Уроки пандемии: к этой мы оказались не готовы, надо готовиться к следующей

Пандемия ковида еще не кончилась и пока не очень ясно, когда это случится, но многие ученые уже заявляют о необходимости разработать план борьбы с новыми пандемиями с учетом тех уроков, которые мы извлекли в течение 2020–2021 года

Фото ТАСС/AP Photo/Vincent Thian

В течение последних 20 лет ученые, специализирующиеся в области биобезопасности, занимались разработкой планов действий государственных систем здравоохранения в случае пандемии новой инфекции. Увы, пандемия COVID-19 со всей наглядностью продемонстрировала тот факт, что ключевые игроки на поле общественного здоровья оказались к ней не готовы

Как утверждают эпидемиологи, избежать нового перетекания инфекционных агентов от животных к людям настолько же реалистично, насколько предотвратить лесной пожар путем контроля за молнией, ударяющей в самое высокое дерево.

«Предотвратить пандемию вряд ли получиться, поэтому ключевая задача – хорошо к ней подготовиться», – говорит Янгми Джи, исполнительный директор института Пастера в Южной Корее.

Корреспондент журнала Nature Ами Максмен попросила ряд выдающихся ученых всего мира рассказать о тех уроках, которые они извлекли из пандемии COVID-19. Вот что они сообщили.

Урок №1. Вовремя идентифицировать опасность

Дезинфекция общественных мест в Тайбэе (Тайвань) для предотвращения распространения коронавируса COVID-19
Фото ТАСС/ZUMA Wire

Ученые сходятся на том, что китайские власти объявили об эпидемии в Ухани слишком поздно, по крайней мере, на несколько недель позже того, как врачам в этом городе стало ясно, что новая инфекция может приводить к серьезной болезни и даже смерти.

Драгоценное время, в которое можно было бы принять меры, сдерживающие распространение вируса как внутри страны, так и за ее пределами, было упущено.

Новые патогены трудно отслеживать и идентифицировать, однако современные техники секвенирования генома дают возможность мониторинга в тех регионах, где повышен риск появления новой инфекции.

Так, например, ученые африканского Центра совершенствования геномики инфекционных болезней в Нигерии постоянно проводят скрининг на новые ДНК и РНК в образцах крови тех пациентов, которые страдают от лихорадки, но ни один из тестов на наличие уже известных патогенов не дает положительного результата.

Именно так в 2017 году они вовремя установили, что вспышка непонятного заболевания была желтой лихорадкой. «Это очень хороший инструмент для определения неизвестных», – говорит Джудит Огузи, научный сотрудник этого центра.

Некоторые ученые считают, что необходимо распространить такую практику на группы населения, работающие в лесу, на звероводческих фермах, в вирусологических лабораториях, то есть на всех тех, чей риск соприкосновения с новым вирусом достаточно высок.

Кроме того, работники специальных лабораторий должны отслеживать появление доселе неизвестных патогенов в воздухе и сточных водах.

Такого рода меры нуждаются в значительном финансировании. Здесь, к сожалению, есть проблема. Как правительственные, так и частные фонды готовы давать значительные средства на те проекты, которые возможно осуществить пусть в длительные, но при этом понятные сроки. Желающих финансировать «бесконечный» проект не так много.

В 2014–2016 годах правительство Либерии получило более 19 миллионов долларов от различных доноров, включая американское правительство, на борьбу с эпидемией лихорадки Эбола, однако уже к 2019 году поток финансирования пересох, и сейчас здравоохранение этой страны страдает от недостатка биомедицинского оборудования, вплоть до пробирок для образцов крови больных.

Для того, чтобы быть готовыми к новым пандемиям, необходимы денежные вложения в создание эффективной системы мониторинга появляющихся инфекций с учетом того, что системы здравоохранения стран, где чаще всего это происходит, бедны и нуждаются в длительной поддержке.

Урок №2. Делиться научными данными

Исследования структуры белка, несущего в своей оболочке коронавирус, в международном центре «Европейский рентгеновский лазер на свободных электронах» (XFEL). Фото ТАСС/dpa

В первый же день своего президентства Джо Байден пообещал избирателям модернизировать систему медицинских данных и создать Национальный центр эпидемического прогноза и анализа вспышек заболевания.

Одним из эпидемиологов, потребовавших такой меры от нового правительства, была Кейтлин Риверс, научный сотрудник Центра биологической безопасности института Джонса Хопкинса.

Она уверена, что в январе-феврале 2020 года было потеряно драгоценное время по причине того, что ученые не имели точных данных о новом коронавирусе и не могли ни прогнозировать ход эпидемии, ни рекомендовать те меры, которые помогли бы замедлить ее распространение.

Например, информация о том, что инфекция передается воздушно-капельным путем, причем, не только больными, но и бессимптомными носителями, будь она получена вовремя, позволила бы эпидемиологам и инфекционистам как можно раньше выступить с рекомендациями социального дистанцирования и ношения масок. Кроме того, это способствовало бы более раннему созданию систем массового тестирования во многих странах мира.

Математические модели распространения эпидемии также могли бы быть более точными, если бы они основались на более достоверных данных. Вместо этого, по словам сотрудника того же научного центра Дженнифер Нуццо, эпидемиологи строили элегантные математические модели на основе «паршивых» данных.

Китайцев критикуют за то, что они не начали делиться информацией о новом вирусе с самого начала пандемии, однако этот упрек можно отнести и к другим странам. Некоторые из штатов США замалчивали вспышки коронавируса среди работников крупных компаний и в тюрьмах. Правительство Индии не считало нужным своевременно обнародовать данные о количествах зараженных.

Важнейшим уроком текущей пандемии стало представление о том, насколько важна для здравоохранения всех стран открытость данных и необходимость делиться ими друг с другом.

Здесь есть одна тонкость. Страны Африки и Латинской Америки жалуются на то, что, предоставляя развитым богатым странам медицинские данные, например, о новых вариантах SARS-CoV-2, они дают им важную информацию, которая будет работать на благо граждан этих стран, а не их самих.

Швейцарский эпидемиолог Сьюри Мун считает, что было бы правильно в ответ на открытость более бедных стран делиться с ними вакцинами от COVID-19.

Урок 3. Не допустить провалов в коммуникации

Бразильские ученые из института Фиокруз исследуют летучих мышей для предотвращения будущих эпидемий. Фото AP Photo/ТАСС

Агентства здравоохранения Тайваня и Южной Кореи раньше всех начали бороться с пандемией. Памятуя об эпидемии нетипичной пневмонии (SARS) в 2003 году, они тут же рекомендовали гражданам носить маски и подкрепили свою рекомендацию поощрением бизнеса к резкому увеличению их производства.

Вице-президент Тайваня Чен ЦзяньЖень, который, по счастливому совпадению, является эпидемиологом, уже после появления первых сообщений о странном заболевании в Ухани организовал ежедневные совещания медицинских организаций Тайваня, после которых граждане страны получали регулярно обновляемую информацию о новом коронавирусе.

И в Корее, и в Тайвани государственным органам и врачам удалось убедить граждан носить маски и соблюдать социальную дистанцию, что позволяло не вводить весьма болезненные как для публики, так и для бизнеса карантины.

Это пример того, как можно наладить коммуникацию между наукой, государством и обществом.

К сожалению, во многих странах, включая и самые развитые, в этой цепочке возникали провалы. Так, в США ношение масок не было рекомендовано до апреля 2020 года, но и после этого президент Дональд Трамп дискредитировал эту рекомендацию публичным отказом надевать маску.

В Бразилии президент Жаир Болсонару публично противоречил ученым, настаивая на том, что COVID-19 – это всего лишь «небольшой грипп».

В разных странах значительное количество граждан верило тем, кто утверждал, что пандемия – это результат некоего заговора сильных мира сего то ли ради сокращения населения, то ли ради заработка фармацевтических компаний.

Ученые справедливо замечают, что распространение научного знания в этой ситуации становится очень сложным делом, а правительственные агентства не оказывают им в этом адекватной помощи.

При всем уважении к ученым, хочется, однако, отметить, что отчасти и медицинская наука, и медицинская практика сами повинны в том, что уровень доверия к ним за последнее время снизился в силу разных причин, в том числе потому, что нередко фармацевтические компании и врачи отстаивают в первую очередь корпоративные интересы.

Урок №4. Преодолевать неравенство и бедность

Рекомендации, которые дают государственные чиновники от здравоохранения, а также ограничительные меры, вводимые правительствами разных стран, далеко не всегда соблюдались гражданами. И это абсолютно понятно, так как они не просто били по привычному образу жизни людей, но и лишали бедные и беднейшие слои населения возможности заработать на пищу и крышу над головой.

Социальное и имущественное неравенство – это та проблема, которая особенно ярко проявляется в кризисные периоды, и помимо того, что борьба с бедностью продолжает оставаться в центре внимания правительств разных стран, и даже богатейшей страны мира – США, во время пандемии нужны особые меры помощи тем людям, которые в ней нуждаются.

К сожалению, это происходило далеко не во всех странах, что приводило не только к несоблюдению ограничений, последствием которого был рост заболеваемости, но и к обострению хронических болезней у многих граждан, депрессии и даже к суициду.

«Люди понимают, что это серьезная проблема и в то же время признают, что ее очень сложно преодолеть», – говорит Дженнифер Нуццо. «Однако мы не можем выйти из пандемии COVID-19 и не признать, что справедливое распределение – это центральная и первостепенная проблема», – добавляет она.

Урок №5. Вакцины и лекарственные препараты должны быть доступны всем

Вакцинация от COVID-19 в Раджастане, Индия. Фото Zuma/ТАСС

Вакцинные препараты были разработаны фармакологическими и биотехнологическими компаниями в рекордные сроки, однако многие исследователи считают, что это можно было бы сделать еще быстрее при наличии более щедрого финансирования.

В настоящее время Коалиция за инновации в области готовности к эпидемиям (CEPI) занимается сбором средств на стратегический проект, в рамках которого будет вестись разработка вакцинных платформ для вновь открытых вирусов. Впоследствии это позволит создать новую вакцину всего за 100 дней. Проект должен быть осуществлен в течение 5 лет и будет стоит 3,5 миллиарда долларов.

Сегодня становится особенно очевидным неравенство не только людей, но и стран. Правительства стран первого мира мало преуспели в помощи жителям стран развивающихся или бедных, где сегодня лишь порядка 2–3% вакцинированы от COVID-19 и смертность остается высокой.

Встает и вопрос интеллектуальной собственности на вакцинные и терапевтические препараты в периоды кризисов здравоохранения, один из которых мы переживаем сегодня.

Если временно пожертвовать правами собственности на препараты, будет значительно проще разместить заказы на них у производителей разных стран и, таким образом, резко увеличить их производство, обеспечив бедные страны вакцинами и лекарствами.

Решить эту проблему нелегко, но одним из уроков пандемии COVID-19 стало то, что право собственности может противоречить базовому праву человека на жизнь, и это противоречие нуждается в разрешении.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться