Борщевик внесён в реестр особо опасных растений в нашей стране. Даже крошечная капля сока на коже может обернуться долго не заживающей раной. Милосердие.RU выяснил, какой метод против него — лучший

Борщевик Сосновского в цвету

Моей дочке было 7 лет. Мы пошли с ней гулять в поля у речки Оккер-виль на заштатной питерской окраине. Стоял ясный сентябрьский день 1990 года. Мы увидели здоровенные, метра на три, сухие растения — типа бамбука, но с зонтиком на концах стеблей.

Дочь заныла: «Я хочу такое растение, покрашу его «серебрянкой» и украшу свой интерьер!». Совместными усилиями мы сломали один «бамбук», взвалили его на плечо и пошли на трамвай. Стоящая на остановке тётенька долго разглядывала нас с «бамбуком», а потом спросила: «Это что, укроп?». Я ответила, что укроп, просто перестарались с удобрением.

Ищем героическую бабочку

Еще 30 лет назад борщевик не был стихийным бедствием и встречался крайне редко, а сегодня из-за него легко попасть в здоровенную пробку на Киевском шоссе в Ленобласти: люди в костюмах химзащиты травят борщевик. Это растение очень опасно для человека. Даже крошечная капля сока, попадая на кожу, вызывает фотоожог на солнце — очень долго не заживающая гноящаяся рана.

Евгений Зиновьев, руководитель отдела термических поражений НИИ скорой помощи им Джанелидзе:

— После контакта с борщевиком нужно обратиться в ожоговый стационар, чтобы исключить глубокие поражения кожи – они могут потребовать хирургического лечения. Только если таких поражений нет, можно лечиться амбулаторно.

Борщевик Сосновского (назван так в честь ботаника Дмитрия Сосновского, а по-латыни — гераклиум, то есть трава Геракла, легендарного эллинского героя) практически не имеет врагов, очень быстро растёт, легко переносит мороз и жару. Белорусские специалисты полагают, что победить его можно только механически – выкапывая поштучно во влажную погоду или затапливая на пару (!) месяцев. Если просто выкашивать, то по несколько раз за вегетацию – только чуть отрастет, сразу косить.

В Ленобласти поштучным выкапыванием борщевика не обойдёшься – он захватил уже Карельский перешеек и осваивает вепсские поля. Поэтому ученые из Санкт-Петербургского НИИ лесного хозяйства стали разрабатывать химические методы борьбы с борщевиком.

Первый раз «химическое оружие» опробовали возле гатчинского посёлка Новый Свет несколько лет назад. Пока эти пестициды – несколько разных препаратов – показали себя неплохо. Но такую обработку нужно проводить постоянно, так как семена из уцелевших зарослей будут сыпаться на эту землю, разносимые колесами машин, да и запас семян в почве очень велик.

Хорошо бы биологический метод — чтобы какой-нибудь вредитель взялся за «траву Геракла», но пока ничего не получается. Директор Ботанического института РАН Дмитрий Гельтман ещё несколько лет назад сетовал, что никак не найти такого вредителя. Вспоминается история с опунцией в Австралии — завезённая туда из Америки переселенцами, она размножилась и захватила пастбища, сады, огороды, поля. И только одна бабочка смогла её съесть — её гусеницы питались опунцией. Против борщевика пока ни одна бабочка не выступила.

Борщевик не пускает туристов

Есть и другие идеи — например, найти растение, которое может подавить рост борщевика. Под пологом елового леса гераклиум не выживает, но ёлки слишком долго растут. Вроде бы неплохо зарекомендовала себя сахалинская рейнутрия (гречиха) — гигантское растение, не хуже борщевика, родич ревеня, она растёт быстро и агрессивно. Экологи чешут затылок: с одной стороны, рейнутрия тоже очень агрессивна и не свойственна для средней полосы России, поскольку родом с Дальнего Востока, с другой — она не ядовита, а в молодом возрасте даже съедобна, как ревень. Может быть, задушить рейнутрией борщевик, а потом съесть спасительницу? Тем временем, на Валдае уже принялись за дело: там во многих местах на обочинах дорог теперь растёт сахалинская гречиха, а не проклятый гераклиум.

