его двери также будут открыты, чтобы приходящие не касались их лишний раз руками, а свободно проходили внутрь.

На время службы пускали по спискам – у входа людей встречал волонтер, отмечая их фамилии. А вот вне служб прийти к нам в храм сейчас может любой: подать записки, поставить свечи, постоять в тишине и помолиться. Это тоже очень утешительно, ведь люди соскучились по такой возможности. Конечно, посещения возможны только в маске – таковы требования санитарных властей города.

Следуя этим требованиями, мы установили в храме санитайзеры – на входе и у свечной лавки. Все сотрудники у нас носят специальные защитные экраны. Мы также постарались донести до наших прихожан, чтобы они по возможности заблаговременно писали записки дома – для них мы установили специальный ящик, чтобы люди не передавали записки в руки свечнице.

Те, кто мог, подавали записки онлайн – эта система продолжает работать, как и во время карантина, мы ее не отменили.

Церковь Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе. Трансляция онлайн продолжается и после официального открытия храма. Идёт запись литургии. Фото: Татьяна Гонтарь

Не отменили и трансляцию богослужений в интернете – и надо сказать, что ей в минувшие выходные воспользовались около 100-150 человек.

То есть некоторые наши прихожане пока не решились покинуть свои дома. Это тоже верно, и ни в коем случае не нужно судить такую осторожность. Радуясь вместе со всеми тому, что храмы наконец открыты, я не устаю напоминать: погодите, эпидемия еще не закончилась, ситуация пока что остается достаточно серьезной.

По итогам Троицкой родительской субботы и праздника Троицы могу сказать, что в целом все получилось. Безусловно, были некоторые сложности и накладки, но с ними мы справились – может быть, потому, что подготовились «с запасом».

Например, мы обсуждали вопрос о том, как причащать мам с малышами, и договорились, что специально для них будут выносить Чашу во двор. Но пока такой ход не пригодился: у нас причастились только несколько подростков, и одна мама пришла с детьми-дошкольниками, достаточно послушными, чтобы отстоять всю службу внутри храма на одном месте.

Церковь Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе. Люди в храме стоят на расстоянии в 1,5 метра друг от друга. Соблюдается дистанция. Фото: Татьяна Гонтарь

Но на всякий случай мы предупреждали прихожан, что детская комната у нас временно закрыта, и родителям непоседливых малышей пока что придется молиться на улице.

Сложность возникла в Троицкую родительскую субботу, но предусмотреть ее заранее было трудно. Дело в том, что наш храм находится рядом с Новоспасским монастырем, и люди пришли помолиться туда, а монастырь на тот момент еще не открылся для прихожан. Они бросились к нам, а у нас – запись, и принять такое количество людей мы тоже не можем.

Пришлось, конечно, выслушать в свой адрес обидные слова, мол, мы «к Богу не пускаем», но в результате мы как-то все уладили. Люди смогли подать записки, поставить свечи (специально вынесли несколько подсвечников на улицу), мы вынесли для них святой воды, и обиженных не было.

Церковь Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе. Чтобы дистанция соблюдалась правильно, на полу расклеены вот такие линии ограничители, человек может занять своё место. Фото: Татьяна Гонтарь

С исповедью тоже вышло интересно. Изначально мы планировали, что будет общая исповедь сразу после пения «Отче наш», и в субботу так оно и происходило. Но затем первый викарий Святейшего Патриарха, епископ Воскресенский Дионисий, попросил, чтобы, сообразно с указаниями Святейшего, исповедь была все же частной, с заранее написанными списками грехов. Так что на Троицу священники уже индивидуально исповедовали прихожан – разумеется, в масках.

Хочу сказать, что в целом за время карантина люди стали очень дисциплинированными. Они стараются соблюдать все требования, боятся только одного – что им вдруг чего-то «не достанется».

Но я много раз за время службы выходил и напоминал: «Не волнуйтесь, мы все успеем. Я и другие священники – здесь, с вами. Мы и исповедь примем, и причастим всех. Не нужно торопиться, толпиться и создавать очереди. Наоборот, лучше немного замедлитесь, не суетитесь, и все будет хорошо».

Церковь Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе. Сотрудник храма ( девушка) при входе была в защитном экране. Фото: Татьяна Гонтарь

На ближайшую неделю мы не ожидаем большого наплыва прихожан. Все-таки еще очень и очень многие люди соблюдают самоизоляцию, не рискуют выходить из дома. Так что предполагаю, что в нашем храме запись будет актуальна в основном в воскресные дни, а на неделе можно будет попасть на литургию без дополнительных сложностей.

В любом случае, мы все очень рады, что службы в московских храмах возобновились. Знаете, у нас две женщины не смогли пройти в храм и молились на улице – произошла какая-то накладка со списками, и их имен не было, хотя эти прихожанки записывались.

Я боялся, что они будут обижены, несколько раз перед ними извинялся, а они со слезами на глазах говорили: «Да что вы, батюшка, мы так рады, что можем быть хотя бы рядом с храмом!»

«Я понял, что очень соскучился по людям»

Иерей Стахий Колотвин. Крестовоздвиженский храм в Митине. Фото: Александр Балаганов

Рассказывает священник Стахий Колотвин, настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине:

— Когда мы со священниками нашего храма обсуждали, как организовать первые после карантина службы, поняли: будет непросто. Ведь нужно сделать так, чтобы люди, которые с радостью после длительного перерыва придут в храм, не обиделись, узнав, о возможных ограничениях.

Изо дня в день я понемногу доносил до прихожан: ради такого большого праздника, после такого долгого ожидания какие-то неудобства можно потерпеть. А вот если ты с гордостью прорвался в храм, всех растолкал и оказался где-то впереди, то возможно Дух Святой на тебя и не сойдет, потому что Бог смотрит на сердце человека.

Сначала мы планировали разделить потоки прихожан – чтобы кто-то молился в храме, а другие – во дворе. Но позднее, в том числе и благодаря хорошему прогнозу погоды на 6 и 7 июня, решили служить только на улице.

Здесь тоже была своя сложность: наш храм – в процессе строительства, благоустройство территории на этом фоне – не самая приоритетная задача.

Теперь же предстояло сделать во дворе площадку, мы спешно заказывали гравий, искали, где арендовать аудисистему, чтобы всем, кто придет, было слышно службу.

Честно признаюсь, я очень волновался: успеем ли. Только в ночь с четверга на пятницу стало ясно, что все получится.

Крестовоздвиженский храм в Митине. Прихожанка в средствах защиты. Фото: Александр Балаганов

Когда готовились к Троицкой Родительской субботе, старались учесть, что в этот день придут не только наши постоянные прихожане, но и те, кто просто хочет помянуть близких, но не настроен стоять литургию.

Для них мы специально вынесли канун и аналой с иконами в зал нашей приходской «Чайной», там можно было поставить свечи, подать записки. Волонтеры перенаправляли таких людей по нужному маршруту.

Остальные же прихожане удобно разместились во дворе, места оказалось достаточно, чтобы соблюдать расстояние.

Мы заранее запаслись масками и раздавали их бесплатно тем, кто вдруг забыл эту важную вещь дома. Люди благодарили.

И служить на свежем воздухе оказалось отрадно – такая погода чудесная, солнечно! Приставной престол мы поставили на крыльце, он разместился очень удачно, так что священник мог пройти в храм. Вход с Евангелием вышел даже красивым: выходили из боковой двери храма, обходили и затем поднимались на крыльцо. Исповедь и Причастие также проходили на улице.

Крестовоздвиженский храм в Митине. В помещении приходской «Чайной». Фото: Александр Балаганов

Очень благодарен нашим прихожанам, они вели себя идеально. Правда, мы заранее предупредили их обо всех правилах. Информация была и на сайте храма, и в моем Инстаграме, и в приходской группе в WhatsApp.

Люди все выполнили на отлично – почти не приходилось напоминать им о том, что нужно соблюдать дистанцию. Все равномерно распределились по участку, места оказалось достаточно.

А главное – слышимость отличная. Мы специально для этого арендовали акустическую систему, так что и хор, и чтец, и священники – все были, что называется, «в зоне доступа».

А для тех, кто остался дома, по-прежнему вели трансляцию через интернет.

Отдельное слово, конечно, нужно сказать и о наших волонтерах. Знаете, прежде у нас не было такого сильного волонтерского движения.

Да, были прихожане, которые алтарничали, приходили перед праздником убрать храм или украсить его цветами.

Крестовоздвиженский храм в Митине. Служба на открытом воздухе. Фото: Александр Балаганов

Но в карантин возник такой «костяк» волонтеров, которые помогали более пожилым прихожанам, приносили им лекарства, продукты, и теперь вот помогают с организацией порядка на службах. Это здорово.

Да, в дни подготовки я очень беспокоился? Как все пройдет? А если будут нарушения правил – справимся ли? Скажу честно, был готов к искушениям, и постоянно напоминал о них прихожанам. Но все прошло отлично.

Правда, если на исповеди люди четко соблюдали дистанцию – и в ожидании, и при общении с батюшкой, когда подавали свои списки грехов, то, увидев Чашу, все-таки одновременно побежали к ней. Это, наверное, какой-то душевный порыв, ведь так давно люди без Причастия. Тут уж мне пришлось строго, но с любовью напомнить: не волнуйтесь, не торопитесь, я всех причащу,батюшка никуда не убежит.

После этих первых служб — огромное воодушевление! Я понял, что очень соскучился по людям, несмотря на то, что многих навещал и причащал на карантине. Прихожане тоже подходили со словами: «Как же мы соскучились».