Типы характеров можно рассматривать как дорожные знаки, подсказывающие, как правильно вести себя с теми, кто попал в беду. Особенно важным это может быть для людей помогающих профессий

Типы характеров можно рассматривать не как бессмысленные ярлыки, а как дорожные знаки, подсказывающие, как правильно вести себя с теми, кто попал в беду. Особенно важным это может быть для тех, кто работает с бездомными, заключенными, алкоголиками и наркоманами, людьми с ограниченными возможностями, пожилыми, мамами-отказницами…

Типология характеров

Х.Бидструп, карикатура «Темперамент». Изображение с сайта picssr.com

Черная желчь и другие

Что поделать — все мы разные. Но при этом похожи друг на друга. Аккуратисты и скандалисты, лентяи и слюнтяи, молчуны и болтуны – кого только нет среди нас! Психологи на протяжении веков пытаются разделить все многообразие человеческих характеров на группы.

Автором первой классификации традиционно считают Гиппократа, давшего определение различным типам темперамента: сангвиники, холерики, флегматики, меланхолики… Основанием для деления ему служили… жидкости, преобладающие в организме человека. Например, «меланхолия» в переводе с греческого это «черная желчь».

На что только ни опирались исследователи человеческой души впоследствии, чтобы поделить нас всех на группы! Как бы то ни было, с течением веков выкристаллизовались десятка полтора основных видов характеров, которые – с теми или иными вариациями – присутствуют во всех классификациях. Эпилептоид, шизоид, истерик, тревожно-мнительный…

Знак или ярлык?

Charles_Le_Brun-Grande_Commande-Les_Quatre_temperaments

Типы темперамента: сангвиник, холерик, меланхолик, флегматик. Статуи, украшающие дворец в Версале, рисунок 17 века. Изображение с сайта wikipedia.org

Зачем нам знать об этих типах? Зачем впадать в искус наклеивания ярлыков, а значит, вольного или невольного осуждения? Расставлять клейма на живых людей (чем грешат, к слову сказать, многие психологи) – безусловно, плохо. Но стремиться понять человека, а, возможно, обзавестись инструментом помощи – и хорошо, и полезно. Одна очень мудрая и немолодая женщина, сказала: «Если бы я раньше познакомилась с типологией характеров, в моей жизни было бы значительно меньше проблем». И в жизни окружающих, возможно, тоже.

Знание характерологических особенностей может стать не бессмысленным ярлыком, а дорожным знаком, подсказывающим, как правильно вести себя на пути. Особенно важным это может быть для людей помогающих профессий, для волонтеров, работающих, с бездомными, заключенными, алкоголиками, людьми с ограниченными возможностями, пожилыми, мамами-отказницами…Быть может, эти слезы ненастоящие, а с этой болезненной аккуратностью бороться бесполезно, и с этой постоянной тревогой надо смириться? Конечно, дать точный совет может только профессионал, но знания помогут задуматься и нередко – оставаться спокойным в ситуациях, где это сделать нелегко.

Кстати, знакомство с типологией характеров может вместо того, чтобы привести к осуждению («истеричка, что с нее взять!»), помочь именно его и избежать, поняв и приняв немощь другого или его уникальность. В чем разница?

Норма-норма-болезнь

Alletemp

Фрагмент лепного декора стены дома. Франкфурт — на — Майне, Германия. 20 век. Изображение с сайта wikipedia.org

Характер есть у всех. И каждый из нас обладает тем или иным «характерологическим радикалом» – то есть, набором черт, которые и позволяют отнести человека к той или иной группе.

Иногда определить, к какому типу человек относится, непросто, а то и невозможно — настолько «гладкий» у него характер. По мере приближения к святости, стяжания добродетелей, сглаживаются уникальные черты, обречены на неудачу любые попытки классификации.

Чаще черты характера сразу бросаются в глаза и делают общение с такой личностью очень непростым. Именно выраженность качества позволяет провести границу между уникальностью и немощью, нормой и патологией. Акцентуация – крайняя степень нормы. Автор термина Карл Леонгард считал, что акцентуированных среди нас – половина.

Если черты заострены еще сильнее, речь идет уже о болезни. Болезни характера прежде называли психопатиями, сейчас грубое и неприятное слово отменено и специалисты говорят о «личностных расстройствах».

Как болезнь отличить от здоровья? Есть три критерия, которые разработал в свое время профессор Ганнушкин. Во-первых, весь склад личности оказывается пронизан этими качествами, во-вторых, эти черты почти не меняются — ни с течением времени, ни в зависимости от ситуации, в-третьих, они уже мешают не просто общению, а адаптации человека в обществе.

Не претендуя на полную классификацию, перечислим некоторые типы характеров и личностных расстройств.

Стекло и дерево

Шизоид не шизофреник. Это – тип характера. Такой человек замкнут, нелюдим, стеснителен. По-настоящему хорошо ему лишь с самим собой. Он редко создает семью и, как правило, остается одиноким в старости.