Пока лучшие ботанические и химические умы думают, каким бы ядом уничтожить проклятое растение, идут годы. А борщевик захватывает всё большие территории. Каких только обетов не давали районные, областные и федеральные власти в борьбе с проклятым оккупантом! Мол, не потерпим, выкорчуем, вырвем с корнем, изведём… Извели пока что кучу бумаги на прожекты и кучу денег на частичную их реализацию.

Страдают, среди прочих, и загородные музеи. Например, в усадебный комплекс Римского-Корсакова Вечаша и Любенск в Плюсском районе Псковской области экскурсоводы уже пару лет отказываются приводить туристов. Причина — всё дико заросло трёхметровым борщевиком. Немногочисленные сотрудники музея пытаются бороться с заразой, но силы явно неравны. И только ли Римский-Корсаков пострадал? Практически все загородные усадьбы поражены, скоро нужно будет водить экскурсии в костюмах химзащиты.

На парковых аллеях Петергофа, Павловска, Царского Села и Гатчины пока борщевика нет, но кольцо сжимается, поэтому садовники бдительно осматривают каждую пядь вверенной территории, чтобы в случае чего взять врага тёпленьким. Нет борщевика ещё возле Исаакиевского собора или у Русского музея, а вот на газонах в спальных районах он уже есть. Потому что землю для газонов привозят из заражённых этим вредителем полей. Посмотрите на эти небольшие семена. Каждое из них готово стать полноценным злобным растением.

Эльфы с ножничками

Видя, что борщевик размножается куда быстрее, чем с ним борются власти разного уровня, неравнодушные люди решили организовать свою линию фронта — общественное объедение «Антиборщевик». На его сайте можно узнать всё о борщевике, поучаствовать в петициях к власти и отметить заросли гадкой травы на карте. Волонтеры «Антиборщевика» призывают сограждан не проходить мимо отдельных растений на газонах и в городских парках. Увидел — уничтожь. Не каждый сможет, но есть герои, которые регулярно борются с врагом на общественной земле. Питерская группа борцов с борщевиком пишет в соцсетях:

— Дорогие петербуржцы! Если рядом с вашим домом, рядом с местом работы или учёбы растёт борщевик Сосновского, пожалуйста, наденьте перчатки, возьмите ножницы и аккуратно срежьте цветы на растениях. Если семена уже образовались — их надо уничтожить (можно такие зонты сложить в п/э пакет, чтоб сгнили). Таким несложным способом Вы избавите Санкт-Петербург от десятков тысяч новых растений, которые могут захватить наш город, если Вы этого не сделаете. Наши коммунальные службы не справляются, а борщевика Сосновского с каждым годом всё больше. Остановим захватчика! Просто срежем ему зонты!

Отчего это случилось и почему именно в 1990-е годы борщевик размножился, а не раньше, если привезли его довольно давно? Ответ кроется в заброшенных полях бывших колхозов и совхозов. Землю перестали пахать — она стала зарастать сорняками, среди которых главным стал пришелец Гераклиум. Если посмотреть на съёмки с коптера, то можно увидеть, как вокруг практически всех бывших сельскохозяйственных центров, где были фермы, элеваторы, склады, кольцом стоит борщевик. Сельхозтехника растащила его по всей округе, а сдерживать его некому. Если в деревне есть брошенный дом, то он фактически «съедается» борщевиком, к калитке не подступишься.

Не все сельскохозяйственные умы считают, что надо пользоваться ядохимикатами. Одна умная голова предложила бороться с борщевиком щадящим методом. Борщевику главное не дать завязать семян, тогда он сам сдохнет, когда ему срок выйдет. Если просто скосить, то растение будет выбрасывать новые стебли, пытаясь компенсировать потерю. Надо аккуратно, не повреждая само соцветие, срезать только цветки – ножничками! Тогда глупый борщевик сочтёт себя отцветшим и не будет рыпаться. Идея гениальная, только где найти эльфов в костюмах химзащиты с ножничками, чтобы они порхали по трёхметровым зарослям?

А вот белорусы ножничками или ядами не балуются. Они просто упрямо косят борщевик до цветения. Потом, если надо, — ещё раз, это уже под осень. Но надо соблюдать один маленький секрет: если косить, то везде, а не в шахматном порядке и не там, где вдохновение нашло или начальник лично приказал. Упрямо бороться с каждым обнаруженным растением. И вот результат: нет у них борщевика, на который мы всё никак управу найти не можем. А где и вылезает – так это возле дорог, от нас ведущих, потому что с колёс машин сыплется.

Бороться с борщевиком на отдельно взятом огороде следует, конечно, не путем опрыскивания всей территории химикатами. Прежде всего, придётся привыкнуть срезать его стебли по мере их подрастания – раз в неделю. Работать надо в перчатках, причём резиновых, желательно по локоть, и защищать лицо платком или маской. Срезанную массу можно кидать в компост, но не пытаться скормить корове или козе – даже если животное станет есть борщевик, молоко будет горчить. Можно применять раундап – лить в дудку срезанного стебля, но такая обработка применима только для молодых растений: заматерелый борщевик можно истребить только напалмом. В ноябре и в апреле полезно уничтожить корни борщевика: глубоко перекопать зараженный им участок, мелко порубить корни и желательно сжечь.

Пустить злодея на сахар и спирт

Но вдруг и от проклятого борщевика может быть польза? Оказывается — может. Профессор Александр Воронцов, доктор химических наук, декан факультета экологической безопасности Балтийского института экологии, политики и права, предлагает пустить врага на сладенькое:

— Из борщевика можно делать сахар, возможно, не хуже тростникового. Это идеальное растение для получение высококачественной сахарозы. Может быть, мы даже будем его культивировать, разумеется, с контролем популяции, как всякое сельскохозяйственное растение. Но проблем как минимум две: во-первых, нужно отработать технологический процесс и создать или приспособить оборудование. Во-вторых, придётся воевать с сахарным лобби производителей тростникового и свекловичного сахара. На всё это нужны средства, специалисты и время.

Дальше экологов пошли учёные-сельскохозяйственники (хотя отнюдь не все, многие считают, что борщевик надо только искоренять, а не использовать). Ведущий научный сотрудник Всероссийского НИИ электрификации сельского хозяйства Россельхозакадемии Сергей Доржиев вместе с аспирантами из Тимирязевской академии работал над темой биоэнергетики:

—  Мы предложили использовать борщевик для производства не только сахара, но и биотоплива. Сейчас борщевик растёт очагами и комбайном его не возьмёшь, лучше использовать квадроциклы и мотокосилки. Разработали модель миникомбайна для первичной переработки зелёной массы. В борщевике содержится до 30% сахара, такого показателя в свое время добились наши селекционеры, совершенствуя кормовую культуру. И сахар, и биоэтанол обходятся очень дёшево — не нужно тратиться на выращивание свеклы для производства сахара или топинамбура для получения биоэтанола.

Во многих регионах действуют госпрограммы по уничтожению борщевика, его скашивают за бюджетные деньги, но никто не думает, куда девать скошенное. А нам удалось получить и сахар, и спирт. Но на производство спирта нужна лицензия, поэтому мы сконцентрировались на производстве сахара. И получали с одного гектара (это 12-18 тонн зелёной массы) от трёх тонн сахара. При этом оборудование у нас недорогое, то есть сплошная прибыль!

Ещё дальше пошли специалисты НИИ льна, что в тверском Торжке. Они предлагают на борщевике откармливать съедобных для людей улиток вида «большой завиток». Доктор сельхознаук Николай Кудрявцев считает, что от улиток двойная польза:

— Они пожирают зелёные части сорняка. Улитка, как тёрка, соскребает слой за слоем лист и постепенно уничтожает растение. При этом ей такая пища очень на пользу — вырастают славные экземпляры величиной с грецкий орех. Улитки очень вкусные, можно все окрестные рестораны завалить сырьём, с льняным маслицем — деликатес. Ну а излишками кормить поросят — тоже очень питательно.

Фотографии из личного архива автора