У других мам такие прекрасные дети! Не то что у меня

Чужие дети помогают по дому, запоем читают, побеждают на олимпиадах и в конкурсах… «И только мой «ничего не делает, ничего не достиг», — думает встревоженная мама. «Только я не смогла, не воспитала, не додала!»
Как перестать сравнивать или хотя бы не страдать от этих сравнений — объясняет практикующий педагог-психолог Наталья Барложецкая

Почему мы все время сравниваем (и чаще — не в свою пользу)?

Наталья, можно ли перестать сравнивать своих детей с чужими или хотя бы не раниться об эти сравнения?

— Вы упомянули, с одной стороны, оценку других детей, а с другой — собственные негативные чувства по этому поводу. Это надо разделять.

Негативные чувства родителя могут быть разными. Мама, которая берет на себя всю полноту ответственности за успехи или неуспехи своего ребенка, испытывает чувство вины: «Я не додала, я не сделала!» Другая мама (или папа) начинает с агрессии, а заканчивает стыдом: «Я стараюсь, в лепешку расшибаюсь, а мой сын — бестолочь и лентяй!» Но сам по себе ребенок не имеет ко всему этому никакого отношения. Это внутренняя история, сценарий, заложенный в нас в детстве.

Бабушки и дедушки наших детей росли в эпоху соцсоревнований под лозунгом «догоним и перегоним», и основные ориентиры были — «чтобы не хуже, чем у людей». Нас самих в детстве постоянно сравнивали с окружающими. Вырастая, мы воспроизводим этот сценарий и сравниваем собственные успехи с успехами своих коллег, успехи своего ребенка — с успехами других детей. Но наши дети живут в совершенно другую эпоху. Поэтому отстаньте от ребенка, загляните внутрь себя. Как только мы осознаем сценарий, который в нас заложили мама и папа, мы можем его пересмотреть.

Как это можно сделать?

— В когнитивно-поведенческой терапии это называется «когнитивная реструктуризация». Берем каждую отдельную мысль и рассматриваем ее очень пристально, буквально под лупой. У чьего-то сына награда за спорт. Отлично. Могу ли я порадоваться за его маму? Могу. А что мне мешает за нее порадоваться? Ощущение собственной недостаточности. Но разве я недостаточно сделала для своего ребенка, откуда у меня ощущение «плохой мамы»? От того, что я сравнила себя с другой мамой. Так, убираем сравнение. Сделала ли я для своего ребенка все, что могла? Именно я?

— А бывают ситуации, когда сравнения полезны?

— Бывает. Иногда сравнение помогает понять, что представляет собой среда, в которую мы ребенка погружаем, насколько она комфортна, насколько конкурентоспособным он в ней будет.

Например, ко мне как к школьному психологу приводят на собеседование дошколят перед поступлением в школу. Вот ребенок 6,5 лет. Я вижу, что он маленький и что отдать его побыстрее в школу — желание мамы и папы иметь повод для гордости. Да, ребенок умеет читать и знает цифры, но у него не хватит выносливости на 45 минут урока. А еще у него колоссальная разница с детьми 7-8 лет в том же классе. Сможет ли он выдерживать конкуренцию и давление старших?

Бывает, что дети форсируют программу, заканчивают школу в 15 лет и поступают в вуз. Я видела таких студентов, преподавая в вузе. Им там тяжело. Ради чего все это? Чтобы получить диплом на два года раньше и пойти работать? Иногда мы сами делаем детей неконкурентоспособными из-за своих амбиций.

Действительно, часто проблема родителей — в обманутых ожиданиях: хотелось чего-то совсем другого.

— Да, порой ценности родителей не совпадают с интересами и способностями ребенка. Например, я встречала пап, для которых главное, чтоб сын «был настоящим мужиком»: сильным, энергичным, спортивным, бегал бы с пацанами во дворе, был лидером. А мальчик не хочет быть лидером, ему это не нужно, ему дискомфортно. При этом он увлеченно занимается живописью, но для папы, увы, это не ценность.

Разглядеть в своем ребенке сильные качества, понять, в чем его уникальность, сообщать ему об этом, поддержать сильные стороны — это вообще-то наша главная родительская задача. Но нам часто не хватает на это времени: мы занимаемся воспитанием и переделыванием, догоняем соседского или «инстаграмного» ребенка.

Я иногда говорю родителям, которые приходят на консультацию: «Назовите сходу десять сильных качеств вашего ребенка». Эта просьба многих приводит в замешательство: «Так, он у нас добрый, это точно. Даже не знаю, что еще. А что вы имеете в виду?» И ты понимаешь, что если у самых значимых в жизни ребенка людей не нашлось времени разглядеть его сильные качества, то вряд ли кто-то ему о них говорил.

И живет такой ребенок, не зная, какой он на самом деле.