Не стоит навязывать шизоиду общество, пытаться развеять его «уныние» веселыми праздниками и уж тем более пытаться разговорить и заставить плакать в вашу жилетку. То, что мы принимаем за уныние, – нормальное состояние шизоида, а веселиться в многолюдной толпе и уж тем паче изливать кому-то душу для него – мука мученическая. При всем при том, он – натура весьма чувствительная, хрупкая как стекло, когда речь идет о его собственных чувствах. Что до остальных, то здесь его трудно, почти невозможно тронуть, к их страданиям он остается глух, словно деревяшка и нельзя обижаться на это, так он устроен. Шизоид не заботится о внешности и бытовых удобствах. Его вполне может устроить жизнь на улице, вдали от назойливых людей.

Не только слезы

«Обойдемся без истерик!» — вот первое, что приходит на ум, если завести речь об истероидном радикале характера. Однако обладатели его не только бурно плачут. Они смеются, поют, рассказывают интересные истории, любят и мечтают… Все, что они делают, всегда бывает громко, ярко и, главное, напоказ. Спросишь: «Как дела?» Получишь в ответ либо звонкое «Фантастика!» либо сдавленное «Катастрофа…» Полутонов здесь не бывает. Истериков часто называют «театром одного актера». Впрочем, слово «истерик» вышло из употребления, и в современных справочниках вы найдете упоминание о «гистрионном» типе характера или личностном расстройстве. Работать с такими людьми, большинство из которых – женщины, непросто, пытаться их исправить, перевоспитать — бесполезно. В одной психологической статье, посвященной истерической психопатии я прочитала, что единственное, что может им помочь – это Церковь, исповедь, постепенное стяжание смирения. А так мучаются сами, мучают окружающих. Жалеть их трудно, но как без этого? Только лучше делать это так, чтобы сами истерики об этом не догадывались, проявляя в общении спокойную твердость. Если говорить о социальной работе, то больше всего шансов столкнуться с ними у тех, кто занимается реабилитацией алкоголиков или наркоманов.

Он не болен эпилепсией

Об эпилептоидах можно писать долго и навзрыд. В этом характере намешано столько, что многие исследователи делят его на несколько разных типов. Он властолюбив, «напряженно-авторитарен», мелочен, ревнив, болезненно аккуратен и педантичен, суеверен, упрям, подвержен вспышкам гнева… На мой взгляд, больше всего он похож на паровоз: мощный, крепкий, не способный свернуть с пути, не терпящий чужаков на своем маршруте, требующий порядка во всех своих внутренних деталях, приходящий точно по расписанию, способный взорваться, не выпустив пар. Заболев и став (пусть на время) беспомощным, он испытывает ужасные моральные муки. Ведь среди эпилептоидов немало начальников (как ни прискорбно для их подчиненных) – трудоголиков, перфекционистов, для которых безделье смерти подобно. А вот в старости многие черты характера этих людей сглаживаются, и они уже не так подавляют собой окружающих, ограничиваясь брюзжанием на «нонешние нравы» и молодежь.

Подозрительный тип

Параноик не синоним слова «шизофреник». Паранойяльный радикал характера, так же, как и любой другой – просто особенность личности. Основные ее черты – упорство, целеустремленность, уверенность в себе. Другое дело, когда подозрительность, присущая ему, станет всеобъемлющей, когда в каждом встреченном – ближнем или дальнем – видится враг и предатель. Тогда речь уже идет о параноидном расстройстве личности. Иметь дело с таким человеком, ухаживать за ним, стараться каким-то образом помочь – весьма непросто, а порой и невозможно. Даже памперс поменять тому, кто в каждом видит злодея – миссия почти невыполнимая.

Нет — нормам

«Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества», — считал один революционно настроенный классик. Люди с диссоциальным расстройством личности с ним не согласились бы – и не только потому, что его идеи сегодня не слишком популярны. Эти люди не желают (не могут) иметь ничего общего с установленными обществом правилами и нормами. Работа, семья, дружба, правила приличия – все это не для них. Наказания они приемлют с тем же отвращением, что и весь остальной мир и, что самое главное, не выносят из них никакого урока. Само собой, больше всего таких людей – среди заключенных.

Отнюдь не лень

Тех, кто подвержен пассивно-агрессивному личностному расстройству, часто считают просто лодырями. Но это не совсем так. Им, как и описанным выше социопатам, свойственно презрение к социальным нормам, только выражают они ее несколько более пассивно. Они вечно опаздывают, тянут время, не сдают работу в срок, все откладывают на потом, не обращают ни малейшего внимания на требования и критику начальства. Заставить их сделать что-то помимо их воли – очень сложно. Если слишком настаивать, агрессия может перестать быть пассивной. Понятно, что они нередко принадлежат к категории малообеспеченных граждан, нуждающихся в материальной помощи и всяческой поддержке.

Покой им только снится

Люди тревожно-мнительного типа боятся всего на свете: медицинских обследований, полетов на самолете, поездок в метро, вечерних прогулок, экзаменов, биодобавок, нелегальных мигрантов… Если в данный момент их жизни и спокойствию ничто не угрожает, живущая в таком человеке тревога, подобно спруту, выпустит щупальце и найдет к чему присосаться. Они постоянно сомневаются в себе и поэтому часто не способны к быстрым и решительным действиям. Такой человек, как замечает известный психотерапевт М.Бурно, «не предложит вовремя помощь знакомой женщине с тяжелой сумкой, не спохватится сказать вовремя доброе слово нуждающемуся в нем – с последующим внутренним раскаянием. И тут ему также ничего не остается, как заранее дрессировать в себе готовность действовать, дабы не мучиться потом угрызениями совести».