Вместо сравнений и упреков — ненасильственное общение

А если родитель видит реальную проблему — в поведении, в успеваемости ребенка — как говорить о ней, не сравнивая? Ну например: все готовятся к экзамену, а сын дурака валяет. И кажется, если мы напомним ему о более сознательных сверстниках, его «проймет». По крайней мере, сказать об этом — это первое, что приходит на ум.

— А представьте, что вас сравнивают с вашими сверстниками. Вон «Мисс Майами» в 50 лет — просто загляденье, а ты совсем за собой не следишь! У такого-то яхта в Карибском море плещется, а тебе что помешало? Все ведь только от тебя зависит, все в твоих руках! Мы ведь именно так говорим ребенку. Разве после этого хочется меняться и исправляться? Наоборот, хочется сказать: «Уйдите от меня, если я вам не нравлюсь таким, какой есть!»

Уже много раз писали и говорили, что сравнивать можно собственные достижения ребенка: как было вчера и как сегодня. Но на самом деле, если какое-то занятие приносит ему радость, даже такие сравнения не имеют значения.

Нужно убирать сравнения из своей головы. Неважно, что сейчас делают другие. Мне нужно понять, как помочь моему ребенку справиться с ситуацией. Для этого нужен эмоциональный контакт с ним. А если контакт есть, применяем технику ненасильственного общения.

Что это за техника?

— Если кратко – она состоит трех шагов. Сначала мы говорим о своем наблюдении за ситуацией: «Я вижу, ты за неделю ни разу не сел за учебники». Или: «Я вижу, что сегодня ты так и не смог заставить себя заниматься». Наблюдение должно быть объективным фактом. Наблюдение сопровождается нашей эмоцией по этому поводу: «Меня это очень расстраивает». Эмоция должна быть выражена спокойно и не иметь осуждающего оттенка.

Дальше можно сказать про свою потребность: почему вы беспокоитесь о его экзаменах? Например, «мне хочется, чтобы ты смог поступить туда, куда задумал». Теперь мы можем выразить свою просьбу – именно просьбу, а не требование! «Скажи мне, если могу тебе чем-то помочь. Я могу напоминать вовремя, чтоб ты сел заниматься. Могу нанять репетитора».

После этого идет ассертивное действие (ассертивная угроза). Например: «Если ты не предпримешь какие-то усилия, я за тебя не смогу этого сделать. Но и оплачивать институт я не стану. Если не получится поступить — значит, нужно будет идти работать, или в армию, или поступать в колледж. Это твой выбор, я не могу проживать жизнь за тебя». Вы не угрожаете в буквальном смысле, вы объясняете границы, в которых ребенок может действовать. Так же, как если мы в центре города паркуемся в неположенном месте, мы прекрасно понимаем, какие могут быть последствия. Парковаться так или иначе — наш выбор.

Это работает с детьми любого возраста?

— Да, чем раньше вы начнете приучать детей к выбору в предложенных условиях, тем лучше. «Мы можем еще остаться на площадке, но тогда мы не успеем дома посмотреть мультики». И если пришли домой поздно, то действительно не смотрим мультики. Или: «Если ты не сможешь убраться в своей комнате до вечера, завтра я это сделаю сама. Но тогда я сама решу, какие игрушки остаются, а какие я выброшу. Их слишком много, ты не можешь содержать их в порядке». Но важно следовать своим словам, чтобы ребенок понял, что мы не пустословим.

Хорошая мама? Плохой вопрос!

Мы смотрим на других мам и задумываемся: хорошие ли мы родители. Разве это плохо?

— Вообще, «плохая мать», «хорошая», «нормальная» — это странные категории. Разве есть какие-то измерители? Какие такие качества должны быть у хорошей мамы, а какие у плохой? Плохая — это та, которая бьет, не кормит, которая ставит свои интересы далеко впереди интересов ребенка? Тогда это человек плохой, а не мать.

Для каждого ребенка его мама априори хорошая, потому что единственная. Я долго работала психологом в детском доме, и более влюбленных в своих родителей детей, чем там, сложно найти! Вот мама стоит возле забора пьяная, ругается матом, что ее не пускают, хочет увидеть «доченьку мою родную», к которой не приходила несколько месяцев. И девочка рвется к ней: «Мамочка моя дорогая, любимая! Пустите меня к маме!»

И что значит «мало сделала для ребенка», если каждый ребенок ждет от родителей разного? Для одного ребенка работающая мама — это пример для подражания. Ему нравится, что мама работает, самореализуется. А все потому, что мама кайфует от своей работы. Ребенок думает: «Я тоже хочу вырасти и работать в кайф».

Для другого ребенка вечно работающая мама — это катастрофа. Она приходит уставшая и говорит: «Отойди от меня. Видишь, у меня уже сил нет, какие еще уроки?». Ребенок вырастает с чувством, что много работать — это плохо. Но дело же не в работе или в ребенке, а в нас! Если у тебя плохая работа или начальник, что тебя заставляет там находиться? Безвыходная ситуация? Тогда меняй свое отношение, учись любить свое дело, искать в нем что-то, но не сбрасывай негатив на сына или дочь.

Даже одному и тому же ребенку в разном возрасте нужно от родителей разное и в разном объеме. Нельзя дать ребенку что-то насильно, от этого вы точно не станете хорошей матерью. Нужно отвечать на его потребности и учить ребенка о них говорить.

Кстати, объем нашей помощи и успехи ребенка не всегда связаны напрямую. Кто в школе берет золотые и серебряные медали? Обычно это не дети, у которых 20 репетиторов и состоятельные родители, а дети, у которых есть мотивация подняться, зарабатывать, самому что-то сделать в жизни.

Кстати, о школе. Там ведь до последнего класса оценки, баллы, сравнения. Да и после школы это не заканчивается: рейтинги, размеры зарплат, количество лайков в соцсетях и т.д. Как можно жить вне оценок и сравнений, если они повсюду?

— Нужно относиться к ним как к внешней системе, которой мы внутренне противопоставляем собственную оценку. Если родитель постоянно транслирует: «посмотри, что люди скажут», то он отдает первое место оценке общества. И может вырасти человек, который дома родителей матом кроет, а для всех остальных — милый и воспитанный.

Жить без давления бесконечных сравнений — можно. Это нам показывает опыт систем воспитания в других странах, где говорят: ты вот в этом хорош, а ты — в другом. Даже если ты прибежал предпоследним — ты старался, ты в принципе бежал, это уже супер!

Интересно, что в такой преуспевающей стране как Швейцария школы не приветствуют лидерство. В классе каждую неделю выбирается новый староста, чтобы каждый мог почувствовать себя в роли руководителя. По любому вопросу сразу же создается группа: «У нас проект, мы над ним вместе работаем» — говорят пятилетние дети. Не «я сделал что-то», а «это наша общая работа». Представляете, как это снимает напряжение? Ведь я не только успех, но и неудачу делю с людьми, которые меня поддерживают. Вот откуда эта вечная улыбка, отсутствие зажатости и уверенность в себе. Кстати, это великолепный подход и для семьи.

Наталья Барложецкая

Практикующий педагог-психолог, автор книг «Идеальные дети — неидеальные родители», «Советы опытной няни» и других, ведущая программ о воспитании «Супер-няня» (РЕН-ТВ), «Все, что Вы хотели знать, но боялись спросить» («Карусель»), «Семейные советы» (радио «Вера»), автор статей о воспитании в журналах «Домашний очаг», «Мама и малыш», преподаватель возрастной и педагогической психологии.

Но мы-то живем не в Швейцарии. Что нам делать, чтобы ребенок не зависел так сильно от внешних сравнений, чтобы имел адекватную самооценку?

— Самооценку и понимание образа «я» закладывают родители в возрасте примерно от трех до пяти лет, сообщая, в чем наши сильные стороны и поощряя тем самым их развитие.

Наша самооценка складывается из пяти основных слагаемых: внешность, характер, когнитивные способности, особые таланты и достижения. Найдите в каждом из этих слагаемых десять особенностей и сильных качеств своего ребенка и сообщайте ему о них.

Внешность — самое простое, но важное: густые волосы, выразительные глаза, тонкие запястья – ребенку важно услышать об этом извне. Наблюдайте за характером ребенка, за темпераментом, с которым он родился. Одна девочка от природы тихая, скромная, трепетная, а другая — вся огонь, бунт, энергия! И то, и другое может не совпасть с нашим ожиданием: родителям хотелось спокойную дочку, а у них – огонь. Или наоборот. Но не вешайте негативных ярлыков, ведь даже агрессия — всего лишь качество, и если ее направить, например, в спорт, она будет созидательной.

Когнитивные способности — это все, что связано с деятельностью нашего разума. Возьмем, например, воображение. У меня есть клиенты, для которых фантазировать — огромная проблема, а у другого ребенка это получается легко, прямо как в рассказе Носова «Фантазеры». Развитое воображение ребенка станет прекрасной основой для креативности.

Талант ребенка может проснуться в раннем детстве — танцы, пение, рисование, спорт. Другие таланты проявляются позже: например, лидерские качества, коммуникабельность, способность всех успокаивать и мирить. И конечно, ребенок не может быть одинаково талантлив во всем.

Достижения — это то, что ты уже умеешь делать. Ты можешь подпрыгнуть 20 раз на одном месте. Ты можешь себе сам бутерброд сделать. Замечайте это, подчеркивайте. Чем выше самостоятельность ребенка, тем больше его уверенность в себе.

Если вы займетесь изучением собственного ребенка и развитием его сильных сторон, вам уже не понадобится смотреть на соседку. Вы будете воспитывать его, ориентируясь не на внешние требования и сравнения с другими, а на его внутренние потребности и таланты. Попробуйте!

Иллюстрации Оксаны Романовой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться